Ещё

Рецензия на фильм Джеймса Грея «К звездам»: «Живи, будь упорным, люби» и другие трюизмы 

Рецензия на фильм Джеймса Грея «К звездам»: «Живи, будь упорным, люби» и другие трюизмы
Фото: InterMedia
Оценка: 3 из 10 Режиссер . В главной роли . В широкий прокат фильм выходит в России 26 сентября 2019 года.
За окном XXI век. Мы пережили Кубрика и Тарковского, , «Гравитацию» и даже «Первого человека» . Однако на горизонте уже мелькает новый звездолёт. На нем надломленный мужичок средних лет Рой Макбрайд (Брэд Питт) пробирается через тернии к звёздам, или (более скромно) — из потёмков собственного бессознательного к простой человеческой радости — сублимации разросшегося супер-эго с вытесненной в него (конкретной и метафорической) фигурой отца.
Дело в том, что 30 лет назад отец Роя (), оставив жену, ребёнка и прочие земные пожитки, метнулся на край Солнечной системы искать разумную жизнь. Сын, однако, времени зря не терял и успел за это время состояться как белый цисгендерный индивид — нажил семью и устроился на работу в . Одно только «но» — ему все еще недостает внутренней гармонии, и, чтобы закрыть гештальт, он намерен отыскать отца.
Поводом для отправления грустного космонавта Роя в душные родительские объятия становится неполадка на станции в районе Нептуна. С точки зрения NASA, к проблеме имеет отношение давняя секретная операция «Лима» и ее командующий — пропавший без вести Макбрайд-старший. Путешествие изрядно постаревшего и измученного Телемаха-Роя продлится действительно долго, а псевдофилософские размышления о боге, мире и бытии дополнительно растянут этот идиосинкратический guilty pleasure.
Самое время поиграть в игру «Какое космическое киноклише не используется в фильме?». Спойлер, к сожалению, заключается в том, что никакое: у Джеймса Грея в фильме есть все — от банальных размышлений вслух закадровым голосом в стиле «Куда мы идём?» и «Что я наделал?» и музыки из массажного кабинета — до более изощрённых, вроде объектно-ориентированной съёмки и старого доброго антропного принципа. Всё — чтобы донести до зрителя уникальную в своём роде мысль, что жить и любить — это главное. В аттракционе трюизмов Грея можно встретить также: общение с женой через видеосообщения, фотографии детей, скупую мужскую слезу (и не одну).
Общее отсутствие действия и выхолощенные длинные планы в исполнении Хойте ван Хойтема напоминают о снятом им же «Интерстелларе» и (снова) «Космической Одиссее». Если у Тарковского были листики, воспроизводящие шум деревьев, парящий Брейгель и всепоглощающая инаковость в образе «океана», то Грей нам предлагает целые комнаты, имитирующие земную природу, черно-белые кинофильмы и изображения иных миров, выглядящих слишком знакомо, чтобы казаться необычными.
Зрителя беспощадно шпигуют нотациями на любой вкус: архаичными (о том, что семья важнее карьеры, что потратить жизнь на что-то более амбициозное, нежели детские памперсы, недостойно) и вполне себе остросоциальными (о том, что токсичная маскулинность больше не возбуждает). Финальным аккордом вступает пространная аллегория об упорстве — очередная б/у-субстанция, которую пытаются скормить зрителю, предварительно окутав в космическую обёртку. Видимо, чтобы оправдать претенциозное название ленты и, конечно же, философский размах.
В общем, на фильме дышать оказывается не легче, чем в открытом космосе: в безвоздушном пространстве вселенной Джеймса Грея слишком высока концентрация токсичного пафоса. Впрочем, вряд ли режиссер, дебютировавший в свое время фильмом «Маленькая Одесса», был так уж серьезен к своей новой работе.
Анна Стрельчук, InterMedia
Видео дня. Как сложились судьбы «Неуловимых мстителей»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео