Ещё
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Нуреев. Белый ворон
Биография, Драма
Купить билет
После
Мелодрама
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Букашки 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
На Париж
Исторический, Комедия, Военный
Купить билет
Варавва
Биография, Исторический, Драма
Купить билет

Антон Бильжо: «Я отношусь к современной молодежи с почтением» 

Фото: Ревизор.ru
Антон Бильжо рассказывает о том, как рождался фильм, о своих героях, которым не справиться с пограничным состоянием раздвоения в любви-ненависти, несмотря на знания, полученные в мединституте, и, конечно, об амбивалентности.
Антон, ваш фильм «Амбивалентность» о двух студентах мединститута, будущих психиатрах. Но именно они, казалось бы, живущие внутри профессии, теряют разум. Можно пошучу? Вы считаете, что в психиатрии нет случайных людей?
Мне кажется, не только в психиатрии, но и вообще случайных людей нет. Сохранять разум в целом, похоже, удается единицам. Просто многие сумели адаптироваться — чтобы не слишком выделяться. У психиатров предмет исследования: психические расстройства. Тут неминуемо, особенно в начале профессиональной карьеры, заглянешь в себя через призму методологии медицины. Психиатры должны разбираться в том, что происходит в душе, не только личностно, но и профессионально. Поэтому конфликт знания и чувства тут ярче. И то, что у героев не всегда получается справиться с собственным состоянием, конечно, ни в коем случае не приговор психиатрии. Это частный случай большого кризиса — когда накоплено много знаний, но жизнь от этого не становится понятней. Фото: «ПРОВзгляд»
Вы — представитель молодого поколения, вам должно быть близко то, о чем вы снимаете, тем более, что ваш отец Андрей Бильжо — не только известный карикатурист, но и по первой профессии — психиатр. Консультировались с ним?
Да, первым делом я показал сценарий папе, который как раз высказался против такой упрощенный трактовки, что, мол, все психиатры тю-тю. Я думаю, история тут шире, она как раз о том, где границы нормы, как нам всем общаться и понимать друга друга сегодня, когда все такие разные и каждый живет в своей системе координат. Еще недавно у нас были нормы поведения, сегодня их нет и даже внешне отличить душевно больного от, например, модного дизайнера уже невозможно. Все предоставлены сами себе и решают сами, на каком языке общаться с внешним миром. Но это не снимает вопрос необходимости взаимопонимания, наоборот.
Авторы сценария «Амбивалентности» Сергей Тарамаев и Любовь Львова — известные по сценарию картины «Зимний путь», нашумевшей на кинофестивале «Окно в Европу». Неужели вы не внесли свою лепту в сценарный замысел? Сценаристы реализовали вашу идею или вы взяли готовый материал?
Провокационный вопрос. Я думаю, это был симбиоз и синтез. Я впервые снимал по чужому сценарию. Нужно было быстро запрыгнуть в материал других авторов и найти в нем свою тему. Мне всегда нравились нерешительные герои, как бы застрявшие в рефлексии, не совсем осознающие, что с ними происходят, находящиеся на грани между решениями, на границе между мирами. Именно таков Стас. Мне также очень близок образ женщины, погруженной в мечты, такой, как Катерина Сергеевна. Ну, и в Петре я увидел экзистенциального экспериментатора, человека, готового в любой момент расстаться с жизнью. Тоже образ как-то связанный с моим двадцатилетием, с теми разговорами, которые я вел тогда с друзьями. В общем, я смог в каждом герое разглядеть что-то свое и, наверно, через это «присвоил» себе материал. Чем вас взволновала эта история?
Я увидел в ней большую энергию, которая рождается из взаимодействия двух позиций. Один герой, Стас, наблюдает за жизнью. Другой, Петр, активно участвует в ней. Лично я никогда не мог определить для себя меру участия в жизни. Поэтому мне захотелось, чтобы эти герои поговорили, как если бы поговорили две части меня самого. Фото: «ПРОВзгляд»
В главных ролях Петра и Стаса снимались молодые актеры Данил Стеклов (внук актера Владимира Стеклова) и Егор Морозов. В фильмографии этих артистов немало заметных ролей. Данил Стеклов в фильме "Жги!" Кирилла Плетнева создал образ беспринципного охранника-маньяка, в «Подбросах» Ивана Твердовского выступил в роли нечистого на руку лейтенанта ДПС. Егор Морозов свои главные, знаковые роли сыграл в спектаклях, был дважды номинирован на премию «Золотая маска»: в 2014 году за «Норманск» (номинация «Эксперимент») и в этом году за спектакль «Мельников. Документальная опера» ("Эксперимент года"). Как проходил ваш кастинг?
Мне очень нравится актерский состав этой истории, и я вижу в этом не столько свою заслугу, сколько долю везения и большую работу замечательного кастинг-директора Ксении Марчук. С момента, когда я прочитал сценарий, мне сразу показалось, что Петя — это роль для Данилы Стеклова, которого я видел в фильме "Близкие" и который поразил меня своей органикой. С одной стороны, он как бы отрицательный персонаж, резкий и жесткий. С другой — абсолютно чистый, сердечный и трогательный. Даня много импровизировал на площадке, создавая образ Петра, придумывая диалоги и реплики, которые не могли быть написаны. Я также счастлив, что нашел Егора Морозова, который сыграл Стаса, очень сложного персонажа, с массой невероятных глубоких превращений. Мне кажется, Егор сделал филигранную работу. Он проводит зрителя по глухим и далеким закоулкам психики, делает это достоверно и тонко. Не знаю, кто смог бы такое повторить. Наконец, я в полном восторге от Ольги Цирсен, которая, мне кажется, заткнула за пояс всех — настолько она была самоотверженна, предана работе, восприимчива к замечаниям, настолько органична во всем, что она делала. Фото: «ПРОВзгляд»
Героев «Амбивалентности» погубила любовь, ревность и зависть, спрессованные в треугольник, когда между двумя друзьями стоит женщина, но для одного она — страстная любовница, для другого — мама (Ольга Цирсен). Трагический финал при таком раскладе неминуем?
Я думаю, вопрос во взаимном понимании. Если бы герои смогли «абстрагироваться» от собственных проблем и посмотреть на ближнего с эмпатией, то есть поставить себя на его место, все можно было бы решить, что называется, цивилизованно. Но, увы, случилось так, что на чувства не удалось набросить узду. Никто из героев не смог и не захотел остановить себя.
Вы, наверняка, смотрели фильмы «Пианистка», «Чтец», «Скандальный дневник», «Любовь по правилам и без», «Тайное влечение» (я могу перечислить еще с десяток картин, где юноши влюбляются в зрелых женщин и наоборот). И всегда такая любовь разрушительна. Кого из пострадавших вам жаль и жаль ли? Вообще и, в частности, в вашей картине?
Вообще, мне жаль всех. Но больше всего, почему-то, Катерину Сергеевну. Кажется, она жертва в этой истории. В том числе, жертва разборок двух мужчин с самими собой. Кстати, действительно, обидно, что любовь к зрелой женщине во многих фильмах показывается, как разрушительная. А с другой стороны, фильмов про счастливую любовь вообще не так много. Фото: «ПРОВзгляд»
Роковая эволюция персонажей служит подтверждением чего? Распущенности? Безумия? Любви-ненависти? Или чего-то еще?
Непонимания себя и внутренней сырости. На протяжении всего фильма Стас хочет поговорить с Петей, но в результате разговора так и не выходит. Я все-таки надеюсь, что, если бы они нашли слова, ситуация бы разрешилась.
Названием фильма вы все объяснили. Амбивалентность — это двойственность отношения к чему-либо, или есть еще какие-то скрытые смыслы?
Это и есть скрытый смысл. Рабочее название проекта «Люблю тебя ненавидеть». Однако в процессе работы с нашим консультантом Артемом Слюсаревым, профессиональным психиатром, выяснилось, что в психиатрии, есть такое понятие — «амбивалентность». Под ним подразумевается существование в один момент в сознании человека двух полярных идей, эмоций, желаний. Введено оно было в начале 1900-х годов психиатром из Франции Блейлером, о чем тоже говорится в фильме. Блейлер считал амбивалентность одним из главных симптомов шизофрении. Вот, с легкой руки Артема, а также французского психиатра Блейлера, это слово, которое часто упоминается в фильме, и стало его названием.
Вы согласны, что любовь, какой вы ее показываете — всего лишь детонатор, который взрывает характеры? Да и была ли любовь?
Это сложнейший вопрос. Мне кажется, любовь не плотное и плоское, чем можно накрыться, как крышкой. Она неуловима и ликвидна. Человек, который любит, вообще не всегда себе отдает в этом отчет. Иногда даже сопротивляется. А иногда она возникает против воли, из какого-нибудь сора. Так что, на мой взгляд, любовь все-таки была. Или, по крайней мере, могла бы быть. Фото: «ПРОВзгляд»
Свою первую картину о любви "Рыба-мечта" вы называли «сказкой для взрослых». Тихий интеллигент, неудачник влюбляется в красавицу-русалку (или девушку-рыбу). Это фильм о мечте, которая может стать явью. В «Амбивалентности» «стрела Амура» убивает страсть, любовь, дружбу, семью или все-таки мечту?
Боюсь, что в моем конкретно случае она решает вопрос между наблюдающим и участвующим. Причем, к сожалению, им не удалось договориться.
Недавно я узнала, что вы один из создателей платформы IWantFilm, то есть вы одержимы не только своим творчеством, но и заботитесь о других ваших коллегах, помогая им реализоваться. Расскажите, пожалуйста, об этом.
Спасибо за ваш интерес! Действительно, это большой кусок жизни и затрачено на платформу довольно много сил. Несколько лет назад мы придумали ее с режиссером Евгением Похисом. Потом к нам присоединились диджитал-продюсер Иван Соборов и программист Андрей Литвинов. Мы, насколько я понимаю, довольно романтичные товарищи, которые за несколько лет, все-таки сдвинули проект с места на чистом энтузиазме (хотя и прикрытом надеждой когда-нибудь на этом заработать). Идея была в том, чтобы создать некое цифровое пространство, в котором возможна была бы навигация между автором, создающим историю, и продюсером, ищущим ее. То есть мы хотели решить этот вопрос для себя, ну, и для таких, как мы. Некоторые вещи получились, например, несколько проектов воплощено, несколько сценаристов трудоустроено. Но это не самоцель, мы пытаемся, найти какие-то новые схемы взаимодействия. У нас есть также творческие импульсы внутри системы. Это тоже интересный момент — привлечение цифровых технологий для того, чтобы между людьми, объединенными профессией, возник диалог. Фото: «ПРОВзгляд»
Ну и вопрос, без которого не может закончиться «классическое» интервью. У каждого режиссера, распрощавшегося со своим очередным кинодетищем, зреет новая идея. Что скажете?
Я работаю над двумя одинаково дорогими мне проектами. Одну историю сочиняю с Хельгой Ландауэр, которая была автором сценария фильма «Хрусталь», очень мне понравившегося. Это сказка, причем связана она с самым известным нашим балетом — «Лебединое озеро». Я с большим волнением взялся за этот материал, такой архетипичный и важный. Но в данном случае, история будет современной. Делать мы ее будем с той же командой, Асей Темниковой и Ольгой Цирсен. Другой проект — «Невидимый мой» — про физика, который попал в черную дыру в результате аварии на ускорителе. У него осталась жена и двое детей. Жена продолжает получать от мужа сигналы. Такая история про необходимость личной веры в эпоху социальной напряженности. Ну, и некоторая ностальгия по советскому прошлому, когда нормы были определены и заданы. И все, если не видели свет в конце тоннеля, то как бы знали, где он находится.
Антон, насколько типична эта история для современной молодежи? Рефлексия — это диагноз?
Надеюсь, все-таки — нет. Я вообще отношусь к современной молодежи с почтением. Они невероятно серьезные. И рефлексия — не всегда плохо. Иногда даже хорошо. Но надо периодически из нее выныривать, конечно. И вспоминать про окружающих. Тоже рефлексирующих.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео