Актеры сериала «Агентство О. К. О.» об экстрасенсах, о табу-темах в кино и ролях мечты 

Актеры сериала «Агентство О. К. О.» об экстрасенсах, о табу-темах в кино и ролях мечты
Фото: Uralpress.Ru
На телеканале «ТВ-3» 24 августа состоится премьера нового паранормального детективного сериала «Агентства О. К. О.» от сценариста и продюсера . Картина повествует о необычном детективном агентстве, которое занимается поиском пропавших людей по своему особому методу. Исполнители главных ролей и  рассказали челябинским журналистам о сложностях на съемочной площадке, любовных линиях в сериале и жертвах ради хорошего кино.
— Рина, Игорь, расскажите, в реальной жизни хотелось бы испытать экстрасенсорные способности? Верите в это?
Рина Гришина: больше верю, чем не верю. Но моя героиня очень не любит, когда ее называют экстрасенсом. Она себя и не позиционирует так, она себя позиционирует как человека, у которого есть такая способность. Вика относится к ней, как к проклятию. Я не могу сказать, верю ли я в то, чего никогда в жизни не видела.
Игорь Стам: Для меня эта история не воспринимается как исключительно мистическая. Но то, что все закручено именно на экстрасенсорных возможностях героини Вики, конечно же, основа, на которую положена вся сценарная история. Однако дальше по сериалу мы приходим к тому, что это такая аномалия мозга Вики. Я сейчас читаю достаточно много литературы про мозг, это очень интересно. Многие нейробиологи пытаются объяснить такие аномальные способности людей с помощью науки.
Рина: И в нашем сериале пытаются с разных сторон объяснить способности героини с помощью науки, но она не хочет, чтобы ее изучали.
Игорь: Таким образом, история становится настоящей, живой, человеческой. Мистики в ней не так уж и много. Большинство зрителей поймет, что это все возможно, в этом нет запредельной фантастики.
Рина: Действительно, у нас нет летающих предметов. Ее сила не такая, как в фильмах о магии. Она довольно реальна, просто Вика чувствует больше и сильнее, нежели обычные люди, которые ее окружают в этой истории. В этом ее магия.
Игорь: Я был даже свидетелем похожих примеров, но не связанных, конечно, с пропавшими людьми. У меня, например, жена Маруся буквально вчера на одном мероприятии четко увидела дежавю и поняла, что этот кадр был в ее сне. Мне кажется, большинство из нас обладает этими способностями. Кто-то в большей степени, а кто-то в меньшей.
Рина: И мы можем развивать это, если сконцентрируем свое внимание. Я, например, стараюсь развивать свою интуицию, которая мне очень помогает по жизни.
— Рина отмечала, что этот сериал дал ей возможность говорить со зрителем на такие важные темы, как одиночество, страх и вера в себя. Почему это так важно для Вас?
Рина: Это такие темы, о которых мне всегда хочется говорить. Одиночество, страх, потеря близких людей… Наверное, потому, что у меня в жизни этого было очень много. Актер все-таки рассказывает в своих ролях про себя. Меня всегда привлекают такие роли, потому что они очень близки. Эти темы меня волнуют и трогают. Во время съемочного периода, который длился два года, у меня происходило много разных событий в жизни, было и очень трагическое событие в нашей семье. Эта роль помогала справиться с этими ситуациями. А они, к сожалению, помогали мне лучше вжиться в образ героини.
— Рина, Вы исполняли роль девушки с экстрасенсорными способностями. Брали ли Вы консультации у самих экстрасенсов перед съемками, чтобы лучше понять героиню?
Рина: Нет, меня не консультировали. Как я и говорила, никогда не видела настоящих экстрасенсов. Я думала сама себе, как она использует эту силу, как происходят все ее видения. Я придумала все ее физические реакции на это. В процессе, после того, как я себе это придумала, сильно в это поверила. Когда все это делала, видела то, чего нет на самом деле вокруг, то, что потом было сделано на монтаже с помощью компьютерной графики. Например, все мои соединения с другими персонажами, когда моя героиня внутри себя превращается в другого героя, которого они ищут. Эти съемки были очень эмоциональными. Я всегда возвращалась домой после съемок с ощущением, что меня били весь день (смеется).
— По Вашим киноработам, Рина, сложилось такое ощущение, что у Вас есть амплуа девочки-колючки с нежной душой. Вы сами это чувствуете?
Рина: Дело в том, что я снимаюсь уже 20 лет. Начала в 13. Последние кинопроекты, в которых у меня были такие роли, просто более известны. У меня было много разных ролей, но эти завоевали большую аудиторию, благодаря им я стала популярнее. Моя Вика — не колючка, она очень честная. Она не будет улыбаться тем, кто ей не нравится. Мне, действительно, нравится играть таких персонажей, у которых внешнее расходится с внутренним. Тех, кто носит маску, а внутри является совершенно другим человеком. В этом есть некая наполненность, интерес разбирать таких персонажей, догадываться, что там внутри, и почему это так глубоко закопано.
— Почему грим наносили по три часа?
Рина: Игорь старый очень, его надо было молодить (смеется). А мне наносили грим, потому что моя героиня с татуировками. Это было самым сложным в нашем процессе. Художник по гриму делал татуировки, ассистент художника по гриму — дреды, а я параллельно красила сама себе лицо. Так, в шесть рук, в течение трех часов, каждое утро, мы делали это. Приезжали раньше всех на съемочную площадку и уезжали позже всех.
Игорь: Мне особенно понравился макияж Рины, который делался три часа. Я мог как раз заниматься делом и разбирать роль (улыбается).
— Есть подозрение, что в сериале будут любовные линии. Это не секрет? Поделитесь?
Игорь: У меня жена то же самое спросила (смеется). Подозрение верное, и зритель должен это подозревать. Конечно, эта история не без любви. Как может существовать любая история, если в ней нет человеческих чувств? Тогда она перестает быть настоящей, становится, на мой взгляд, пресной. Вообще в этом проекте мне понравилось в сценарии Ильи Куликова, что, кстати, отличает его сценарии от большинства других, присутствие человеческих отношений. Это очень важно, потому что это самое интересное, что может быть в кино.
— Игорь, у Вас много театральных работ. Вы больше считаете себя актером театра или кино?
Игорь: Я амбивалентен в этом смысле. Пятьдесят на пятьдесят. Для меня театр и кино — две равнозначные структуры. Они абсолютно разные, но я стараюсь совмещать и то, и другое.
— Игорь, Вы не первый раз играет сотрудника полиции. А какая роль мечты? Чью роль еще не исполнили?
Игорь: Так случилось, что в какой-то период своей актерской жизни я стал часто исполнять роли защитников, военных и так далее. Более того, у меня сейчас в театре роль первого полицейского. Это одна из моих сильных ролей, с ней я был даже номинирован на национальную премию «Золотая маска». Тот набор полицейских, который случился в моей жизни, в какой-то степени подвел черту «герой первого полицейского». Он так и прописан в пьесе «Человек из Подольска» . У меня уже целая коллекция этих бутафорских удостоверений. Кому-то их дарил в качестве сувениров, где-то они лежат по углам. Но пора выходить на другой уровень ролей. Мне было бы интересно сыграть на сегодняшний день человека науки. Хотя все мои полицейские — следователи. Я играл роли людей, которые в первую очередь работают словом, мыслью, а не пистолетом.
Рина: Как я, например, со своими оперативниками (смеется).
Игорь: Всегда интереснее решать более сложную задачу. Исполнять роль того, кого не играл до этого.
Рина: У меня нет такого, чтобы прям роль мечты. Мне больше хочется играть про какие-то темы, а уже на них накладывается роль. В последнее время хочется рассказать про зависимость. Неважно какую. И неважно, будет это мой персонаж или я буду героем, который рядом с человеком с зависимостью. Мне хочется на эту тему сыграть. Еще хочется поговорить на тему «дочь и мать / отец и мать». Есть моменты, которые мне хотелось бы проиграть в своей жизни. На те темы, которые в «О. К. О.», тоже хочу продолжать играть, потому что они мне интересны.
— Игорь, Рина, а есть ли у Вас табу в работе? Смогли бы, например, подстричься налысо или набрать 20 килограммов?
Игорь: У нас было что-то похожее. Рина, например, использовала линзы на глаза. Ей приходилось по 12 часов в них работать, так как у героини разные глаза — это такая физическая особенность. Я был свидетелем, как мучилась Рина, как она с этим героически справлялась.
Рина: Врачей на площадку вызывали, они давали какие-то капли.
Игорь: Да-да, это все было. Конечно, ради роли, ради профессии иногда нужно идти на подобные вещи. И мы готовы к этому. Табу не могу сформулировать. Я вообще стараюсь не жить по принципу табуирования, потому что жизнь текучая. Все зависит от ситуации. Если в сценарии прописаны подобные вещи, то надо детально рассматривать. Но мы актеры. Мы вообще вездесущие и всемогущие. Для нас главное — сделать роль, и чтобы она попала в зрителей, которые будут на нас смотреть. Порядка двух лет мы работали над этим проектом с учетом всех остановок, переделыванием сценария и так далее. Для меня эта роль стала одной из самых сложных работ.
Рина: Для меня тоже. Сто процентов. А если говорить о табу, то я могу налысо побриться, если эта роль будет из тех, которые я жду и хочу, если это будет сценарием оправдано. Растолстеть, пожалуйста. Похудеть тоже. Во время «О. К. О.» я очень сильно похудела, например, но непреднамеренно, так получилось. И это даже интересно, потому что хочется играть разное. Я только за.
— Линзы, грим по три часа… Почему еще эта работа стала для Вас сложнейшей?
Игорь: А этого мало (смеется)?
Рина: Нас били (смеется)! Шучу. На самом деле были еще некоторые моменты, о которых нельзя рассказывать. Технически сложным был именно съемочный процесс.
Игорь: Вот расскажу вам такую историю. У нас однажды перестали работать кондиционеры, а мы снимали в павильоне. Это было летом под крышей. Началась просто адская жара…
Рина: И не однажды перестали работать, они вообще там не работали (смеется).
Игорь: Съемочная группа у нас была большой — около 50-и человек. Было непросто провести 12 часов под крышей на жаре.
Рина: А потом мы снимали в этом же павильоне, когда начались холода. Он не отапливался, а мы снимали внутри, будто это лето. Я была в тоненьких маечках, было нереально холодно. На нас между сценами одевали пуховики, чтобы согреть. Такие сложности всегда бывают на площадках. Этот проект просто очень эмоциональный для наших с Игорем персонажей, поскольку мы ведем эту историю, все происходит через нас. У нас были сложные актерские сцены, но мы горели этим проектом душой и сердцем, поэтому вкладывали самих себя в это. Сцены все сложные, серии насыщенные и довольно тяжелые. У нас не было отдыха и перерывов практически никогда. Я лично не выходила из персонажа между сценами. А характер этого персонажа очень тяжелый. Я уставала от него, ведь в жизни-то я другая совершенно.
Видео дня. Разгадки фильмов, которые никто не понял
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео