Евгений Цыганов: оказалось, что, если мы не выйдем из дома, мир не рухнет 

Евгений Цыганов: оказалось, что, если мы не выйдем из дома, мир не рухнет
Фото: ТАСС
Один из самых востребованных российских актеров в разгар пандемии принял участие в онлайн-съемках нового фильма-спектакля UFO генерального продюсера Оkko Театра о людях, которые имели контакт с внеземной цивилизацией. В интервью ТАСС артист рассказал о том, почему всеобщий карантин не стал помехой при создании проекта, о своих ощущениях от самоизоляции, а также о работе в фильме про  и в экранизации «Мертвых душ» . — Чем вас заинтересовал проект UFO Ивана Вырыпаева? Когда его можно будет увидеть?
— Пока затея заключается в том, чтобы в начале сентября отыграть несколько спектаклей в декорациях фильма и практически сразу сделать кинопремьеру этой работы. И выпустить ее на онлайн-платформе. Я видел давно эту пьесу в читке Вырыпаева. Тогда Ваня говорил со сцены, что у него есть сценарий и он хочет снять фильм, но денег на картину нет, так как съемки предполагают экспедиции по всему миру, и пока он почитает сценарий. Это было лет пять назад, мне очень понравилось, как это звучало тогда. Я знаком с творчеством Вани давно, считаю его уникальным явлением в нашем театральном сообществе.
— Вы уже начали репетировать?
— Мы уже все сняли. Репетировали в Zoom. Ваня сказал, что у него есть такая задумка, которую можно осуществить, несмотря на всеобщий карантин. Оказалось, что это действительно реально. Несмотря на то что все участники проекта находились по домам в репетиционный период, а Ваня вообще находился в Варшаве в этот момент. Мир, с одной стороны, закрылся, а с другой — открылся, иначе когда бы мы еще решились на такую аферу. — Как вам вообще такой формат — онлайн всего? Является ли встреча или репетиция в онлайне хоть немного равноценной реальному общению, подготовке спектакля, репетициям?
— Это зависит от задач. Есть пьесы, которые так нельзя репетировать, есть режиссеры, которые на это не пойдут. Мой мастер говорил, что в театре интереснее восприятие, чем самовыражение. Имеется в виду восприятие артистами друг друга, когда то, что ты делаешь, зависит от твоего партнера, когда это реакция на него в большой степени. Суть в том, что театр предполагает присутствие партнера и ваше взаимодействие. Но в данном случае это было возможно, потому что такова форма пьесы. Она состоит из монологов. Есть такая расхожая фраза, что для разных дверей — разные ключи. Пытаться открывать все двери одним способом совершенно необязательно. — Иван Вырыпаев рассказал, что идея пьесы пришла к нему семь лет назад, когда он увидел статистику, согласно которой около шести миллионов жителей земли утверждают, что имели прямой контакт с внеземной цивилизацией, и он подумал, что найдутся же на них хоть 20 здравомыслящих. Какое у вас отношение к этому вопросу? Верите ли вы в нечто необычное, возможно, сверхъестественное?
— Сверхъестественное и инопланетяне — это все же разные категории…
— Скоро выходит сразу несколько проектов с вашим участием. Вот, например, два фильма, в которых вы сыграли водителей: «47» Алексея Учителя и сериал «Иван», драма и комедия. Про первый проект, в принципе, кое-что уже известно: это фильм о водителе, автобус которого врезался в машину Виктора Цоя. Ваш герой, как я понимаю, ничего про музыканта не знал. А для вас фигура Виктора Цоя имеет какое-то особое значение?
— Да, я слушаю Виктора Цоя и в моем плей-листе есть группа «Кино». Я никогда не был фанатом, мне не приходило в голову надеть на себя майку с Виктором Цоем или тусоваться у его стены. Но я понимал, что он крутой поэт и мелодист и очень харизматичный человек — такой дерзкий парень, «звезда по имени Солнце». Но, в общем-то, мои отношения с Цоем такие же, как мои отношения со всем талантливым и классным, что происходит или происходило в нашей стране, да и в мире вообще. — О сериале «Иван», кроме состава и короткого синопсиса (некогда успешный автогонщик из-за алкогольной зависимости теряет карьеру и подрабатывает водителем), известно не так много. Могли бы рассказать подробнее об этом проекте? Каким героем вы будете в нем? — Есть режиссер , когда-то я снимался у него в небольшом сериале «Забытый». Я люблю эту работу, мне кажется, она сложилась. Потом мы с Володей обсуждали, что здорово было бы что-то сделать вместе, и оказалось, что у него есть такой сценарий. Сценарий написан действительно здорово, я поймал себя на мысли, что читаю его, как художественную литературу. Это редкость. Понятно, что переводить литературный язык на язык кино — достаточно сложная задача.
Как атмосферу текста перенести на экран? Это достаточно камерная история про человека, про его путь или какой-то отрезок пути, который он проходит, встречая странных, потерянных людей, иногда таких, которые в нем нуждаются или в которых нуждается он. Все это сделано с хорошей долей юмора и драматизма, и мне хочется, чтобы история сложилась. Мы отсняли одну восьмую, наверное, этого сценария, снимали в Мурманской области, и вот случилась эпидемия, мы вернулись в Москву, вроде как с тем, чтобы продолжить съемки осенью. — Недавно Григорий Константинопольский также рассказал, что вы сыграете Чичикова в современной экранизации «Мертвых душ». Что именно современного в ней будет? И как Чичиков приспособится к современным реалиям?
— Понятно, что Константинопольский — фантазер, и он написал весьма лихой сценарий.
Посмотрим, что получится. В фильме прекрасный актерский состав, я нахожусь в предвкушении встреч с артистами, с режиссером, ну и с гоголевским текстом. — Я перечислила только несколько ваших будущих проектов, но их значительно больше. Считаете ли вы себя трудоголиком?
— Я, наверное, привык к такому ритму, а как иначе? Я не то чтобы делаю все подряд, лишь бы что-то делать, но если мне предлагают истории, которые мне интересны, которые меня задевают, я соглашаюсь. Мне кажется, что мне везет: я встречаю людей, которые горят тем, что делают. И все чаще получается сниматься по сценариям самих режиссеров. Пока человек, который это делает, горит своим замыслом пусть даже один, то это уже оправдывает существование всей съемочной группы.
— Чем стало для вас карантинное время? Некоторые говорят о том, что появилось время чем-то заняться, до чего не доходили руки, другие просто смогли выспаться или побыть с семьей.
— В интернете ходила шутка: «Выучил два новых языка и сел на шпагат». Не знаю, кто это написал, но горжусь этим человеком. Так вот, на шпагат я не сел, но, например, посмотрел много кино. Не могу сказать, что в некарантинное время я кино не смотрю, спортом не занимаюсь, с детьми не общаюсь, — такого нет. По большому счету, все в таком же режиме, но без нервяка, скорость меньше. Проблема нашего времени ведь в том, что мы находимся на каких-то бешеных скоростях, в какой-то момент люди переходят в механическое существование. А тут мы вдруг понимаем, что, в принципе, если мы никуда не поедем или не выйдем из дома, то мир не рухнет. Оказалось, что массу вещей можно решить дистанционно. Наверное, для всех нас важно, что можно остановиться, посмотреть на свое механическое существование, услышать, что важно, а что второстепенно, более спокойно поговорить со своими детьми не на уровне: «Ну что в школе». Услышать, как они рассуждают о жизни и устройстве мира. Я в этом режиме понял, что в моем случае этот ритм более естественный.
Да и не то чтобы я страшно соскучился по ресторанам, тусовкам, премьерам. Но у меня есть театр и музыкальная группа. Мы с парнями постоянно плачемся, что было бы здорово сыграть концерт или хотя бы сделать репетицию, но пока длится пандемия, мы понимаем, что спокойствие наших семей сейчас важнее. Это же в основном не про страх того, что с тобой что-то случится, это, скорее, про ощущение ответственности перед родными и близкими людьми. Беседовала Валерия Высокосова
Видео дня. Как сложилась судьба Панаса Петровича
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео