Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Оператор Геннадий Карюк рассказал о работе с Георгием Данелией

Режиссер скончался 4 апреля от остановки сердца. О сотрудничестве с ним «ВМ» рассказал оператор . Вместе Данелия и Карюк сняли фильмы «Фортуна» и «Орел и решка».

Оператор Геннадий Карюк рассказал о работе с Георгием Данелией
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

— Очень жаль Георгия Николаевича. Не так давно мы с ним общались, он мне характеристику писал, и вот такое... Работать с ним было легко. Был у него свой метод. Вот сидим мы, все отрепетировали, но не снимаем. А он ходит-ходит и вдруг как закричит «Мотор!» И мы тут же бросаемся по своим местам. Как солдаты по тревоге.

Видео дня

Помню, в тундру ездили на выбор натуры. Нам дали на неделю вертолет. Находили места, где снимать картину «Орел или решка». Потом мы выбрали место, где была узкоколейка — по сценарию, там должен был идти паровоз с одним вагоном. Панораму нужно было снять, а почва очень зыбкая, с трудом тяжелую камеру установили. Я проверил, понял, что нужно делать все очень плавно, иначе камера дрогнет и все переснимать нужно будет, а это сложно. Георгий Данелия очень любил хохмить. Начинаем мы снимать. А ему, видимо, было скучно, и он начал сам над собой иронизировать: «Начинаем съемки фильма заслуженного и заслуженнейших режиссеров..» и далее в том же духе. Все, кто рядом стояли, ухмыляются, потом он еще смешнее стал говорить. А мне-то даже дернуться нельзя. Давлю в себе. И, как только панораму сняли, все спокойные сидят—стоят, а я — падаю на кочки и начинаю смеяться. А им-то невдомек. Он всегда любил юмор. Как только вертолет садился, он выходил, доставал карманную пепельницу и из термоса наливал себе чашечку кофе. После каждой посадки он садился и курил.

Помню, рассказывал. Снимаем «Киндзаду», в кадре — песок и небо. Все одинаково. А Данелия пристает к Лебьешеву: «Давай чуть-чуть налево поставим камеру!» Ну поставили. И свет переставили, а там приборов много. Он ходит—ходит. На корточки сядет, слева посмотрит, справа. Дублей он много делать не любил. У него все очень легко получалось. Я ему предлагал время от времени яркие такие решения, но он не соглашался. «Надо, чтобы все было, как улыбка Джоконды», — любил он повторять. А вот монтировал Данелия каждую картину очень долго. Конец прекрасной эпохи. Но картины не умрут. В них видна человеческая душа.

Читайте также: Он до последнего боролся за жизнь