Ещё

Аниматор Константин Бронзит: «Оскар» — это большая лотерея» 

Аниматор Константин Бронзит: «Оскар» — это большая лотерея»
Фото: АиФ Санкт-Петербург
9 февраля в Лос-Анджелесе состоялась 92-я церемония вручения «Оскара» — главной премии в мире кино. За высокую награду боролись выдающиеся артисты, режиссеры, сценаристы всей планеты. Из них в шорт-лист «Оскара-2020» (10 лучших лент, из которых выбрали номинантов и победителя. — прим.ред.) вошли фильмы и двух режиссеров из Петербурга: «Дылда» , ученика , и анимационная короткометражка «Он не может жить без космоса» .
Причем для Бронзита это уже третье попадание в число мастеров, чьи работы претендовали на . В чем же особенность «рождения» мультипликационных фильмов? И почему нашим кинематографистам так трудно получить заветную золотую статуэтку? Об этом мы спросили у выдающегося аниматора, лауреата премии президента РФ.
15 минут — и 4 года жизни
Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Константин, создание современных фильмов — сложный технологический процесс. Однако в мультипликации кадры-картинки, говорят, рисуют по старинке. Неужели правда?
Константин Бронзит: Правда. Немалая часть работы по «оживлению» персонажей в рисованной мультипликации по-прежнему выполняется вручную. Вот человечек на экране поднимает руку: для этого нужно нарисовать 10 картинок. Затем сделал шаг — еще 10 изображений. Чтобы создать непрерывное движение только одного персонажа на секунду фильма требуется примерно 25 рисунков. А если в кадре 10 героев? Значит, уже 250 рисунков. За день мультипликатор может нарисовать 50-60 картинок — это примерно 2 секунды экранного времени. На мой авторский фильм длиной в 15 минут уходит обычно 3-4 года. То есть очень долгий процесс. Спасает командная работа. У нас на студии «Мельница», например, трудятся 300 человек, поэтому полнометражный мультфильм рисуется в течение года. К тому же многое сегодня модернизировано, без компьютеров уже не обойтись.
— Вы говорили, что не любите за это выбранное дело…
— Не люблю за «муторность», за самый низкий КПД из всех творческих профессий, ведь ни один вид искусства не связан так тесно с производством. Признаюсь, всегда завидовал композиторам. Утром написал песню — завтра она уже звучит в эфире. В мультипликации это невозможно. Я однажды взял калькулятор: разница между продолжительностью моего фильма и временем, потраченным на его создание, составила 140 тысяч раз! Зритель тоже уделит просмотру 15 минут, может, еще минут 5 пообсуждает. У меня же на его создание уходит 4 года жизни.
Трудный путь к звездам
— Тем не менее вы до сих пор в профессии. Более того, она настолько «сидит внутри», что сюжеты некоторых картин приходят к вам во сне. В том числе ленты о космосе, претендовавшей на «Оскар». В самом деле?
— Из сна родился первый фильм этого диптиха. А со вторым случилась совсем другая история. Один мой друг и коллега рассказал об упражнении, которое дал своим студентам: в коротком этюде логической цепочкой связать несовместимые, даже абсурдные вещи — объединить домашние тапочки и космос. «У одной мамы сын — космонавт, ему нужно лететь на работу… » — начал он рассказывать свою версию, а у меня как будто что-то щелкнуло: у мамы сын — космонавт! Я сразу увидел ребенка в скафандре, визуальную метафору судьбы, предназначения… Кажется, все просто. Но нюанс в том, что нужно уметь такие сигналы улавливать. А для этого необходима определенная настройка организма, предварительная внутренняя работа.
— Но почему так увлек именно путь к звездам? Может оттого, что у вас день рождения 12 апреля — в День космонавтики? Если серьезно, четыре года назад на «Оскар-2016» вы представили картину на ту же тему: «Мы не можем жить без космоса». Возникла путаница. Некоторые даже подумали, что это одна и та же работа.
— Между фильмами нет прямой связи. Случайное совпадение. Просто так получилось, что герои обоих картин — космонавты. В первом рассказывается о двух давних друзьях, которые тренируются в центре подготовки, работают на пределе сил, но на орбиту летит только один. Экспедиция заканчивается катастрофой, и второй друг не может жить без погибшего товарища. Главной там являлась тема человеческого одиночества. На игру с названиями я тоже пошел сознательно, хотя понимал риск. Ведь таких диптихов еще никто не делал.
— Вы — член американской и французской академии киноискусств, лауреат многих престижных кинофестивалей. Однако в вашем кабинете о достижениях ничего не напоминает. Скромная «келья», стол и компьютер.
— А зачем еще что-то? Если бы я думал о «вывеске», это не лучшим образом отразилось на моих фильмах. Мне кажется, связь здесь прямая, как сообщающиеся сосуды: какой ты человек — такое у тебя и кино. Наше творчество — зеркало нашего . Все время напоминаю об этом себе и коллегам. Не надо носиться с талантом и успехами. Главное, продолжать внутреннюю работу. Не бояться задавать себе жесткие и честные вопросы.
Спокойно относиться к наградам
— В 2016-м ваш фильм остановился в шаге от престижной премии, но уступил «Медвежьей истории» из Чили. Тогда вы говорили, что не хватило «раскрутки», помощи от государства. Сейчас ситуация повторилась?
— Дело не только в этом. Видите ли, за 92 года существования «Оскара» в категории короткометражного анимационного кино трижды в заветную пятерку номинантов входили всего 12 человек. Включая Диснея и других подобных ему титанов. По сути, единицы. Поэтому попасть в номинацию третий раз подряд, оказаться в числе этой удивительной дюжины мне, мальчику из коммунальной квартиры на Садовой улице, было бы настоящей сказкой. Слишком красиво и нереально, чтобы стать правдой. Есть и более рациональное объяснение моей очередной неудачи. Американская киноакадемия устроена так, что половина ее экспертов — американцы, ведь это их премия. Не случайно именно у аниматоров этой страны больше всего «Оскаров». Далее идут канадцы, англичане и т. д. Россию представляют всего 2-3 человека. Поэтому даже чисто математически сложно набрать в свою поддержку большое количество голосов. Конечно, можно обидеться, объявить «Оскару» бойкот и не отправлять туда фильмы, но едва ли это продуктивно.
— Примечательно, что те же американцы с удовольствием смотрят добрые советские мультики. В современных же картинах, зарубежных, и наших, сказочные персонажи часто агрессивны. Многие психологи уверены, что это плохо влияет на характер главной аудитории — детей и подростков. А что считают создатели картин?
— Наивно думать, что «добрая» мультипликация учит детей добру, а «злая» — делает их жестокими. На развитие личности мультфильмы влияют мало. Возьмите культовый сериал «Том и Джерри». Там герои бьют друг друга на каждом шагу, подкладывают бомбы. Но уже несколько поколений выросли на этой картине и стали при этом нормальными людьми. Основное место в воспитании малышей и подростков занимают семья, школа, среда обитания, учителя. И мультфильмы тут ни при чем. Да, родителям так удобно — посадили ребенка перед «зайчиком» на экране и думают, что их чадо воспитывается. Но в этот момент они свои обязанности переложили на плечи режиссера. А маленький человек остался брошенным и лишенным тепла самых близких людей. Такого точно быть не должно. Для ребенка, да и для взрослых, главное — дружная семья, где все любят друг друга.
— Если вернуться к премии, уверена, что ваша работа ничуть не хуже удостоенной «Оскара» анимационной картины «Любовь к волосам».
— Любая награда — отчасти лотерея. У знаменитого российского мультипликатора нет «Оскара», но его  признана лучшим фильмом во всем мире. В этом году в первичном списке претендентов на «Оскар» был также представлен замечательный мультфильм Наташи Мирзоян «Пять минут до моря». Он удостоен многих международных призов, однако на «Оскаре» не добрался даже до шорт-листа. Поэтому и столь почетная премия — точно не мерило успеха. Никто не спорит, награды — это приятно, но надо спокойно относиться как к их получению, так и отсутствию.
Видео дня. Кто сделал звездой Вахтанга Кикабидзе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео