Ещё

«Да, я — эпоха!» Иннокентий Смоктуновский в воспоминаниях и фото 

«Да, я — эпоха!» Иннокентий Смоктуновский в воспоминаниях и фото
Фото: ИД "Собеседник"
Кто-то его боготворил, некоторые считали капризным и слишком прямолинейным. Но и недруги, и поклонники отмечали: Смоктуновский — гений! «Папу покорила мамина серьезность» — В 1955 году папа приехал в столицу и начал играть в Театре Ленинского комсомола. Именно там судьба свела его с будущей супругой, моей мамой Суламифью Михайловной. Она работала в театре заведующей пошивочным цехом, — рассказывает дочь артиста Мария. — Однажды Смоктуновский отправился в пошивочную, чтобы ему перешили костюм для спектакля. Как только увидел юную Суламифь, сразу влюбился. А вот мама не сразу оценила молодого артиста. Отнеслась к нему сдержанно. К тому времени у нее только что закончился роман с одним испанцем, поэтому о новых отношениях она не думала. Она была совершенной красавицей: стройненькая, с копной каштановых волос. И очень серьезная. Папу и покорила эта серьезность. Уже на следующий день он начал носить ей букетики ландышей, фиалок. Когда сделал предложение о замужестве, многие отговаривали маму: «Человек без нормальной работы, без жилья, зачем он тебе нужен?» Но мама была к тому времени уже очарована Смоктуновским. Он постоянно веселил ее, рассказывал интересные истории из своей жизни, галантно ухаживал. Она не устояла.
Фото: архив редакции
На съемках «Гамлета» носил медальон с фотографией отца — Мама во всем помогала мужу, советовала и в работе, — продолжает . — Например, когда поступило предложение от  сыграть Гамлета в фильме, папа в первый момент не представлял себе, как осилить такую роль. Ему тогда показалось, что нет ничего живого в этом образе, он какой-то выдуманный. Конечно, своими сомнениями в первую очередь он поделился с женой. Она сказала: «Надо соглашаться. У тебя есть прекрасный помощник — Шекспир». Папа взял все переводы «Гамлета», которые были в то время, стал их изучать, читать. И постепенно начал проникаться этим образом. Параллельно учил английский язык (хотел прочитать пьесу в подлиннике), занимался фехтованием и верховой ездой. Каждый день в семь утра за ним приезжала машина и везла на работу. Возвращался он поздним вечером. Фильм получился гениальным. А  вошел в пятерку лучших мировых артистов, когда-либо игравших Гамлета. Кстати, если присмотритесь, в фильме главный герой носит медальончик. Это был личный папин медальончик, в котором находилась фотография его отца.
Фото: архив редакции
За Деточкина написал расписку — Идея пригласить на роль Деточкина Смоктуновского возникла сразу, — вспоминал режиссер фильма . — Но из-за болезни, а потом из-за жуткой занятости актер отказывался. И тогда я на свой страх и риск поехал к нему под Ленинград: долго искал его дом, зашел и увидел спящего Смоктуновского. Когда он после долгих уговоров согласился сниматься, я дерзко попросил его написать расписку, что он обязательно приедет на съемки. В моем архиве сохранилась эта расписка: «Я, Иннокентий Смоктуновский, обязуюсь не позже 20 августа приехать в Москву и приступить к съемкам в роли Деточкина…»
С  в картине «Берегись автомобиля» // фото: архив редакции
В «Романсе о влюбленных» получал пощечины — Я слышала рассказ одного киношника, который не мог понять, какого роста Смоктуновский: «Вчера он был головой на уровне шкафа, а сегодня вошел — сантиметров на десять пониже. Как такое возможно?» — рассказывала актриса . — Он всегда был разным. Помню, в сцене из картины «Романс о влюбленных», когда моя Таня узнает о гибели Сергея и впадает в истерику, я принялась хлестать Смоктуновского по щекам. Режиссер меня поблагодарил за импровизацию, а Иннокентий Михайлович сказал: «Миленькая, ты мне чуть зубы не выбила, они же вставные, надо было предупредить!»
С  на съемках фильма «Романс о влюбленных» // фото: архив редакции
Привык говорить людям правду — После проб для фильма «Маленькие трагедии» в коридоре Театра на Таганке встречаю Иннокентия Михайловича, — вспоминал артист . — Он говорит: «Здрасьте, Валерий, здрасьте, дорогой! Видел вашу пробу на Моцарта. Отвратительно… Он же гений… Как вы и я… Так нельзя. Вы не обиделись?» Отвечаю: «Ну что вы, Иннокентий Михайлович, вы для нас — эпоха…» Он: «Да, я — эпоха…» Я, конечно, был сильно расстроен. «Привык говорить людям правду», — продолжает Смоктуновский. «Да-да… Конечно-конечно…» — поддакиваю я. Позже он извинился, и мы подружились. — Он был заботливым отцом, — делится Мария Смоктуновская. — Мне кажется, смутно, но помню один момент. Мне девять месяцев. Только что сделали прививку от оспы, и у меня не заживала ранка. Поднялась температура, я плакала. И папа взял меня на руки, ходил со мной. На руках я замолкала. Как только он меня опускал в кроватку, опять начинала плакать. Ему пришлось так двое суток со мной ходить, чтобы было монотонное движение, которое меня успокаивало… Папа и в школу приходил, когда нужно было, и задачки с нами решал по математике. Брал нас с братом на репетиции, на спектакли, на съемки. Хотел, чтобы и мы стали артистами. Мой брат Филипп закончил в свое время Театральное училище им. Щукина и даже снимался в кино. Но потом стал литературным переводчиком. А я училась в хореографическом училище. Папа даже вместе со мной на диете сидел — в знак солидарности тоже отказывался от белого хлеба, от сладостей. Очень любил, когда я играла на фортепьяно. Иногда вставал рядом и под музыку начинал читать Пушкина. Получалось очень красиво: такое сочетание музыки и поэзии. Мне приятно, что в своих интервью на вопрос: «Чем вы гордитесь?» — он мог ответить: «Тем, как моя дочь крутит фуэте» или «Тем, что моя дочь научилась плавать».
Актер с женой Суламифью, сыном Филиппом и дочерью Машей // фото: архив редакции
Научил собаку разговаривать — В свое время я завела дома кокер-спаниеля. Папа был против, еле уговорила, с условием, что я сама буду заниматься собакой. Но, как это часто бывает, постепенно нянчиться с псом начали родители, — завершает рассказ Мария. — Жан-Батист Поклен де Мольер Джус — так назвал папа собаку. Они полюбили друг друга. Все, что хозяин ни делал, приводило Жана в восторг. Он ждал папу со спектакля перед дверью и с визгом подпрыгивал, когда тот приходил домой. Кстати, папа приносил со спектакля «Возможная встреча» собаке косточки. Там за ужином они с Олегом Ефремовым ели мясо, а косточки Смоктуновский складывал в пакетик и относил домой. Папа обучил собаку переходить дорогу только по команде «Можно». А еще наш Жан умел говорить «ма-ма», это опять же папа с ним занимался. Протягивал кусочек колбаски и просил: «Скажи „м-м-м“. А когда тот произносил, то дальше: „Скажи „ма-а“… И так терпеливо его обучил. Летом 1994 года папа неожиданно умер от очередного инфаркта… Жан так тосковал! Каждый вечер ждал хозяина у дверей, будто бы вот-вот он придет из театра. Когда мы гуляли с Жаном на улице и он видел силуэт, похожий на папу (например кто-то в таком же пальто и такой же шляпе), то замирал. Внимательно изучал и, когда понимал, что в очередной раз обманулся, начинал скулить. Жан пережил папу на четыре года. У него тоже не выдержало сердце. Наша мама ушла из жизни в 2016 году, и теперь они вместе с папой на Новодевичьем кладбище.
Видео дня. Дочь показала, как выглядит «радистка Кэт» сегодня
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео