Ещё

Трудно быть музой: что помешало карьере Умы Турман 

Трудно быть музой: что помешало карьере Умы Турман
Фото: ТАСС
29 апреля отмечает 50-летний юбилей. часто называл исполнительницу своей музой и богиней масштаба или . Кажется, мастер постмодернистского кино единственный, кто смог подобрать ключик к Турман. Каждое их совместное начинание производило фурор в популярной культуре, благодаря чему Ума превратилась в главную роковую женщину экрана за последние десятилетия. Именно в тандеме с эпатажным постановщиком она получила максимум наград и признания, включая номинацию на  за .
Хищная женщина-вамп Мия Уоллес с сигаретой в руке, возможно, самый узнаваемый образ 1990-х. Даже постер с ней стал подобен иконе. Дилогия проложила дорогу для боевиков нового типа, где хрупкие представительницы слабого пола брутально увечат табуны врагов. Однако на этом триумфальное сотрудничество Турман и Тарантино прекратилось, а другие режиссеры так и не разобрались в инструкции, как полностью раскрыть ее потенциал.
Первые шаги
Родители Умы были крайне колоритные персонажи: отец — одноглазый ученый и буддийский монах, а мать — модель, переквалифицировавшаяся в психотерапевта. Неудивительно, что они дали девочке экзотическое имя, которое на санскрите означает «свет» и «великолепие». Тем самым они еще больше усложнили ее детство. До 14 лет Турман искренне считала себя дурнушкой и комплексовала из-за своего высоченного роста, крупных ног и специфической внешности. Впрочем, она быстро рассталась с образом гадкого утенка, стала супермоделью и получила первые роли в кино. Особенно она пришлась ко двору в исторической драме (1988) про коварные любовные интриги: ее игра произвела благотворное впечатление на критиков.
Тарантино, правда, экранные работы Турман не убедили, и он не хотел даже рассматривать ее кандидатуру для «Криминального чтива». Тем не менее на совместном ужине между ними вспыхнула искра — творческая. Несмотря на различные слухи, отношения культового режиссера и его любимой актрисы никогда не носили амурного характера. На их первой встрече они практически не говорили о роли, и у Квентина сложилась иллюзия, как будто его сценарий воплощается в реальной жизни. Он почувствовал себя Винсентом Вегой, неожиданно проникающимся симпатией к незнакомой девушке, с которой он вынужден проводить время в силу обстоятельств. С тех пор она его покорила.
Быть или не быть музой
У самой Турман почетное звание музы вызывает скепсис. Ненароком можно подумать, что она просто стоит красивой мебелью на пьедестале и вдохновляет гения на созидательные порывы. В действительности Ума является активным участником креативного процесса. Она делится своим мнением с Квентином и отстаивает его в спорах и ссорах. Он правит сценарий в связи с ее пожеланиями, а она расшибается в лепешку ради качественного воплощения роли.
Не стоит думать, что Ума всем обязана Тарантино. Персонаж Невесты из «Убить Билла» — венец ее карьеры, но это не подарок от режиссера, а плод их совместной фантазии. Парочка сочинила эту героиню еще на съемках «Криминального чтива». Турман отстаивала отдельные реплики, предметы гардероба и сценарные моменты.
В «Убить Билла» Тарантино хотел обыграть аниме и восточные фильмы о боевых искусствах и самураях. Роль обернулась колоссальным физическим испытанием для Умы. Съемки отложили из-за ее беременности, и вскоре после рождения ребенка ей пришлось приступить к беспощадным тренировкам. Занятия проходили пять дней в неделю и длились по восемь часов. Напутствовал актрису легендарный боевой хореограф Юэнь Ву-Пин, отвечавший за драки в «Матрице» и в «Крадущемся тигре, затаившемся драконе».
Турман разучивала три стиля кунг-фу и другие единоборства, два стиля боев на мечах, ножевой бой и многое другое. Внушительный рост — 181 см — не упрощал ей задачу. Восточные боевые искусства придумали люди невысокого роста с низким центром тяжести, что позволяло им скакать как бешеным, лихо бить ногами и совершать изящные пируэты. Данные, которыми природа наградила Уму, мало подходили для подобного времяпрепровождения.
Когда она впервые взяла в руки меч, то нечаянно жахнула им себя по голове и разрыдалась. Она надеялась, что Тарантино найдет способ избавить ее от исполнения всех трюков. Однако тиран был непреклонен и выступал решительно против быстрых монтажных склеек или компьютерной графики. Турман пришлось все делать самой. Когда она научилась воспринимать боевую хореографию как танец, обучение пошло живее. Правда, многие драки придумывались непосредственно перед съемками, а не в ходе репетиций.
При этом роль не сводилась к одним потасовкам. Картина изобиловала чрезмерным стилизованным насилием. Чтобы действо не выглядело карикатурным, Турман требовалось придавать ему смысл своей игрой. На нее легла задача очеловечить свою героиню, дабы она смотрелась достоверно и вызывала сопереживание. Актрисе это виртуозно удалось.
Ума пусть и в шутку, но и сама замечала, что любовь Квентина к ней проявляется весьма своеобразно. В своих фильмах он с практически садистским наслаждением прогонял ее персонажей через ад. На экране Турман протыкали огромной иглой, простреливали голову, насиловали, избивали, резали и хоронили заживо. В одной сцене «Убить Билла» ей плевали в лицо. Тарантино не доверил эту честь , поскольку сомневался в его способности сделать это с подобающей художественностью, и выполнил это сам. В другом эпизоде он самолично душил свою музу цепью. Муза всегда охотно соглашалась на все экзекуции ради искусства — с цепью вообще была ее инициатива, которая, как известно, наказуема. Но однажды все зашло слишком далеко.
Почему между Тарантино и Турман произошла размолвка
Все же во время съемок «Убить Билла» идиллические отношения дуэта изрядно испортились. Тарантино настаивал, чтобы Ума сама села за руль машины и ехала по непроверенной лесной дороге. Протесты актрисы он проигнорировал, хотя ее предупреждали, что машина ненадежная. Квентин хотел, чтобы Турман двигалась со скоростью больше 60 км/ч, чтобы ее волосы развевались. В какой-то момент Ума потеряла управление и врезалась в дерево. Она получила травмы шеи и колен, которые до сих пор ее беспокоят.
Продюсеры во главе с  (который по своему обыкновению в свое время успел еще и подомогаться актрисы) пытались замять инцидент и отказывались выдавать Турман запись, чтобы она их не засудила. Видео ей прислал Тарантино только 15 лет спустя, рискуя навлечь на себя гнев адвокатов.
Сейчас Ума не держит зла на режиссера, который назвал происшествие эпизодом, вызывающим наибольшее сожаление в жизни. Тем не менее прежнее доверие между ними оказалось утрачено. Лишь в последние пару лет их дружба, как кажется, наладилась.
В чем Турман просчиталась
После каждого совместного фильма с Тарантино Турман оказывалась на вершине славы, но затем каждый раз брала весьма неудачный курс. После «Криминального чтива» она несколько лет избегала крупных проектов и экспериментировала. Когда она все же созрела для больших чеков, коммерческие фильмы с ее участием шли ко дну в прокате (позорные и  (1998)). Уме не удавалось собрать кассу даже с достойными картинами (фантастикой и «Отверженными» (1998)).
Как нельзя более кстати карьеру Турман реанимировал Тарантино с «Убить Билла», после чего актриса стала запрашивать за роли в районе 12,5 млн долларов. Безбедную старость она себе обеспечила, но фильмы выбирала посредственные — и уже по традиции провальные. Пожалуй, самым вопиющим образом ее подвело чутье, когда она отказалась от партии Эовин во «Властелине колец», о чем жалеет до сих пор. В то время Ума решила посвятить себя материнству. Кстати, сейчас ее дочка Майя Хоук (от актера ) идет по стопам родителей и уже блеснула в третьем сезоне популярного сериала «Очень странные дела».
При этом нельзя сказать, что Турман не искала интересных персонажей. Наоборот, она не хотела быть просто романтической героиней, жертвой или девушкой в беде и застревать в какой-то определенной нише. Она не следовала какой-то проверенной успешной формуле и искала что-то новое. Ума не чурается ни фантастики, ни комедийных образов (, например), но качество фильмов ее стабильно подводит. Есть, конечно, и проблески — как, например, небольшая, но мощная роль в «Нимфоманке» . Турман нередко представала отрешенной и холодной в своих перевоплощениях, но в ипостаси обманутой жены выдала крайне эмоциональный монолог.
С возрастом актрисам становится тяжелее рассчитывать на ведущие роли в кино. На выручку приходят сериалы, куда Турман и перебралась, но по-настоящему хитовых проектов пока что не отыскала для себя и на малых экранах.
Зато и она, и Тарантино вновь допускают возможность совместной работы. Квентин даже заикается о следующей части «Убить Билла», хотя название, вероятно, придется менять или убивать какого-то нового Билла. Если их воссоединение состоится, мир наверняка вновь сотрясется от восторга.
Что смотреть с Умой Турман:
"Криминальное чтиво" (1994)
"Гаттака" (1997)
(1998)
Дилогия «Убить Билла» (2003–2004)
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео