Ещё

«Я был весь в проводах, а она включила „Макарену“ и заставила меня танцевать», — Джеймс МакЭвой о пранках Джессики Честейн… 

«Я был весь в проводах, а она включила „Макарену“ и заставила меня танцевать», — Джеймс МакЭвой о пранках Джессики Честейн…
Фото: Harper’s Bazaar
6 июня в российский прокат выходит новая часть супергеройской франшизы . Сюжет на сей раз построен вокруг судьбы Джин Грей — одного из персонажей вымышленной вселенной, могущественного мутанта, перед которой стоит непростой выбор между своими темной и светлой сторонами. Представить фильм в Москве приехали коллеги исполнительницы главной роли : продюсер Хатч Паркер, актеры , (это ее первое появление в киносерии) и режиссер . Для него «Темный Феникс» тоже стал дебютом: Саймон прошел долгий путь от фаната комиксов Marvel до сценариста и непосредственно создателя фильма. За круглым столом трое обсудили новую картину, философию «Людей Икс» — и многие их наблюдения даже снобов заставят изменить свое мнение о комиксах.
Джессика (по-русски): Привет!
Джеймс: Как видите, я весь день в очках. Ослеплен первой встречей с Россией.
Саймон: Я вырос на «Людях Икс», даже не мечтая когда-либо увидеть экранизацию, но всегда чувствовал их отличие от остальных комиксов. По уровню накала страстей и сложности драмы они действительно изменили тональность жанра. Вы читаете историю в первую очередь о живых героях и их чувствах, так что и кино я хотел сделать очень личным. Наверное, это и была главная причина для меня взяться за него. Франшизе уже 20 лет, и естественный жизненный цикл надо было закруглить, копнув глубже в характеры и бросив семье профессора Ксавье новый вызов.
Самым сложным оказалось балансировать на грани зрелищности и интимности, особенно в финале, от которого ждут битвы в привычных масштабах супергеройского кино. Моя же задача была сделать фильм от начала до конца эмоциональным: так или иначе, это история Джин, того, как она теряет контроль, обретает силу и страдает в попытках этой силой овладеть. Фильм драматичен и без взрывов и спецэффектов.
Джеймс: , они всегда были о семье и семейных процессах. В «Первом классе» мы увидели, как эта семья сложилась, в «Апокалипсисе» — как она пережила трудности. Теперь мы наблюдаем за ее распадом. Вопрос в том, смогут ли герои сплотиться и пережить кризис или их маленькое сообщество само мутирует и приобретет новую форму. Предугадать это, даже опираясь на предыдущие части, невозможно. К тому же, комиксы о мутантах рассказывают о дискриминации и изгоях. Содержательно это довольно тяжелый материал.
Саймон: Произведения, которые сегодня мы называем классикой, были поп-культурой, точно такой же, что и комиксы сегодня. Как человек, читавший их всю свою жизнь, могу уверенно сказать, что и комиксы, и книги могут быть проходными или, наоборот, «серьезными» и глубокими. Многие справедливо не отделяют романы , Диккенса и сестер Бронте от «Хранителей» и «Людей Икс», несмотря на непривычный формат последних.
Джессика: И как по мне, важен всякий опыт. Этот проект многому меня научил.
Саймон: Нет такого произведения, которое сразу позиционировало себя как «серьезное». А если есть, то подобные амбиции идут в ущерб оригинальности и правдивости. Комиксы — это продолжение древнегреческих мифов, пытающихся объяснить сложные концепты и найти ответы на общечеловеческие вопросы. Разделение на важное и преходящее — не индивидуальное решение. Испытание временем проходят отлично рассказанные истории, заставляющие думать.
Джессика: Первое, на что я обратила внимание при чтении сценария, — отношения между героями. Они совершают спорные и одновременно воодушевляющие поступки. Даже моя героиня, которая, по сути, корыстно манипулирует Джин Грей, помогает ей обрести уверенность в себе. Наши злодеи сложные и неоднозначные.
Джеймс: Чарльз тоже становится в некотором роде манипулятором. Как и раньше, он настолько уверен в себе, что теряет контроль. Теперь его гораздо больше интересует политика, и о мире он печется больше, чем о собственной семье, — и это главная ошибка. Я не пытаюсь его оправдать — как актер ты не обязан любить своих персонажей. Но все-таки Чарльз остается тем же славным парнем, который хочет сделать как лучше.
Саймон: Поэтому, даже будучи просто продюсером и сценаристом, а не продюсером-режиссером, я в первую очередь заботился о сценарии. Важнее снять хорошее кино, чем уложиться в бюджет и план.
Джессика: Саймон очень поддерживал меня на площадке, но и любил спросить: «Как думаешь, какой получилась твоя сцена?» Почти все мои съемки прошли на фоне зеленого экрана, поэтому я до конца не понимала, что происходит. С другой стороны, огромная удача — оказаться без контроля над ситуацией и просто довериться. Для себя я решила, что буду вести себя как в гостях: не двигать чужую мебель, а просто стараться внести свой вклад в франшизу.
Джеймс: Вообще-то, ты тот еще пранкер. Один раз, когда мы снимали сцены, где я был весь в проводах, она включила «Макарену» и заставила меня петь и танцевать.
Фото: ЗАУР ТЕДЕЕВ
Видео дня. Кто сделал звездой Вахтанга Кикабидзе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео