Ещё

Сбежавшие спонсоры, «Дау», сокращенная программа и коронавирус: что ждет Берлинале 

Сбежавшие спонсоры, «Дау», сокращенная программа и коронавирус: что ждет Берлинале
Фото: ТАСС
Еще в 2017 году 79 немецких режиссеров, включая Марен Аде, Фатиха Акина и , написали открытое письмо в адрес руководства Берлинале с просьбой пересмотреть политику смотра и обновить его управляющий состав. По их словам, фестивалю нужен сильный куратор с международными связями, который (ая) мог бы поставить Берлин на один уровень с другими крупными смотрами. Несмотря на то что Берлинале входит в так называемую большую тройку вместе с Канном и Венецией, в последние годы он потерял актуальность и релевантность. В начале года внимание на себя перетягивает январский фестиваль в Роттердаме и «Сандэнс», проходящий в Парк-Сити в США. В плане же формирования программы у смотра есть очень сильный конкурент в лице Канна: некоторые режиссеры предпочитают придержать свои фильмы в надежде, что их отберут в каннскую программу, нежели отдавать их в Берлин.
В последние годы программа Берлинале оставляла желать лучшего. Конечно, там по-прежнему можно было найти уникальные и важные фильмы, но большая часть отобранных картин производила удручающее впечатление. Берлинале держался исключительно на своей прошлой репутации: большинство делало вид, что он имеет вес и значение, но на деле все было не совсем так.
Более того, некоторые эксперты отмечали, что Берлинале слишком увлекался политикой, поэтому иногда закрывал глаза на качество фильмов в угоду их политической повестке.
В итоге Косслик в 2019 году ушел в отставку, а на его место назначили Мариетте Риссенбек и Карло Шатриана. Риссенбек, до этого возглавлявшая компанию German Films, которая занимается продвижением немецкого кино в мире, стала первой женщиной — директором Берлинале, а Шатриан до этого работал директором фестиваля в Локарно. По словам министра культуры Германии Моники Грюттерс, в дальнейшем смотр сохранит ориентацию на зрителя и политический уклон, но при этом станет моложе и более открытым для экспериментов.
Какой в итоге будет новая программа?
Риссенбек, взявшая на себя административные функции, и Шатриан, отвечающий за формирование программы, обошлись без радикализма. Они убрали всего две секции — детище Косслика «Кулинарное кино» и NATIVe — и добавили еще одну «Столкновения», которая, по идее, включает в себя «эстетически смелые работы от независимых и изобретательных режиссеров». Фильмы секции будут соревноваться за три награды, судьбу которых решит независимое жюри. При этом грань между новой программой и уже существующими «Панорамой» и «Форумом» довольно тонка. Теоретически, «Панорама» уделяет больше внимания феминистическим и политическим картинам, а «Форум» рефлексирует на тему природы кинематографа и того, как в ней отражаются тенденции и проблемы современного мира. Но в практическом смысле это большие массивы фильмов, в которых сложно ориентироваться. Шатриан объясняет это тем, что Берлинале остается зрительским фестивалем, в отличие от Канна и Венеции, которые больше ориентированы на индустрию, поэтому они хотят предоставить публике более широкий выбор. Это довольно спорное утверждение, если учесть, что, во-первых, та же Венеция открыта для зрителей, а во-вторых, большое количество фильмов никак не гарантирует их качество. Единственное облегчение состоит в том, что эти секции хоть немного, но сократили. Так, в «Панораме» в этом году 36 фильмов вместо 45, а все внеконкурсные фильмы убрали из основной программы в Berlinale special. Всего количество фильмов сократилось с 400 до 342.
Также в этом году в основной программе не будет фильмов производства , так как это, по словам Риссенбек, не соответствует правилам Берлинале: все фильмы основного конкурса должны иметь кинотеатральный прокат. Таким образом, новое руководство смотра разделяет идеологию Канна, который очень долго бодался со стримингом и в итоге решил не принимать его картины в программу, в то время как в прошлом году в Венеции фильм Netflix «Рома» взял «Золотого льва». Многие критики назвали каннским не только подход нового руководства Берлинале к стримингам, но и саму программу. Шатриан явно уводит ее дальше от политики и ближе к искусству. В нее включены, в частности, «Неизбранные дороги» , «Берлин, Александерплац» Бурхана Курбани, «Сибирь» Абеля Феррары, «Женщина, которая убежала» Хона Сан-Су.
Также, чтобы подстегнуть интерес публики, Берлин взял в конкурс фильм из нашумевшего проекта Ильи Хржановского «Дау». В начале прошлого года общественность вовсю обсуждала этичность амбициозной задумки российского режиссера и подвергала сомнениям методы, применяемые на его съемочной площадке, которая больше напоминала социальный эксперимент. В России же фильмам отказали в выдаче прокатного удостоверения из-за наличия в них порнографических материалов. Так что искусство искусством, но Берлинале хочется и хайпануть. Тем более что громких имен на фестивале снова не будет, что вполне объяснимо. Все-таки Риссенбек и Шатриан первый год на новом посту и, чтобы раскачать Берлин, им нужно время.
К программе юбилейного года эксперты отнеслись сдержанно-положительно, и в ней действительно есть чем поживиться. Зрителям покажут новые сериалы от  и , фильмы «Плавать, пока море не станет синим» Цзя Чжанке, «Минимата» Эндрю Левитаса с , «Номера» , «Уроки фарси» и «Гунда» Виктора Косаковского. Фильмом открытия стал «Мой год Сэллинджера» канадского режиссера Филиппа Фаллардо.
Организационные вопросы
Еще один шаг нового руководства — отмена приза Альфреда Бауера, который обычно вручали фильмам, «открывающим новые перспективы в кинематографе». Награда названа в честь первого директора Берлинале, но, как оказалось, он был связан с нацистской партией гораздо сильнее, чем считалось до этого. Среди ее обладателей — , Баз Лурман, Лав Диаз и Пак Хчан Ук.
Помимо головной боли с составлением программы Риссенбек и Шатриан столкнулись и с организационными проблемами: несколько крупных спонсоров в этом году решили не поддерживать фестиваль, поэтому награда лучшему документальному фильму, обычно финансируемая компанией Glashütte Original, оказалась под угрозой. Более того, площадка кинотеатра Cinestar в Sony Center, где проходила часть показов, закрылась, а подвал Театра на Потсдамской площади, где проходят открытие и закрытие фестиваля, оккупировало шоу Ченнинга Татума Magic Mike. Организаторы шоу даже готовы приостановить свою деятельность на время Берлинале, но требуют за это компенсацию убытков.
К внутренним проблемам добавились и внешние в лице коронавируса. Одновременно с фестивалем в городе проходит кинорынок European film market (EFM), где китайские компании играют не последнюю роль. Именно в этом году рынок планировал уделить особое внимание китайской киноиндустрии, но в итоге большинству игроков пришлось отказаться от участия на EFM. Некоторым из них просто не выдали визы, другие не решаются путешествовать в условиях карантина и боятся негативной реакции своих международных коллег, которым может не понравиться подобное соседство. Берлинале объявил, что в связи с коронавирусом фестиваль установит на своих площадках дополнительные средства дезинфекции, а также опубликовал на своем сайте рекомендации о том, как стоит себя вести в связи со вспышкой вируса. Среди них, например, такие: «Держитесь от других людей на расстоянии не менее одного метра, особенно если они чихают и кашляют». Учитывая то, что на Берлинале многие часто заболевают и вместо аплодисментов зрители обычно заходятся приступами кашля, соблюдать рекомендации врачей будет сложно.
В конечном счете фестивалю удалось найти других спонсоров, показы распределили по другим площадкам, а городские больницы готовы принять заболевших, однако сказать, что Берлин встретил новых руководителей с распростертыми объятиями, точно нельзя.
Тома Ходова
Видео дня. Архивные фото со съемок «Джентльменов удачи»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео