Как снять фильм с солистом Shortparis: интервью с Олесей Яковлевой 

Как снять фильм с солистом Shortparis: интервью с Олесей Яковлевой
Фото: Киноафиша
Среди первых итогов 72-го Каннского фестиваля — призы, которые жюри во главе с Клер Дени присудила участником конкурса студенческих короткометражных фильмов Cinéfondation; победителем стала картина Луиз Корвуазье (CinéFabrique) «Рука об руку» (об остальных наградах можно узнать здесь). Картина российской участницы конкурса Олеси Яковлевой «Сложноподчиненное» (Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения) призов не получила, но уже привлекла внимание в России благодаря исполнителю главной роли: странного молодого учителя, который приехал из Петербурга в провинциальный город, сыграл солист группы Shortparis Николай Комягин. Одинаково притягательный и отталкивающий для коллег и учеников обоего пола, учитель пытается оставаться собой и трансформировать окружение. Во время фестиваля с Олесей Яковлевой поговорила Мария Кувшинова.
— Как вы оказались в Петербурге и как оказались в Институте кино и телевидения?
— Я приехала из Владивостока в семнадцать лет, поступила на специальность, в которой быстро разочаровалась, и уже в осознанном возрасте, в двадцать пять лет мы с продюсером (Данила Яковлев — прим. ред.) подумали, что хватит просто смотреть кино. Может, мы тоже чего-нибудь можем?
— Продюсер уже был продюсером?
— Нет. Это я сейчас я его так называю, до этого момента он был просто мужем.
— И вы решили, что пора делать что-то свое.
— Да, и поступили в СПбГКиТ в мастерскую , на вечерний. Сейчас будем заканчивать.
— Как вы поняли, кто из вас продюсер, а кто режиссер?
— А это не обсуждалось. Было сразу понятно, что я хочу снимать, и мне нужна какая-то опора. Чтобы кто-то ноги мои к земле прижимал, и чтобы я точно не упала.
— Почему вы поехали в Петербург, а не в Москву?
— Мне кажется, у очень многих провинциальных жителей есть мечта: переехать в Петербург, что там несколько проще, чем в Москве. Хотя сейчас я понимаю, что нам не хватает какого-то ритма, более уверенного, динамичного.
— Чем вы занимались до поступления?
— Много чем занималась, но больше бездельничала и смотрела кино. Не особо работала.
— С какого возраста вы смотрели кино и какое?
— Началось все, наверное, с Германики, примерно в 2009-м году. Потом я посмотрела фильм Ким Ки Дука «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» и у меня возникла одновременно и любовь, и ненависть, и ревность, и зависть. Меня поразило это кино, я подумала: «Почему не я догадалась сделать такую простую вещь?». С 2009-го по 2015-й я смотрела фильмы, много. Дома и в кино.
— Это не первый ваш короткий метр?
— Я бы сказала, что до этого сняла полтора фильма. Дебют был, «Мамина радость», который, как мне кажется, вообще не похож (на «Сложноподчиненное» — прим. ред.). И был эксперимент, снятый в одной локации, со стихами Маяковского. Я постоянно что-то разное делаю. Мне кажется, нет ничего общего в тех трех фильмах, которые у меня есть. Меня это пугает, напрягает, но, может быть, отсутствие почерка — это тоже почерк.
— Как появился ваш фильм и как в нем оказался этот актер?
— Фильм мы в общей сложности делали два года. Очень долго писали сценарий. Долго искали актера. Сначала у нас должен был быть один, но с ним не получилось, он уехал в Москву. Случайно услышала песню «Туту» группы Shortparis, потом посмотрела записи их концертов в интернете. По-моему, я какую-то одежду гладила, просто слушала интервью и случайно услышала, что Николай в прошлом был учителем истории в школе. А у нас сценарий про школьного учителя. Я и до этого момента понимала, что мне нужен этот человек, только не понимала, как мне сказать об этом продюсеру, чтобы он занялся его приглашением, потому что к Николаю было не так просто подрулить. Когда услышала, что он был учителем, поняла, что это знак, судьба, и мы начали его добиваться.
— И как вы к нему подрулили?
— Данила подрулил. Они уже тогда были популярны, но не до такой степени, как после клипа «Страшно», клип был уже после съемок.
— Как возникла сама история про учителя?
— Она очень сильно изменилась с появлением Николая. И вообще очень сильно менялась. Мы работаем со сценаристом, с Гошей (Георгий Меньшиков — прим. ред.), он тоже закончил СПбКиТ, мастерскую в 2016-м году. Почему учитель, я сейчас уже не вспомню. Хотелось историю про человека, который пытался что-то изменить, кого-то чему-то научить, и у него это не получилось.
— У вашего героя есть протестный бэкграунд, он говорит, что уехал из Петербурга из-за политики. Он неудавшийся революционер?
— Ну да, да.
— Как именно Николай менял сценарий?
— Никто не заучивал текст, все говорили, кто как хотел и как было удобно, главное — донести смысл. Николай, как мне кажется, очень сильно провоцировал своих партнеров по площадке.
— Кто сыграл учительницу, которая флиртует с главным героем?
— Это , Заслуженная артистка России, играет в театре «Русская антреприза» им. А. Миронова и в театре им. Комиссаржевской. Потрясающая актриса, женщина с сумасшедшей энергетикой. Оператору была поставлена задача, следить только за актером, но когда приходила Нелли Анатольевна, он терялся очень часто.
«Сложноподчиненное»
— У героя возникают отношения с несколькими разными людьми, сюжетная линия развивается блоками. Как возникло композиционное решение?
— Это все произошло на монтаже. Сценарий был линейным, хронологическим. Но когда мы это все построили, получилось очень скучно. Это была не трагедия, не «Господи, что делать с фильмом, как его спасти!», но стало интересно перемешать. Когда перемешали, все стало органично, более объемно.
— Кто одевал героев?
— А как вам кажется они одеты?
— Они одеты как такая производная от . Уличные марки, одновременно модные и гопнические. Понятно, что Николай как минимум частично одет в свои вещи. Его ученик-подросток, носит кепку с надписью «Слово пацана».
— Мы хотели именно Николая по костюму выделить. Процентов сорок или пятьдесят — это его одежда. Наш художник по костюмам, Саша Павлова и с европейскими режиссерами работает, живет в Париже. Мы просто с ней давно знакомы и с первого фильма работаем. А кепка… Мы просто мальчика увидели в метро. Я увидела эту кепку, эти глаза, сказала продюсеру, что это наш пацан, и побежали за ним. У нас рабочее название картины было — «Слово пацана», из-за кепки.
— Почему оно поменялось?
— Название придумал наш сценарист. Так вышло, что после фильма Гоша пошел преподавать русский язык и литературу в школу (в которой мы и снимали). И он говорит: «Я задолбался объяснять детям, что такое „сложноподчиненное предложение“». Надеюсь, название не выглядит натянутым, искусственным. Мне кажется, оно максимально подходит, потому что в предложении бывает главная часть, и бывают придаточные, которые подчинены главной. А у нас синтаксис совершает перемену: придаточные одна за одной подчиняют главную.
— Часто бывает, что в российском коротком метром возникают интересные темы, герои, которые по пути в полный метр теряются. Мне трудно представить себе российский полный метр с таким героем, с такими элементами сюжета. Готовы ли вы переносить в полный метр те рискованные элементы, которые есть у вас в коротком?
— Я пока не знаю еще, что такое полный метр — надеюсь, в скором будущем узнаю, потому что с короткими метрами, я думаю, мы завязали уже, все. Что вы имеете ввиду под «такими элементами сюжета»?
— Начиная с того, что у вас герой довольно провокационный.
— Я считаю, что самое страшное — это врать и бояться. Если этого потребует материал, я готова делать все, что угодно.
Видео дня. Трагическая судьба Ириски из «АБВГДейки»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео