Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Как мы делали «Заводной апельсин»

Малькольм МакДауэлл, актёр

Как мы делали «Заводной апельсин»
Фото: CBS MEDIACBS MEDIA

откладывал съёмки фильма по адаптированному сценарию, основанному на романе . Он никак не мог найти подходящего актёра, который бы сыграл Алекса, отвратительного жестокого головореза. Но когда он посмотрел фильм «Если ...» Линдси Андерсона, в котором я сыграл жертву социального эксперимента, он повернулся к своей жене и сказал: «Мы нашли нашего Алекса».

Видео дня

Я провел девять месяцев со Стэнли, прежде чем мы начали снимать и каждый день смотрели фильмы изобилующие насилием. Это было очень ужасное зрелище. Он планировал использовать эти кадры в сценах излечения, где Алекс получает так называемую «терапию отвращения».

Однажды я спросил Стэнли, как будут выглядеть мои кореша в фильме. Он сказал: «А что у тебя есть?» Я говорю: «У меня в машине только сумка для крикета». Поэтому я оделся во всё белое. Он ещё спрашивает: что такое «ракушка», и когда я сказал ему, что это для того, чтобы яйца защищать от удара мячом, он и выдал идею: «Надень её на прямо трико!». И вы знаете – это отлично вписалось в образ!

Когда я играл Алекса, я представлял себе, как бы исполнянял роль Ричарда III. Посему и жаргон Надсат*, на котором говорят те отморозки, был таким шекспировским.

«Я не знаю, чего хочу, - говорил Стэнли, - но я знаю, чего не хочу».

Съёмки заняли шесть месяцев - самые быстрые за всю его карьеру. После того, как бюджет его фильма «2001. Космическая одиссея», вышел из-под контроля, он хотел показать процесс производства малобюджетного фильма. «Апельсин» в результате стоил 2,2 миллиона долларов, что все же было дорого для британского фильма.

Много кадров было снято в окрестностях Лондона, в том числе в Темсмиде, районе королевского городка Гринвич и Бексли.

В сцене, где меня обрабатывает полиция, инспектор по УДО, которого играет , должен был плюнуть в меня. У бедного старого Обри кончилась слюна, и поэтому , который играл полицейского, сказал: «Не волнуйся, у меня есть кое-что». И он втянул в себя самый отвратительный харчок. Стэнли спросил: «Сможешь ему в нос попасть?» Беркофф говорит: «Угу!» Мы сделали много дублей, но Стэнли ничего не принимал и хотел, чтобы всё было натурально и унизительно, на все 100%. Конечно, я был просто взбешён!

Во время подготовки одной сцены Стэнли показал мне фотографию пациента, которому делали операцию на глазах. Ему надели специальные зажимы, которые держали веки постоянно открытыми. Кубрик спрашивает: «Я могу сделать то же самое с тобой?». «Чёрт, нет!» - говорю. Но он привел доктора, и мне сделали обезболивающий укол. Большинство таких операций выполняется, когда пациент лежит на спине, а не сидит и смотрит видео. Когда мы уже снимали, эти зажимы постоянно соскальзывали с моих век и царапали мне роговицы. Когда анестезия прошла, мне стало так больно, что я бился головой о стену. Но Стэнли был обеспокоен только тем, чтобы сделать следующий дубль.

Мы снимали финал в больнице и застряли на последовательности съёмок избиения писателя и групповым изнасилованием его жены. Мы меняли мебель, меняли актрису пару раз, потом через пять дней Стэнли спросил меня: «Ты умеешь танцевать?» А мне было невыносимо скучно. Я подпрыгнул и начал петь «Singin 'in the Rain»**, в ритм песни делая движения бёдрами, как в сексе и одновременно «пиная» писателя. Стэнли заржал так, что по его щекам потекли слезы. Мы поехали прямо к нему домой. Он кому-то позвонил и купил права на использование этой композиции.

После съёмок я был совершенно измотан. Я поехал в Корнуолл и провел там пару недель, гуляя по болотам. Фильм был просто бомбой! Интеллектуальные газеты писали целые редакционные статьи, а не просто обзоры. Это было больше, чем просто фильм, потому что действительно существовала проблема уличных банд и насилия в обществе. Примерно через год Стэнли и его семья получили несколько писем, в которых им угрожали смертью. Полиция посоветовала ему изъять фильм из проката, что он и сделал, но только в Великобритании. Все, кто хотел увидеть фильм, к тому времени уже его посмотрели.

Я запросил 100 тысяч долларов и 2,5% от кассовых сборов, столько мне заплатили за мой предыдущий фильм. Стэнли сказал мне, что Warner отказался дать 2,5%. Но когда меня пригласили встретиться с руководителями студии, они сказали: «Ты будешь очень богатым молодым человеком на те 2,5%, которые мы дали Стэнли для тебя». Я знал, что он никогда не заплатит мне этих денег. Это было ужасное отношение, после того, сколько я сделал для этого фильма. Но я справился, ведь благодаря "Апельсину" я вошёл в историю кино. Каждое новое поколение открывает «Заводной апельсин» заново - не из-за физического насилия на экране, которое по сравнению с сегодняшним днем – цветочки, а из-за психологического. Ведь споры о свободе выбора человека всё ещё продолжаются.

Филлип Касл, дизайнер постера к фильму

Я пошёл домой к Стэнли и он показал мне черновой вариант фильма. Я был впечатлён - с такой жёсткой темой вы не ожидаете увидеть такую потрясающую картинку. Было очень много колоритного материала на выбор. Я набросал несколько кадров из фильма, а затем придумал большую заглавную букву «А». После экспериментов с несколькими концепциями, я понял, что ключевой особенностью должен быть Алекс с ножом.

Я взял свой распылитель «Aerograph-95» и приступил к работе. Они прислали мне котелок Алекса, потому что Стэнли думал, что я неправильно нарисовал его изгиб. В конечном итоге всё получилось замечательно, и они заплатили мне 650 фунтов стерлингов, сегодня это около 9500.

Постеры появились повсюду: в прессе, в метро, на рекламных щитах. Не редко рядом с другой моей работой, к фильму «Приятель», который стал решающим в моей карьере.

*Надсад (Nadsat) - вымышленный язык, который использует Алекс

**«Поющие под дождём» — музыкальный кинофильм 1952 года, снятый Стэнли Доненом и Джином Келли. Келли и исполнял эту песню в фильме.

Источник: The Guardian/Phil Hoad