Ещё

Фильм «Ван Гоги»: как вырезать художника из дерева, а травму — из памяти 

Фильм «Ван Гоги»: как вырезать художника из дерева, а травму — из памяти
Фото: Ревизор.ru
Действие фильма происходит за рубежом — в Латвии и Израиле. Однако глубина чувств героев, боль, с точностью отраженная на экране, стирает границы и придает истории общечеловеческий характер.
 — это история Марка (), художника, который с рождения живет с травмой — иглой в черепе. Точнее, в «родничке»; игла смущает его настолько, что он даже просит швейцарского специалиста сделать ему эвтаназию. Однако швейцарец — в разговоре по скайпу — ведет себя оскорбительно хладнокровно, по мнению Марка: заявляет, что посторонний предмет в мозгу не угрожает его жизни, стало быть, и показаний для ее добровольного прерывания нет. Марк уверен, что иглу ему в череп вонзила мать, чтобы убить его в младенчестве. Так фильм с самого начала густо замешан на семейных патологиях. Мать давно умерла, но в памяти Марка она, что называется, «живее всех живых», половину своих неудач он связывает именно с ней — какой может быть жизнь у человека, не нужного собственной родительнице?.. Алексей Серебряков в фильме «Ван Гоги». Фото: m.rus.delfi.lv Марк давно уехал от отца, известного дирижера (Ольбрыхский), с которым у него сложные отношения, но жизнь его от этого счастливее не стала. Узнав о смерти приемной матери, Марк приезжает на родину. Там он узнает о страшном диагнозе отца: паркинсонизм. При этом старик все так же эгоистичен и надменен, как в молодости. Не зря же Марк иронически зовет его Ваше Величество. Выясняет сын и правду о своей травме — его мать умерла родами, иглу в череп Марка вонзил отец. После этого открытия ему предстоит решить: бросить того, кто, как считает Марк, разрушил его жизнь, или простить и остаться с ним до конца.
Предельная концентрация боли (не только физической), удерживает напряжение с самого начала картины. Здесь выражено нечто более тяжелое, чем смертельный диагноз. Это нечто делает фильм «Ван Гоги» более пронзительным, чем  Ричарда Глацера и почти таким же пронзительным, как  .
История показывает, насколько сильное влияние оказывают детские впечатления на последующую жизнь. Как игла, которая находится в голове с рождения. В то же время возникает вопрос: а была ли эта детская травма на самом деле? Что более реально — силуэт иглы в томографе или счастливые мгновения, которые отец провел с сыном в детстве? Ведь, по сути, они — все, что есть в жизни Марка. Они получили продолжение во взрослые годы: момент, когда отец подарил сыну веревочную куклу, определил его профессию — сейчас он делает инсталляции. Детские воспоминания Марка зыбки и иллюзорны, но веревочные инсталляции материальны. Более того — их можно расплести и создать новые. Примерно так же Марк поступает и с собственной биографией. Он жертвует возможностью самому создать семью ради проводов отца в лучший мир. Пока он ждет конца старика, его невеста оказывается беременной на солидном сроке от другого, а Марку остаются их общая мастерская, его плетеные работы и… разрешенный «гордиев узел» отношений с Его Величеством. в фильме «Ван Гоги». Фото: news.meloman.kz Важно отметить, что главный герой ищет себя, хоть и пребывает в мире иллюзий. А что еще остается, когда жизнь разрушена? Марк надевает маску для сна и отправляется по дорогам прошлого.
На протяжении фильма появляются «альтернативные реальности» главного героя — то, как могла бы сложиться его жизнь. Мальчик в первой сцене — сын, которого у Марка никогда не было. Вторая — приемная мать и ее семья…
Финал истории трудно назвать счастливым. Однако он выдержан в светлых тонах и закругляет лейтмотив «всесилия творчества», проходящий через всю ленту. В мастерской художника. Фото: kinoafisha.info В середине фильма в одном из эпизодов Марк помогает резчику по дереву усовершенствовать работу. В конце герой находит себя в этом новом для него направлении искусства. Он даже организует школу резчиков-любителей. Почему-то в ней сплошь старики обоего пола. Дерево прочнее и жизнерадостнее веревок, и этот символ невозможно не заметить. Все ученики Марка старательно вырезают из деревянных брусков портрет Ван Гога. Все Ван Гоги похожи на Его Величество. Видимо, ученики используют один и тот же образец. Зритель может сам с собой порассуждать на тему, что именно заглушило имманентную боль картины: забавные добродушные Ван Гоги, выточенные из дерева, или радостная улыбка на лице Марка, поглощенного занятиями с древорезами.
Видео дня. Любимые порочные привычки Татьяны Пельтцер
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео