Ещё

Марлен Дитрих — первая женщина, которая стала носить брюки 

Когда , родившаяся в Берлине сто пятнадцать лет назад, называли обворожительной и несравненной актрисой, то это не гипербола. Действительно, она олицетворяла собой целую эпоху предвоенного и послевоенного кино, завораживала своим пением многотысячные аудитории, осуждала нацизм. Во время войны выступала на фронте перед солдатами союзнических войск, за что американцы наградили её медалью «За заслуги», французы — орденом Почётного легиона. Но она была и женщиной, которая первой стала носить брюки.
Дочь погибшего в Первую мировую войну офицера, Марлен рано покинула родительский дом — была одержима театром. Однажды пришла в берлинскую школу драматического искусства и решительным тоном сказала: «Я хочу играть в театре». «Только-то?» — спросил он. «Да, и как можно скорее», — ответила девушка. Режиссёр был обескуражен её дерзким поступком, но принял в школу, где преподаватели служили одновременно и актёрами.
Через пару месяцев будущих мастеров разослали по театрам, чтобы они могли понаблюдать за представлением из-за кулис, дали им роли, в которых была одна фраза типа «Лошади поданы» или «Кушать подано». Потом роли стали более серьёзные. В свои восемнадцать лет Марлен начала играть в театре и снялась в фильме «Мужчина в пути».
Первый успех пришёл к актрисе после исполнения роли Лолы в фильме режиссёра Джозефа Штернберга . Участие в этой картине оказалось необычным для Дитрих. Она появилась на экране в образе девицы лёгкого поведения, разгуливала в полуобнажённом виде и распевала двусмысленные куплеты. Образ роковой женщины — красивой, невероятно чувственной и порочной, обладающей мелодичным голосом, — в дальнейшем будет обыгрываться в Голливуде. Туда её пригласили вместе со Штернбергом, ставшим едва ли не первым успешным продюсером, который снял Дитрих в фильмах «Марокко», «Обесчещенная», «Белокурая Венера» и других.
В Америку актриса отправилась не только ради славы — её у Дитрих хватало и в Европе, хотя, конечно, работа в Голливуде считалась вершиной актёрской удачи. Вместе с тем надо было думать и о заработке, чтобы содержать не только мужа и дочь, но также мать и сестру, живших во Франции.
В скором времени актриса завоевала и американского зрителя, её приглашают сниматься разные режиссёры. «В работе она проявляла себя как хороший солдат, чрезвычайно дисциплинированный и всегда готовый прийти на помощь другим, — вспоминал режиссёр . — Это была настоящая медицинская сестра, „Мать Тереза“ с красивыми ногами».
Когда к власти в Германии пришли нацисты, Дитрих приняла американское гражданство и вместе с режиссёром Эрнстом Любичем помогала людям, которых преследовали на её родине, перебраться в США, найти им убежище и работу.
В одном из интервью Дитрих спросили: действительно ли Гитлер предлагал ей вернуться из Голливуда в Берлин? В честь этого события там готовы были бросить под ноги блистательной Марлен персидские ковры. Она с отвращением отказалась от такой чести, и тогда фильмы с её участием показывать в Германии запретили.
Между тем Америка вступила в войну, и Марлен потеряла всякую связь с близкими. Чтобы заглушить тревогу, она работала с утра до ночи, а после съёмок и концертов не могла оторваться от радиоприёмника, вбирала в себя каждую новость, пришедшую из Европы.
Именно тогда в Голливуде появился  — с маленьким чемоданчиком и несколькими долларами в кармане. Нет, в отличие от многих других её знакомых, прибывающих в Америку тайком, он не собирался оставаться тут надолго. Актёр хотел поскорее вернуться в ряды французского Сопротивления. Ну а пока… Они оба знали, что им отпущено мало времени, и от того, наверное, их любовь вспыхнула с немыслимой силой. Габен с его грубоватыми манерами, абсолютной честностью был для Марлен тем простым и понятным мужчиной, которого она надеялась встретить всю жизнь…
Он уехал назад, воевать. А она, актриса, будучи немкой, с самого начала вставшая на сторону союзников, глубоко страдала от сознания того, что там, в Германии, её близкие люди, подвергаются смертельной опасности. Чтобы как-то искупить свою вину перед ними, Марлен надела униформу американского офицера и отправилась в Европу, где шли бои. Перенесла тяжёлую степень пневмонии, отморозила себе руки и ноги. Однажды оказалась окружённой эсэсовцами, которым был дан приказ расстреливать всех на месте… Марлен прошла рядом с американскими солдатами трудный маршрут освобождения, поддерживая их дух своими песнями.
Вернувшись в Америку, она получила новые контракты в Голливуде. Предпочитала драматические роли и работала с режиссёрами первой величины, такими как , у которого снялась в двух фильмах — «Зарубежный роман» и «Страх сцены». Отдала дань антифашистской теме в картине Стенли Крамера «Нюрнбергский процесс», озвучила дикторский текст, обличающий Гитлера в документальной ленте «Чёрный лис».
Отказываясь играть случайные роли, Дитрих дебютирует в кабаре Лас-Вегаса, выступает в одном из театров Нью-Йорка. Она успешно гастролировала по свету, побывала даже в Советском Союзе. И удивила журналистов необычным вопросом: может ли она увидеться с писателем ? Причиной этого был короткий рассказ «Телеграмма», который запал ей в душу. Константин Георгиевич находился тогда в больнице, но, узнав о просьбе Дитрих, отпросился у врачей на встречу с живой легендой, которая стала перед ним на колени.
Говорят, что некоторое время вместе с режиссёром противились появлению в массовом прокате фильмов с Дитрих. Якобы именно с неё были «списаны» многие фирменные жесты самой Орловой. Однако до сих пор молодые актрисы стараются подражать Дитрих. Примером этому является певица . Она снялась в фильме «Шанхайский сюрприз», ставшем ремейком «Шанхайский экспресс» 1937 года с участием немецкой кинодивы.
Видео дня. Как сложились судьбы «Неуловимых мстителей»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео