Ещё
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Нуреев. Белый ворон
Биография, Драма
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Букашки 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
На Париж
Исторический, Комедия, Военный
Купить билет
Варавва
Биография, Исторический, Драма
Купить билет
Коридор бессмертия
Драма, Военный
Купить билет

Гоша Куценко: «Я не играл кавказца» 

Фото: «Это Кавказ»
21 марта состоится премьера российско-сербского фильма «Балканский рубеж». Военная драма режиссера Андрея Волгина повествует о реальных событиях 20-летней давности, произошедших в ходе Косовской войны: российские десантники совершили марш-бросок из Боснии в Косово и взяли под контроль международный аэропорт Слатина. Первыми в аэропорт проникли 18 спецназовцев во главе с майором ГРУ Юнус-Беком Евкуровым. За эту операцию будущий глава Ингушетии получил звание Героя России. Подробности спецоперации до сих пор засекречены, и фильм снят «по мотивам», а имена героев изменены.
Одного из центральных персонажей, чьим прообразом стал Юнус-Бек Евкуров, сыграл актер Гоша Куценко. Он же выступил генеральным продюсером картины, которую считает самой важной в своей карьере.
— Ваш герой — Бек Етхоев, но всем понятно, о ком речь. Наличие живого прототипа не мешало вам в работе над ролью?
— Наоборот, помогало. Я не искал портретного сходства, а с Юнус-Беком мы общались, и он многое нам подсказал. У нас было своеобразное общение: мы рассказывали ему больше, чем он нам. Он слушал и говорил: да, это могло быть, это возможно, а вот здесь вы фантазируете. Прямого рассказа с его стороны не было. Когда мы ему сейчас показывали отснятый материал, он говорил: да, вот с этим вы угадали, у меня был такой телефонный разговор. Я спрашиваю: «А почему ж вы нам об этом не рассказали?» — «Да я много чего не рассказывал». То есть он не связывал нам руки буквальной историей, и в то же время он помог сделать из этого кино. Тонкий момент и очень правильный. Я думаю, он мудро поступил. Мы даже смеялись по этому поводу. Когда принесли материал, и Юнус-Бек говорит: «Надеюсь, ты усы не отращивал, не приклеивал?» Нет, я играл, конечно, характер. Насколько я знаком с Юнус-Беком Евкуровым, у него характер стального человека. Умного, стального, мужественного.
— То есть никаких советов он вам не давал?
— Вы знаете, я общался с ним, наблюдал. Советы давали его друзья, которых он нам рекомендовал. У нас был куратор картины, офицер, прошедший через эти события, вот он нам давал советы. А Юнус-Бек — человек занятой, он нам говорил, чего не надо делать, но прямых указаний: «Ребята, это было вот так, запишите» — мы от него не получали. Это секретная операция, и он не имел права нам ее пересказывать. Мы знали, что она была, и все. Остальное мы фантазировали, а он нам подсказывал: могло быть такое или нет. Но когда он говорил «могло», он не рассказывал, как это было и как надо это снимать. Это было бы нарушением наших правил игры. Знаете, это как едешь с водителем. Он говорит: назовите адрес. А вы отвечаете: вы езжайте, а я вам приблизительно дорогу укажу и сойду там, где мне надо. Он вел себя как разведчик. Он нас разведывал. Он своеобразный человек, со своей школой, с особым мышлением, он отличается от нас всех. Это мы с вами можем сесть: ой, а расскажите мне все откровенно, — и я вам все откровенно расскажу. Это другого рода люди. А так мы сохранили весь ход событий, их развитие, и я вам скажу, что со многими вещами, как потом выяснилось, мы угадали. Мы угадали, как наши вошли на аэродром, как его удерживали, как ждали колонну и как колонна остановилась, а потом пошла. И кто принял решение продолжать. Потому что эта картина действительно о рубеже.
Это был рубеж в первую очередь в политике России. Маленькая локальная акция, которая могла перерасти в серьезные события. Но я думаю, природа ее была не раскол, а зарождение абсолютно новой власти тогда в Москве. Это был момент противостояния лояльной политике, которая велась по отношению к западу, это был разворот самолета Примакова над океаном. «Разворот», кстати, — это второе, рабочее название картины. То, как мы живем в наши времена… Нравится это кому-то или не нравится, но те события — они предшествовали этому развороту, все пошло по-другому. Вот такой тонкий момент в истории нашей страны, и мы его уловили, поймали.
— Вы сказали, что наблюдали Евкурова. Наверное, чтобы передать кавказский характер?
— Нет, я не играл кавказца, не играл с акцентом. Я просто наблюдал за его манерой держаться. Летал в Ингушетию, приезжал к нему в гости, видел его в быту, видел, как он общается с друзьями, как ездит за рулем автомобиля, как говорит, как принимает решения. Это актерский труд — труд наблюдения. Иногда не нужно объяснять. Нас учили этому: мы просто наблюдаем за человеком. Это не момент пародии, пародия — это комедийное наблюдение, а в нашем случае было актерское драматическое наблюдение: как он думает, как он формирует мысль, какая она у него — спокойная или атакующая. У него чувство юмора потрясающее, и мы старались, чтобы персонаж тоже получился человеком непростым.
— Сложность героя иногда обусловлена внутренним конфликтом. Допустим, ваш герой, мусульманин, должен сражаться на сербской стороне против албанцев-мусульман…
— Эту тему мы не поднимали. Мы интересовались у Юнус-Бека, но она была для него неактуальна. Он советский человек, а в СССР все было иначе. Он сказал нам такую присказку: «С нами Аллах и два парашюта», и вы знаете, ее повторяли и его православные друзья. Религиозное разделение, которое мы наблюдаем сейчас, выросло в последние годы, набрало силу, получило какие-то смыслы, но эти люди родом из СССР, как и я. Поэтому я невоцерквленный человек. Да, безусловно, эта тема присутствует в картине, и с учетом тех событий, которые сейчас происходят в мире, она там звучит достаточно резко, но мы, киношники, — адекватные люди, у нас звучат примирительные ноты, и наш татарин совершает намаз вместе с парнем из Косово. Но на этой теме мы не играли. Наше кино не об этом, мы такие вещи не смакуем, мне кажется, в них не много энергии. Это энергия канала YouTube, и я не знаю, кому это интересно. Для человека, который идет в бой, главный бог — это его друг, на которого можно положиться. И родина, за которую он готов отдать жизнь. В моменты опасности и отчаяния все собираются вместе, в один кулак.
— Чего ждать зрителю? Судя по трейлеру, это кино патриотическое. Или все же будут элементы «Крепкого орешка»?
— Конечно, есть там доля патриотики. Почему бы нет? Это вообще история российская, история нашего спецподразделения, конечно, мы рассказываем историю нашей родины. Жанр — военное кино. А «Крепкий орешек» — это развлекательное кино. Это разные жанры. Да, и там и там стреляют, но стреляют по-разному, в разных людей и по разной причине. Здесь рассказана реальная история, а «Крепкий орешек» — это история, которую написали «из головы» сценаристы в Голливуде. Наш фильм снят по реальным событиям, таким, как бомбардировка Белграда, и можно назвать его историческим. Вооруженные силы НАТО без санкции ООН бомбили мирные города. История об этом умалчивает, но правда ищет свою дорогу. Мне хочется, чтобы мир увидел, как это было, и почувствовал свою причастность к этим процессам. Может быть, кому-то из западных журналистов придет в голову задаться вопросом, кто и за какие поступки должен отвечать.
— Список ваших ролей в кинофильмах перевалил за сотню. Какая картина — самая дорогая вашему сердцу?
— Сейчас самая дорогая — это «Балканский рубеж». Потому что я продюсер этой картины и сыграл одну из центральных ролей. Но отношение это — не просто как у участника процесса. Это, пожалуй, самая крупная моя продюсерская работа в кино.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео