Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Актриса Анна Нахапетова: Моя мама – Вера Глаголева

родилась в семье известных актёров и . Долгое время занималась балетом, танцевала в Большом театре. Сейчас работает в Театре . Зритель знает Анну по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Воскресный папа», «Русские в городе ангелов», «Новогодний романс», «Одна война», «Две женщины» и др.

Актриса Анна Нахапетова: Моя мама – Вера Глаголева
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели

- Аня, когда вы впервые снялись в кино?

Видео дня

- Когда мне было шесть с половиной лет, я сыграла дочку мамы в фильме «Воскресный папа». Мои родители не хотели, чтобы я пошла по их стопам, но режиссёр настоял. Фильм этот до сих пор часто показывают по телевидению. И у меня остались очень теплые детские воспоминания о тех съёмках: нас встречают в Ленинграде, мы едем с мамой на огромной машине «Чайка», лето, мне подарили какие-то игрушки. А сами съёмки проходили в игровой форме, и я не относилась к ним серьезно. После этой картины в моей киношной жизни была огромная пауза, потому что я была полностью увлечена балетом.

- Расскажите о своей балетной жизни!

- Я двадцать лет проработала в Большом театре. Окончила Московское хореографическое училище в классе Софьи Николаевны Головкиной. И сразу после распределения была приглашена в три театра: в Театр Станиславского, Кремлёвский Дворец съездов и Большой театр. Я выбрала Большой. Перетанцевала практически весь классический кордебалетный репертуар, а так же выходила в сольных афишных партиях. Мы с театром много ездили по миру. В год было по три-четыре больших поездки.

- Какая поездка запомнилась больше остальных?

- Я очень люблю Японию. Это удивительная страна. Мы с труппой ездили по самым разным городам на скоростных комфортабельных поездах.Была в таких городах, как Токио, Осака, Нагоя. Японцы очень дружелюбные и приятные люди. Они любят балет. Артистов Большого театра они принимают всегдакак-то по-особенному. Со мной и в училище учились японки, они были маленького роста.

- А у вас для балета подходящий рост?

- Когда я пришла в училище, я была самая маленькая в классе. Потом я выросла, у меня рост 1.68, это нормально для балета. Но сейчас другая тенденция. Сейчас в училище набирают высоких, худых, с идеальными ногами. Если ты не держишь ногу на 180 градусов, тебя в училище, думаю, что уже и не возьмут. В основном сейчас приходят в балет из художественной гимнастики. И вообще балетная техника и физические требования с каждым годом шагают вперёд.

- Когда ездили в зарубежные командировки с Большим театром, не возникало желания остаться за границей?

- Нет, никогда. Я всегда была привязана к театру и своей семье. У меня родилась дочка… А если вернуться к зарубежным поездкам, не могу не отметить гастроли в Америке, в Лос-Анджелесе. Папа приходил на все мои спектакли. Если была такая возможность, я всегда оставалась у отца на какой-то срок.

- А ваш папа никогда не жалел, что эмигрировал в США?

- Лучше задать этот вопрос папе. Я об этом от него не слышала. Вообще папа всё время в работе. Что-то пишет, у него много сценариев и разных идей. В Америке он подружился с . Когда папа оканчивал Высшие режиссёрские курсы, он сделал дипломную работу по произведению этого знаменитого фантаста «Вино из одуванчиков». Брэдбери её видел и позже дал папе все права на новую постановку этого произведения.

- Кто для вас Роман Виктюк? Как вы попали в его театр?

- Это довольно длинная история. Десять лет назад меня пригласили в Театр Сатиры, хотели поставить пьесу, написанную специально для меня. Ставил её артист театра Стас Николаев. Эта пьеса – синтез балета и драмы. Называлась она «Люпофь». На самом деле, я ничего не умела в этой профессии, даже то, что я снималась в кино, ничего не значило. Театр и кино – два разных ремесла.

Я не могла внятно произнести на сцене ни слова. Думала, мне будет очень легко, но, как показала практика, было безумно сложно. И мы какими-то семимильными шагами проходили со Стасом основы актёрского мастерства. Затем был худсовет. На нём присутствовали , , , , . Все мэтры Театра Сатиры. Это было самое страшное, что я испытала в своей жизни! Потому что я очень боялась, что увидят мой непрофессионализм. Но, слава Богу, нам дали зелёный свет.

Мы играли этот спектакль несколько лет на «Чердаке» Театра Сатиры, меня там увидели и порекомендовали . Она тогда ставила «Стеклянный зверинец» в «Другом театре». И там я познакомилась с заслуженным артистом России Дмитрием Бозиным, который играл Джима. Я подружилась с ним, с его семьёй. И стала приходить на его спектакли в Театр Романа Виктюка. Без всякой мысли, что я могу здесь когда-либо работать.

И как-то я пришла на спектакль «Нездешний сад. ». Балетная история о выдающемся танцоре, который покинул Советский Союз, и о , великой английской балерине. У Театра Виктюка ещё не было своей постоянной площадки, и летом того года они снимали площадку в ТЮЗе на две недели. И это называлось «Театральный марафон». Каждый вечер шли спектакли, и я их посещала. И вот когда я смотрела «Нездешний сад», Фатима, супруга Дмитрия Бозина, сказала мне: «Аня, у меня есть мечта. Я хочу, чтобы ты когда-нибудь сыграла роль Марго Фонтейн». Я о таком не могла даже мечтать. Мы вместе посмотрели спектакль, улыбнулись друг другу, и на этом мечта осталась мечтой.

Прошло где-то полгода. И девочка, которая исполняла роль Марго Фонтейн, ушла в декрет. И тогда Дима предложил мне попробоваться. Мы какое-то время репетировали, потом показали Роману Григорьевичу Виктюку. Он одобрил. После этого я играла этот спектакль как приглашённая актриса. Я тогда ещё работала в Большом театре. После очередного спектакля, после поклонов Роман Григорьевич взял меня за руку и сказал: «Приходи ко мне завтра на репетицию».

Я не знала, куда он меня зовёт, на какую роль приглашает. Мне было всё равно. Для меня этот человек был и остаётся гением. Это человек-легенда. Я могу расценивать это как подарок судьбы. Я очень многому научилась и у Романа Григорьевича, и у артистов, которые у него работают. Через два месяца репетиций Роман Григорьевич лично подошёл ко мне и пригласил в свою труппу. В этот же день я забрала документы из Большого, где на тот момент уже оформила пенсию и стала ветераном труда.

- Что такое балетная пенсия? Чем она отличается от обычной?

- Ничем. Только ранний выход.

- Вы снимались у мамы в картине «Одна война». Расскажите, чем вам была интересна эта роль?

- Это фильм и роль, которыми я могу по-настоящему гордиться. За эту картину мы получили более 40 призов. Я пришла на кастинг и никто, кроме продюсера, не знал, что я дочка режиссёра. Я понравилась. «Вы что, смеётесь, - сказала моя мама. – Это же моя дочь. Вы не знаете?» «Как дочь?» А я очень подходила на эту роль. Изначально мама набирала артисток по типажам. Пять главных героинь. У неё были фотографии разных девушек, среди которых была моя прабабушка. А так как я на нее действительно похожа, это сыграло определённую роль, что в итоге выбрали меня.

- Как работалось с мамой?

- Снимали фильм в Карелии. Передать это время, 1945 год, было достаточно трудно. Мы жили с мамой в одной квартире, и, когда приходили поздно вечером домой, не обсуждали то, что было на площадке. Зато на съёмках я пыталась уловить каждое мамино слово. Снимали на острове, были построены палатки, в которых мы проводили большую часть времени. Было очень холодно, дул сильный ветер. Возникали разные экстремальные ситуации. Например, сцену, когда топится героиня , снимали в очень холодной воде. Мы хотели снять кино, которое затронет сердца зрителей. И у нас это получилось.

- Вам, наверное, многие говорили, что вы очень похожи на маму – и внешне, и голосом, и манерами?

- Да, говорят. Мы с мамой всегда общались, как две подруги. Я рассказывала ей всё самое интересное, что со мной происходило, она рассказывала о своих делах и проблемах…Что касается внешности, мы как-то стояли с мамой вместе у зеркала и пытались выяснить, почему все говорят, что мы так похожи. Не смогли понять, у нас разные черты лица. Мистика какая-то. А вот голос и манеры – это да, это есть!