Ещё

Как Варавва апостолам пенял 

Как Варавва апостолам пенял
Фото: Вечерняя Москва
В день, когда православный мир будет отмечать Пасху, на столичные экраны выйдет историко-биографическая драма российского режиссера Евгения Емелина.
Так случилось, что мне удалось увидеть фильм раньше премьеры: коллеги обратились с просьбой к нашей газете стать официальным информационным партнером картины.
Конечно, против такого предложения устоять трудно — премьера ожидается шумная, пройдет «Варавва» сразу по многим кинотеатрам. Но памятуя, что целый ряд картин — как отечественных, так и зарубежных, касающиеся библейских тем — был сделан по-варварски с точки зрения подачи христианских основ, захотелось сначала все-таки увидеть «просмотровку». И хорошо, что захотелось: отторжение уже с середины фильм вызвал серьезное. И дело даже не в том, что к известным историческим событиям создатели присовокупили собственные. Дело в том, что фильм напрочь извращает сам евангельский дух. А с этим уже как-то совсем трудно смириться. Думаю, что по поводу этой картины будет немало споров.
Конечно, найдутся те, кто скажет, что в кинопроизведении, сюжет которого пляшет вокруг исторической темы, в хроникальные лакуны всенепременно надо втискивать выдуманных персонажей. Для пущего эффекта… Конечно, найдутся люди эрудированные, которые припомнят, что даже в своем письме писал, что литературная основа не может быть механически перенесена на почву смежных искусств. И значит (Евангелие ведь тоже в каком-то смысле — литературная основа) дорабатывать надо текст с точки зрения режиссерского сценария.
Хотя, у истинно православного человека от такой перспективы, наверное, волосы не только дыбом встанут, но и выпадать начнут.
Не буду спорить с тем, что применительно к романам Достоевского литературную основу можно при переложении в киносценарий и поменять слегка, хотя, сколько помнится, при подобных попытках, предпринятых тем же  на съемках «Бесов» такой вой поднялся, что мама, не горюй! Но насколько, скажите, подобное «творчество» применимо к Евангелию?!
Именно здесь, как мне кажется, чутье создателей картины и подвело. Подвело настолько, что они из разбойника (а во всех четырех Евангелиях четко обозначено, что Варавва был убийцей), сделали симпатичного парня — сильного, романтичного, метущегося. Евгений Емелин признается, что мечтал в своем фильме показать путь трансформации человека — от убийцы до христианина, обретшего гармонию и веру. Только вот в результате этот убийца оказался преподнесенный в фильме, словно мститель с Красной Пресни. Чего стоит одна только сцена, когда Варавва — вчерашний преступник, избежавший казни лишь благодаря празднику Песах, во время которого его и отпустил на свободу Пилат — гневно обличает Апостолов в том, что они предали Христа. А они — Апостолы — стоят перед Вараввой, словно нашкодившие школьники. Понурые и с повешенными головами.
Да и в убийстве, которое Варавва совершил, согласно мысли автора фильма, вроде бы виноват и не он вовсе. Все дело — в коварной женщине! Сбила с пути Варавву восприемница Евы-прародительницы! А с мужика-то, какой спрос? Слабое он существо, безвольное, безответственное! Тема покаяния героя как-то тихой сапой отошла на второй план, а сам Варавва, шаг за шагом в своих «духовных» поисках, вознесся до каких-то неземных высот. И вот уже нет ему на земле, по которой ходил , равных, потому и беседовать он теперь может о Боге только с загадочным человеком, который одновременно служит и учителем, и экскурсоводом по новой жизни. Зритель до последнего кадра гадает, кто же этот загадочный брутальный мачо, который взял на себя функции провидца, свысока пестующего Варавву. И в конце выясняет, что это один из тех самых волхвов-царей, которые явились к месту рождения Христа в Вифлеем (еще одна творчески заполненная режиссером историческая лакуна). Правда ведет этот персонаж себя так менторски-назидательно, что больше напоминает беса, вынырнувшего из горделивого подсознания Вараввы, чем волхва-мудреца..
И что уж совсем обидно, так это то, что с точки зрения актерских работ, качества изображения и самой режиссуры, фильм сделан добротно. Что еще более опасно, поскольку за красивой оберткой всегда сложно разглядеть опасную и вредную игрушку. Вредную, с точки зрения спасения человеческой души. Ну, а на вопрос «стоит этот фильм смотреть или не стоит», лучше всего отвечает изречение Апостола Павла о том, что христианину «все позволительно, но все полезно».
Видео дня. Кто едва не сломал карьеру Станиславу Любшину
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео