Ещё

Карантин, коллекторы, Гонконг: как живет главная звезда боевиков категории Б Скотт Эдкинс 

«Адски устал играть русских злодеев»
Фото: Lenta.ru
С 29 мая в сети можно посмотреть фильм «Коллекторы 2» — новую работу, пожалуй, главной англоязычной звезды малобюджетных экшенов , актера, которого уважительно называют «Де Ниро боевиков категории Б» и который, выпуская по четыре-пять картин в год, сумел завоевать репутацию подлинного героя современного кино боевых искусств даже в условиях заметного упадка жанра, некогда прославленного артистами в диапазоне от  до . «Лента.ру» поговорила с Эдкинсом о его славной карьере, развитии не только боевых, но и актерских навыков, а также о мире независимого кино в жанре экшен.
«Лента.ру»: Каково звезде кино боевых искусств соблюдать социальную дистанцию?
Скотт Эдкинс: Не так уж сложно, как кажется — да и есть что-то освобождающее в том, чтобы хоть иногда перестать бить людей (смеется). А если серьезно, то я в том же положении, что и все остальные. Что есть, то есть. Обхожусь спортзалом, который я незадолго до пандемии оборудовал в своем гараже. Поддерживаю форму таким вот образом. Рад, что появилась возможность побыть дома и немного отдохнуть от постоянных перелетов. Здорово, что можно с семьей провести, наконец, побольше времени. Хотя, не буду скрывать, дети иногда сводят с ума: одному — девять, другому — два, так что уследить за ними ой как нелегко.
«Коллекторы 2», вообще, проект не то чтобы очевидный — в том смысле, что в финале первого фильма герои на первый взгляд погибают. Почему вы решили снять сиквел?
Правдивое объяснение заключается в том, что нам всем — мне, режиссеру , моему партнеру по фильму  — так сильно понравилось работать вместе над «Коллекторами», что мы просто захотели воссоздать этот опыт. Это, правда, было здорово: и с Луисом у нас сложилась классная химия на экране, и наши персонажи были интересными, и сами были довольно необычным для меня, по крайней мере, проектом, таким в большей степени бадди-муви, чем классическим боевиком. Но, как вы заметили, финал первого фильма стал в некотором роде проблемой…
Мягко говоря.
Мы стали думать, как эту проблему решить. И тут, в общем-то, было два варианта. Первый — в начале «Коллекторов 2» вернуться к финалу прошлого фильма и буквально показать зрителям, как так получилось, что наши герои выжили. Скажу честно, мы даже сняли эту версию завязки. Но потом поняли, что утяжеляем таким образом фильм, перегружаем его лишним. Решили выбрать второй вариант: просто принять то, что нашим с Луисом персонажам каким-то образом удалось выжить. И понадеяться на то, что зритель вместе с нами в это просто поверит — притворится, что раны, полученные нами в первом фильме, оказались не смертельными. Ну и потом — это ведь не так уж и невозможно по меркам кино?
Но все-таки про моего героя там все не так уж и очевидно. Убит или нет? Успел скрыться или нет? Четкого ответа не было. С героем Луиса было сложнее — он там выглядел более-менее нежильцом, конечно… Но зато момент его спасения прибавил новых оттенков второму фильму: тема ранений, полученных Луисом, вышла на первый план, он из-за них переосмыслил свою жизнь и перестал быть таким безрассудным. Можно даже сказать, что мы с ним поменялись функциями в какой-то степени по сравнению с первым фильмом: там же, наоборот, он рвался в бой все время, а я был осторожнее и занудствовал.
Дилогия «Коллекторы» и, например, такой фильм, как , сигнализируют о том, что вам стало интереснее работать на проектах, если и не легкомысленных, то как минимум не стесняющихся юмора.
Это правда. Мне стоило начать с этим намного раньше, если честно. Но киноиндустрия — жесткий бизнес, в котором люди, которые дают на производство кино, не любят (ну или не могут) рисковать. У меня же до самого-самого недавнего времени не было возможности в большей степени контролировать творческую часть тех проектов, в которых я снимаюсь. Я под этим прежде всего имею в виду вклад в работу над сценариями. Раньше в моем случае это выглядело всегда так: «Вот сценарий, ждем тебя на площадке». Сейчас на таких условиях мне тоже приходится время от времени работать — отказываться и выделываться я себе не могу позволить. Но свободы все-таки стало больше — и такие фильмы, как «Коллекторы», «Несчастный случай» или «Британский психопат», это ее следствие. На всех этих проектах я выступаю или продюсером, или даже соавтором сценария — и юмор это как раз то, что мне нравится привносить. Мне кажется, во-первых, он делает сами эти фильмы богаче и разнообразнее, а во-вторых, привлекает большую аудиторию — все-таки совсем олдскульные, одномерные экшен-фильмы сейчас стали слишком нишевым продуктом. Мне же, как ни странно это может звучать от состоявшегося артиста, по-прежнему хочется развиваться и пробовать новое.
Можно также заметить, что все названные вами фильмы отличает еще и подчеркнутый британский менталитет ваших героев. Особенно, конечно, это касается «Британского психопата». Это тоже следствие вашего участия на стадии работы над сценарием?
О да. Вы себе не представляете, как я устал от того, что мои национальные черты воспринимались продюсерами не как нечто уникальное, а как недостаток, который — как бы чего не вышло — лучше тем или иным образом сгладить.
Причем чаще всего под этим подразумевался русский акцент.
Это все Бойка, мой герой из франшизы «Неоспоримый». Поймите меня правильно, я очень Бойке благодарен — это ведь он по сути принес мне известность и по-настоящему запустил мою карьеру. Но я реально адски устал от того, что из-за него мне долгое время предлагали играть исключительно русских злодеев. И это при том, что сам Бойка в «Неоспоримом 3» из антагониста превратился в протагониста, раскрылся с более сложной стороны. Но так, опять же, устроена индустрия. Стоит ей заметить тебя в каком-то одном образе, как она тут же пытается тебя загнать в эти рамки раз и навсегда. А если тебе предлагают и не русского персонажа, то непременно кого-нибудь из Восточной Европы.
Но повторюсь, я с большой любовью отношусь именно к Бойке — во многих странах меня на улицах узнают именно как его. Так и кричат через дорогу: «Эй, Бойка!» В общем, вы понимаете, насколько для меня ценна возможность сейчас как-то обыгрывать в ролях мое британское происхождение. Во многом поэтому, мне кажется, таким удачным стал «Британский психопат». Это же вообще экспериментальное кино по моим меркам. Половина его состоит из пацанских разговоров на кокни в пабе. А я именно что и есть простой британский пацан.
Как вам кажется, почему среди множества спецов по боевым искусствам, которые работают в современном кино, именно вам удалось сделать такую хорошую карьеру, наработать репутацию, которая, в общем, простирается далеко за пределы жанра и его аудитории?
Мне трудно ответить на этот вопрос как-то иначе, чем одной фразой: я просто все это время работал как проклятый и продолжаю это делать. Ну и стоит, наверное, добавить, что мне в основном везло оказываться в руках режиссеров, которые не только ценят мои навыки, но и видят во мне что-то большее, чем просто каскадера или бойца. Это и Джесси Джонсон, и , который снимал сиквелы «Универсального солдата», и Айзек Флорейнтайн, автор «Неоспоримых». Надо, кстати, заметить, что все эти парни умеют снять сцену драки или экшена, возможно, лучше всех в современном англоязычном кино. Что до меня, то я стараюсь не снижать требований к самому себе. Это касается прежде всего моего развития именно как актера.
Мое тело уже никогда не будет таким, как в 27-28 лет — и каждый полученный удар обходится мне все дороже и дороже. Поэтому нужно брать другим. Как в свое время я вслед за дзюдо обучался сначала тхэквондо, потом — кикбоксингу, так и сейчас я стараюсь учиться быть органичнее в ролях более комедийных и драматических.
Вообще, с чем, по-вашему, связан упадок жанра экшен — в сравнении с его золотым временем, которое было, наверное, в восьмидесятых?
Да, восьмидесятые были в порядке. Я же и сам рос именно на фильмах того времени, дружище. Именно они меня вдохновили на то, чтобы стать актером. Моей первой любовью был и остается Брюс Ли, но я фанател и от всех остальных легенд: Шварценеггера, Сталлоне, Ван Дамма, Лундгрена, Джеки Чана, Джета Ли. Большое счастье, что я так или иначе поработал почти с каждым из них. А что касается жанра в целом… Времена изменились. Развитие CGI, конечно, сказалось очень сильно — оно сделало навыки, которыми я и мои коллеги владеем, не вполне обязательными. Экшен, если так разобраться, никуда не ушел. Зрители по-прежнему его любят. Но просто большинство из них теперь получает его в другой форме — в виде гигантских студийных блокбастеров на основе комиксов, в которых есть и трюки, и погони, и рукопашный бой, и боевые искусства, но есть и также и очень дорогая, эпическая компьютерная графика. Вот только сниматься в таких фильмах может, более-менее, кто угодно, любой популярный актер. Нет ничего сложного в том, чтобы просто накачать мышцы и надеть костюм из латекса. Все равно всю сложную работу за тебя при этом сделает каскадер в точно таком же костюме. Специалисты вроде нас уже оказываются как бы и не нужны. Но я не жалуюсь. У меня, к счастью, есть своя аудитория и возможность зарабатывать на жизнь. Пусть попробовать себя на проекте, который не ограничен очень небольшим бюджетом, и хотелось бы.
Вы недавно сыграли одну из главных ролей в большом гонконгском хите «Ип Ман 4». Было ощущение, что круг замкнулся в определенном смысле? Вы ведь именно в Гонконге начинали свою карьеру.
Определенно было. И это классное чувство, не буду скрывать. Тем более, что в отличие от начала карьеры тут у меня была большая роль — а значит, и больше возможностей показать себя, и вызовы посерьезнее. Юэнь Ву-Пин, который ставил хореографию боев, настоящая легенда, и я счастлив был снова с ним поработать. А Донни Йен, сыгравший главную роль, был, наверное, последним из моих кумиров, с кем я до этого не оказывался в кадре, но очень об этом мечтал. Что сказать, Донни — настоящий мастер, а вин-чун, его стиль, основанный на очень быстрых и сильных ударах, это не шутки. Вообще, должен заметить, что я с радостью обнаружил: в своих лучших качествах гонконгское кино совсем не изменилось. В нем по-прежнему режиссер и его авторитет незыблемы, а на площадке царит дух сотрудничества и даже товарищества. И самое главное — в Гонконге по-прежнему бьют по-настоящему. Куда, куда сильнее, чем в американском кино. «Скотт, ты будешь не против, если мы сейчас снимем этот удар по твоему лицу в слоу-моушене?» Да я только за. Бейте.
«Коллекторы 2» (The Debt Collectors) вышли в стриминговых сервисах 29 мая
Видео дня. Что стало с самыми яркими квнщиками
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео