Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Капкан
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Трудности выживания
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Страшные истории для рассказа в темноте
Триллер, Ужасы
Купить билет
Падение ангела
Боевик
Купить билет
Бык
Драма
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Дора и Затерянный город
Приключение, Комедия, Детский
Купить билет
Синяя бездна 2
Приключение, Ужасы, Драма
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Капитан Марвел
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет

Эмир Кустурица, певец затонувшей Югославии 

Фото: Украина.ру
родился в столице Боснии, Сараево, «Европейском Иерусалиме», городе многих народов и трех основных конфессий — ислама, католичества и православия. Крутые подъемы улочек, крутые нравы местных горожан. Город делился на этнические районы — не строго, но все-таки ощутимо, и характер Эмира с детства закалялся в многочисленных перипетиях цыганского района. Хотя семья у него была сербско-боснийская (формально — мусульманская, но не религиозная), а цыганские корни отца — скорее всего, семейная легенда.
Впрочем, веселого и светлого в жизни улиц Сараево было больше, чем мрачного и опасного, — городские легенды рождались прямо на глазах юного наблюдателя за жизнью. Наблюдать без ненависти и осуждения, уважать чужое и непонятное — этому научился Эмир с детства и сохранил до нынешних дней.
Семья многое определила в судьбе Эмира Кустурицы. Отец был чиновником Министерства информации Союзной республики Босния и Герцеговина. Он нашел отражение в получившей «Золотую пальмовую ветвь» картине «Папа в командировке» (1985): такой же любитель политических дебатов и застолий, вечно исчезающий «по делам» (или по любовницам) и возвращающийся, неся на крепких плечах жизнь, мысль и праздник.
Отца звали Мурат, он любил выпить, но пьянство это не было каким-то горьким или безнадежным, а скорее постоянным спутником веселого общения и интеллигентской маяты, знакомой людям всего соцлагеря. Кустурица до сих пор не без гордости называет своего отца коммунистом, и всему «левому» в своем характере — Че Геваре, дружбой с , симпатией к СССР — он обязан отцу.
В самом своем первом фильме, короткометражке «Часть правды», о молодом человеке, который просыпается в комнате с видом на мечеть, католический храм и под звон колоколов православного собора, врывающимся в окна, молодой Кустурица дает исчерпывающую метафору своей жизни. Его герой бесцельно бродит по улицам города, он потерян и не знает, чего хочет, а затем влюбляется в балерину — образ прекрасного, вечного искусства.
С этим фильмом, получившим первый приз на фестивале любительского кино в Зенице, Эмир поступил в Пражскую Академию исполнительских искусств (FAMU), в которой учился . Но сам фильм Кустурице удалось снять только благодаря поддержке семьи: на отложенные на черный день деньги мама купила камеру и осветительные приборы, а отец познакомил со своим другом, режиссером Хайрудином Крвавацем.
Именно Крвавац вдохновил Эмира, когда всерьез воспринял полубредовые идеи сценария молодого человека, и пригласил его в свою картину «Вальтер защищает Сараево» на эпизодическую роль, ставшую боевым крещением Кустурицы-актера и послужившую толчком к его дальнейшим фильмам о простых, «маленьких» жителях Югославии. Кустурица вспоминал, что именно Чехов с его ироническими гимнами повседневности помог режиссёру понять, что под окнами его квартиры на улице Като Говорусеч, в его излюбленном кафе «Сеталист», на набережных, площадях и скверах Сараево ежесекундно происходят тысячи мелких событий грандиозной эпической картины под названием Жизнь.
Эмир Кустурица вернулся в Сараево из Праги в середине 1970-х с призом от фестиваля студенческого кино в Карловых Варах за его дипломную короткометражку «Гернику» (1978). Картина о еврейской семье в Германии 1930-х продолжала тему столкновения экзистенциального ужаса и искусства, начатую в первой работе Кустурицы. В это время умирает любимый писатель Эмира, Иво Андрич, единственный лауреат Нобелевской премии по литературе с Балкан и «самый выдающийся югославский художник-реалист». Его память благодарный читатель-режиссер увековечил, открыв в 2000-х в Вышеграде (Республика Сербская, Босния и Герцеговина) огромный город-музей «Андричград» с кинозалом и квартирой-музеем писателя.
Не в последнюю очередь любовь Кустурицы к Андричу объясняется и подчеркнутой «югославскостью» писателя. Андрич был сербом, до конца жизни прожившим в Боснии и принявшим католичество, то есть трещина мира держалась силой сердца одного человека. Сам Кустурица до сих пор называет себя югославом — своеобразное имперское начало фантомной болью не отпускает художника, не способного привыкнуть к разобщению, разделению, вражде, пришедшей на его землю и выгнавшей его с родной земли. И главной героиней всех его фильмов является давно погибшая в пожарищах войны Югославия.
Но до трагедии Балканских войн еще без малого двадцать лет мирно текли благословенные 1970-е, последние годы диктатора Иосипа Броза Тито, разорвавшего связи Югославии с СССР и заслужившего ненависть отца Эмира Кустурицы тем, что подвергал репрессиям , не желавших менять свои убеждения в духе борьбы со сталинизмом и симпатий к русским.
Творческая жизнь вчерашнего хулигана с улицы, получавшего билеты на киносеансы за перегрузку тонн угля для кинотеатра, началась очень динамично и остро. Проба Кустурицы в качестве режиссёра — телефильм «Невесты приходят» — был запрещен к показу. Тема бытового насилия и положения женщины в боснийской глубинке не приветствовалась в социалистической Югославии. Кустурица сам немного ошалел от своей бесстрашности и долго считал этот фильм самым смелым своим поступком.
А вот другой его режиссёрский телепроект — полнометражный фильм «Кафе „Титаник“ по роману Иво Андрича — благополучно вышел на голубые экраны в 1979-м. Название преисполнено многоуровневой символики: один из главных героев фильма, сараевский еврей Менто, подкаблучник и владелец кафе „Титаник“, мнит себя капитаном знаменитого лайнера. Но наступает 1941 год, гитлеровская армия занимает Югославию, и „тонет“ не только кафе, но и весь привычный мир…
1981 год, полнометражный кинодебют режиссёра „Помнишь ли ты, Долли Белл“ — история юности и взросления самого Кустурицы. Это своеобразный гимн жаркой балканской оттепели 1960-х, когда в Югославии появляются рок-н-ролл, жевательные резинки и джинсы, и молодой человек параллельно с занятиями в музыкальном хоре и спорами с отцом о коммунизме пытается покорить красавицу-проститутку Долли Белл. Фильм получил награду как лучший дебют и награду от международного сообщества кинокритиков на фестивале в Венеции. Это был первый фильм на боснийском диалекте сербо-хорватского языка.
1985 год, фильма „Папа в командировке“. Снова взрослый мир глазами ребенка, снова отражение большой политики на частной семейной жизни. Картина получает „Золотую пальмовую ветвь“ в Каннах. „Если бы я знал, что мне дадут награду, чтобы объявить картину антикоммунистической, я бы отказался от награды“, — признается Эмир спустя десятилетия. Режиссеру неприятно, что его картину рассматривали как полено в костер, в котором сгорело единство Югославии.
Следующую картину — „Время цыган“ (1988) — многие считают абсолютным шедевром Кустурицы. Почти трехчасовая лента о жизни цыганского паренька Перхана превратилась в фантасмогорический эпос, пронзительный и завораживающий. Это был звездный час и для , создавшего потрясающий саундтрек к фильму, благодаря которому цыганская и балканская музыка приобрели новое мировое звучание. Один богатый француз, выходец из Боснии, после просмотра „Времени цыган“ изъявил желание спонсировать следующую картину Кустурицы, предоставив ему полный карт-бланш. Это впоследствии сильно пригодится режиссеру, когда он будет работать над „Андеграундом“.
После успеха предыдущих картин Милош Форман пригласил Эмира читать лекции в Колумбийском университете. Один из студентов принёс режиссёру сценарий, из которого потом вырос фильм „Аризонская мечта“ (1993). Это был первый англоязычный проект Кустурицы, в котором снялись такие звёзды, как  и Фэй Данауэй. Однако американская публика не оценила историю о разрушенных мечтах, и фильм провалился в прокате. После этого режиссёр сказал, что больше не хочет работать в Голливуде.
Съёмки картины тяжело дались режиссёру, ведь в 1992 году началась Боснийская война, а интернационализм Кустурицы, сына непрактикующего мусульманина и потомка православных сербов, был воспринят в штыки в ставшем в одночасье мусульманским Сараеве. Дом режиссера сожгли после его громкого письма, призывавшего к миру и к сочувствию к беженцам-сербам. Для Кустурицы такое изгнание стало неизгладимой раной, вместе с гибелью его дома, старых фотографий и вещей для него словно погибло его прошлое. Он с семьёй переезжает в Черногорию, а вскоре на небольшой гонорар от „Аризонской мечты“ покупает дом в Нормандии.
Однако сердце и разум режиссера не могли не отреагировать на чудовищную трагедию Балкан: его картина „Андеграунд“ (1995) стала арт-манифестом художника, универсальной притчей о пропаганде, в цепких лапах которой пребывает народ на всем постсоциалистическом пространстве.
В „Андеграунде“ появляется явственная ассоциация между Югославией и затонувшей Антлантидой: в последних кадрах фильма все его герои уплывают по волнам Дуная на островке в форме Боснии.
Картина принесла ему вторую „Золотую пальмовую ветвь“, что случается крайне редко в творчестве современных режиссеров.
Однако неоднозначный прием картины у критики и публики, а также осознание невозможности говорить о реальной трагедии языком символического искусства привели Кустурицу к депрессии, идеям бросить кинематограф и занятиям музыкой — он путешествует с „Оркестром некурящих“ по всему миру с яркими и бурлескными шоу.
Отныне трагикомедия — излюбленный жанр Кустурицы. Самым ярким и успешным в череде откровенно карнавальных картин Кустурицы стал первый фильм этого настроения — „Черная кошка, белый кот“ (1998). Цыганская тема теперь подана в новом, ярком и если и не положительном, то каком-то светлом, жизнеутверждающем виде.
Но спустя годы Кустурица снова вернулся к теме Балканской войны. В 2004-м он снимает фильм „Жизнь как чудо“, главный герой которого, Лука, мечтает построить тоннель между Сербией и Боснией, а вместо этого оказывается в армии…
Что интересно, специально к съёмкам этого фильма Кустурица построил в Сербии, неподалёку от границы с Боснией, посёлок Дрвенград. По словам режиссёра, после потери родного города он хотел создать свою деревню.
Дрвенград до сих пор существует как туристический объект.
А в 2016-м Кустурица в качестве режиссёра и исполнителя главной мужской роли снимает картину , историю любви сельского чудака Косты (сам Эмир) и красавицы-итальянки (), которая происходит в период боснийской войны. Фильм был одним из претендентов на «Золотого льва» на Венецианском фестивале в 2016 году.
В 2018-м Кустурица сыграл эпизодическую роль в российско-сербской картине «Балканский рубеж», в основе которой — реальные события 1999 года, а именно 600-километровый марш-бросок российского миротворческого батальона из Боснии на аэродром Слатина в Косово, а также операция по захвату плацдарма группой спецназа. Московская премьера фильма намечена на конец марта 2019 года.
Эмир Кустурица много лет является пропагандистом сербско-российской дружбы и благодарен России за признание статуса Косово как части Сербии. Кстати, в упомянутом Андричграде Кустурица создал музей разрушенных косовскими албанцами православных храмов. Поэтому неудивительно, что режиссёр поддержал возвращение Крыма в Россию и лозунг «Косово — это Сербия, а Крым — это Россия». Эмир Кустурица неоднократно бывал в Крыму с выступлениями после 2014 года, за что внесён в базу украинского сайта «Миротворец», на Украине ему запрещён въезд и все фильмы с его участием.
Ныне 64-летний режиссёр полон творческих планов: на территории России он собирается экранизировать «Героя нашего времени» Лермонтова, а в Китае снять фильм по мотивам двух романов Достоевского — «Идиот» и «Преступление и наказание». Причём в последнем старушка может поменяться с жертвой местами, на что Кустурицу вдохновил случай в Белграде в сентябре минувшего года: тогда 70-летняя пенсионерка Стоянка Стоянович убила двумя выстрелами застройщика Зорана Трифуновича, который угрожал семье женщины и требовал выселения, претендуя на земельный участок. Жизнь иногда действительно как чудо, и не только в фильмах Кустурицы.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео