Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Жена Вадима Евсеева рассказала про его тайны

Жена Вадима Евсеева рассказала про его тайны
Фото: Sport24Sport24
— дизайнер интерьеров и жена , бывшего главного тренера «Уфы», футболиста, игравшего за московский . В составе «Локо» Евсеев дважды становился чемпионом России, а также участвовал в чемпионате Европы — 2004.
Мы встретились с Татьяной, чтобы поговорить о вещах, о которых многие часто не задумываются. Как семья известного футболиста переживает сложности в его карьере, почему их не захлестнула «звездная болезнь» и что помогает оставаться простыми людьми, Татьяна рассказала в эксклюзивном интервью Sport24.
«Зарабатывать в Инстаграме — не мое»
Я работаю дизайнером интерьеров: история началась с покупки дома. Мы приобрели дом и начали перестраивать, мне понравилось, и я подумала: почему бы и нет? Но я долго шла к этой профессии, до этого с подругой занимались цветочным магазином, другими проектами. А потом я как-то приехала из Риги и в один момент решила учиться на дизайнера. Пошла в Британскую школу дизайна, как раз было два последних места в потоке. После была Международная школа дизайна, до сих пор посещаю разные курсы. Дизайном интерьеров занимаюсь восьмой год, и только недавно перестала стесняться этого: когда я училась, эту профессию выбирали все. Сейчас у нас с подругой небольшая частная компания, вместе решаем все дела, полностью вникаем во все процессы. Ведем где-то три проекта параллельно.
Зарабатывать в Инстаграме — не мое. У меня есть работа, которая мне нравится, где я развиваюсь, это приносит доход. Работает «сарафанное радио»: появляются новые клиенты, остаются старые. Как-то поступило предложение оформить усадьбу в Нижнем Новгороде, я загорелась идеей, но посчитала, что для этого нужно постоянное присутствие. Пришлось отказаться.
«Первое свидание прошло в »
Мы знали друг друга детьми: наши родители хорошо общались. Я была совсем маленькой и копалась с братом в песочнице, Вадим был постарше, всегда здоровался, когда проходил мимо. А, потом, я как-то пришла в гости к его сестре, он открыл дверь и сказал: «Какая ты красивая!» Попросил меня проводить до дома. Мне было 15, ему — 19. Но раньше и дети как-то раньше взрослели. Например, мама не могла мне сказать: «Не выходи замуж, что ты делаешь?»
Первое свидание прошло в Макдоналдсе, даже розочку подарил. Возможно, в нашей свадьбе важную роль сыграл мой папа, который был военным, и говорил: «Это как ты уйдешь куда-то жить? Только свадьба». Мне еще не было 18, и мама написала записку для ЗАГСа, что родители не против. Со стороны общества давления не было, но ходили какие-то слухи в . Ребята подшучивали, что я, наверное, беременна. Но ребенок появился только через год после свадьбы.
Вадим очень любит оливье, часто его готовлю независимо от времени года. Мы обожаем кататься на лыжах, всегда открывали сезон в Австрии, Италии, Швейцарии. Очень расстраиваемся, что из-за пандемии не получается никуда поехать. Я была в Красной Поляне: по стоимости получается, как покататься за границей, но не стоит своих денег.
Операция дочери и знаменитая фраза
Я пришла к выводу, что человека закаляют не самые радостные события: смерть близкого, болезни, потери. Та же ситуация с Полиной: это очень заземляет и не дает свернуть на иллюзорную дорожку. Ты начинаешь думать о том, что действительно важно. Может, совпадение, но на тот момент Вадим начинал в «Спартаке», перешел в «Локомотив»: появилось побольше денег, возможностей, новых знакомых. Звездной болезни никогда не было, но были какие-то мимолетные позывы. И происходит история с нашим ребенком, которая показывает, что на самом деле важно. Возможно это и не позволило нам зазвездиться.
Полине предстояла операция по устранению врожденной недостаточности митрального клапана (порок сердца. — Прим. Sport24). Эта история длилась не один год: мы долгое время наблюдались в России. Когда все только начиналось, мне было 22 года. Кажется, я так повзрослела за эти два года Никто даже не знал, что мы улетели оперироваться в Германию. Потом на Первом канале Ярцев объявил, что дочь Вадима Евсеева готовится к операции, и начались бесконечные звонки.
Знаменитая фраза Вадима никогда не была предметом шуток в семье: мы знаем, что за ней стояло. Я не смотрела игру с Уэльсом, была в больнице с Полиной, и мне позвонила подруга, сказала: «Видела, что твой учудил?» Но мне было не до этого. Не вижу в этом ничего страшного. Вадима до сих пор связывают с этой фразой, часто пишут в Инстаграм или просто говорят: Вадим Валентинович, а повторите еще раз. Но каждому не докажешь, что предшествовало этой фразе, никто не знает, что у Вадима было на душе. Ему предстояла важнейшая игра, дочь в больнице, мысленно он был везде и сразу. Это я, женщина, могла плакать, истерить, а он дал эмоциям такой выход.
Он долго метался — быть с нами или выходить на игру, спрашивал меня: если хочешь, я останусь в больнице. Но я понимала: он ничем не поможет, человеку нужно профессиональные задачи решать, на поле он был нужнее. И все успешно сложилось: забил гол, запомнился фразой, и, главное, все хорошо с дочкой.
Полина — творческая, учится на художника, заканчивает последний курс. Увлекается Кореей, хочет там пожить. Футболом не интересуется, ей не нравится смотреть игры, на стадион не ходит. Она совсем другая в отличие от современной молодежи: сумочки, бренды, хайп не интересуют. Она была совсем маленькой и выдала фразу: люди должны видеть мою душу. Хотя в Москве сложно увидеть душу.
«В комментариях пишут: Евсеев, ты такой жирный, давай худей»
Я помогаю мужу вести Инстаграм: мы вместе придумываем тексты, пишем заметки, согласовываем итоговую версию. Мы не особо переживаем, чтобы скрупулезно выстраивать кадр, закладывать какой-то смысл в текст. Но всегда получается легко и с душой, Вадим может сказать: «Так, сфотографируй меня, я новый пост придумал». Совсем с ума не сходим, чтобы писать: вот я съел пирожок, а тут я иду гулять. Но недавно были в Плесе, Вадим постоянно просил его фоткать. Было забавно.
Люди иногда пишут в комментариях: Евсеев, ты такой жирный, давай худей. Они не понимают: может, у человека какие-то проблемы со здоровьем. Чувство такта просто отсутствует. В целом, аудитория хорошая. Мы начали активно вести Инстаграм в марте, и до сегодняшнего дня заблокировали всего человек двадцать.
Вадим может мне сказать: давай сегодня сделаем пост про игру. И вот он рассказывает свое мнение, а я красиво оформляю. Как-то составляли пост про его помощников, он так трепетно к этому подошел: чтобы обязательно упомянули каждого, раскрыли характер, рассказали про все их плюсы. Вообще, у Вадима очень классное чувство юмора. Местами юмор даже черный, но он никогда не обидит шуткой. На днях показала ему дубленку, а он говорит: «Ну и что это? На вахту собралась?» Смеялись всей семьей.
Раньше он постоянно прикалывался: мог побриться налысо, вернуться домой в лыжных ботинках, хотя был в Испании. На чьем-то дне рождения кидался тортом, даже бросал в машину. Сейчас так не чудит.
Вадим больше закрытый человек, но может расслабиться. Это зависит от настроения. Команда выигрывает — веселый, радуется, всем звонит. Когда проигрывает — лучше не разговаривать. Он сам говорит: все друзья, которые у нас есть, появились благодаря тебе. Раньше я любила собирать гостей, накрывать стол, что-то постоянно готовила.
Жизнь без футбола
После футбола была сумма, которая приносила дивиденды и позволяла жить, пока Вадим не работал. Потом рухнул банк вместе с нашими деньгами, и мы остались без всего. Было не очень хорошо, но у нашей семьи всегда были другие ценности. Да, дочка училась в частной школе, важно получить хорошее образование. При этом я не стремилась ходить в Гуччи и Шанель, мне было важнее обеспечить качественную жизнь нашей семье и родителям, моим и Вадима.
Иногда смотрю за соцсетями других жен футболистов, как себя ведут, что транслируют. Мы жили в другом футбольном мире. Сейчас дружу с некоторыми девушками, они тоже не популяризируют соцсети. Одна из них Юлия Кантонистова, пишет кандидатскую по психологии. Причем мы случайно познакомились: сидели рядом на каком-то мероприятии «Торпедонулись парой слов, общались полгода по телефону и вместе поехали в отпуск.
Вторая подруга — Оля Лоськова. Очень самодостаточный, умный и проницательный человек, всегда поддержит, придет на помощь. Сейчас Оля полностью в детях, возит сына на футбол. И Юля Самедова, с ней тоже хорошо общаемся. Она всегда говорит: «Евсеева, мы на тебя равняемся!»
Почему распадаются футбольные браки?
Многие разводятся, когда муж заканчивает играть. Люди будто впервые узнают друг друга и оказываются чужими. Человек заканчивает играть, и у семьи ломается устоявшийся жизненный быт, люди не понимают, что друг с другом делать. Может, в нашем случае помогло, что мы познакомились и узнали друг друга до футбольной жизни.
Есть фотография жен игроков сборной Рроходил Евро-2004. Нас там — 10 человек. С тех пор почти все развелись, сохранилось только два брака.
Человек должен иметь пространство, заниматься своим делом. Я не лезу к Вадиму с бесконечными вопросами, у меня своя жизнь, дела, работа. Знаю, в какой момент можно что-то спросить, а когда лучше не трогать человека. Стараюсь не лезть с бытовыми вопросами, могу сама решить, какой купить чайник. При этом Вадим много чего делает по дому, обожает наш сад. Когда была самоизоляция, покупал и сажал груши, яблоки. Посадил около ста деревьев туи вдоль забора. Но вот кулинария не его история: на днях решил пожарить мясо, я зашла на кухню, а там — дымовая завеса. Поэтому пусть лучше яблоки сажает и в саду отдыхает.
Муж без работы — трагедия для меня. Я вижу, что человек переживает. После той же ситуации с «Уфой» прошло всего две недели, а он уже ходит туда-сюда по дому, говорит: наверное, хочешь, чтобы я куда-то уехал. Ему некомфортно, он не может сидеть на месте, хочет что-то делать. Если ему хорошо — всем хорошо. В «Уфе» его очень любили: постоянно узнавали, просили сфотографироваться. Там мы чаще куда-то выбирались, в Москве больше проводим времени дома. Я даже иногда шучу, говорю Вадиму: ты хоть жену на свидание пригласи!
Самый тяжелый момент был, когда Вадим закончил играть. Мы жили 15 лет в определенном режиме, и в один момент это закончилось. Расстраивалась, когда была помоложе: как так, муж постоянно на сборах, а я всегда одна. Потом не могла привыкнуть к другому: Вадим закончил карьеру как игрок и всегда был дома. Утром уезжаешь — он дома, вечером приезжаешь — дома. И это продолжалось около года.
Он пробовал себя в агентской деятельности, потом решил, что это не его, и пошел учиться. А там уже Парфенов позвал в Иваново, и закрутилось.
Мы за время его карьеры никуда не переезжали, не выезжали дальше Раменского, и Вадим не побоялся пойти во Вторую лигу. Хотя даже я думала: куда он вообще едет? Работа в Иванове помогла ему многое понять, работать над собой. Он был главным тренером и иногда звонил мне: игроки хулиганят, куда-то разбрелись, что мне с ними делать? Я говорила: соберись сам и всех там собери!
Хорошо общаемся с Юрием Палычем [Семиным]. Когда меня видел, всегда подходил, спрашивал, как дела, как семья. Я продолжаю ходить на игры «Локомотива», все-таки родная команда. Ходим вместе с Олей Лоськовой. Когда «Уфа» выигрывала у «Локомотива», Дима Лоськов шутил и говорил жене про меня: так, больше не бери этот третий глаз с собой! А теперь Вадим ходил на игру с «Баварией».
Прощание с «Уфой» и карьера на ТВ
Все было как обычно: Вадим уехал из дома, я его проводила. А потом он звонит и говорит: только не переживай, меня уволили. Я чувствовала, что к этому идет, можно сказать, была немного готова.
Расставание с командой далось тяжело: у Вадима были слезы, я плакала, когда он все рассказывал. Все звонили, поддерживали, писали в директ, комментарии, SMS. Я так гордилась своим мужем: он получал столько приятных слов!
Очень переживала за Вадима последние две недели. Человек вложил в команду всего себя, ему верили ребята, и я видела, как к нему относились. Я изнутри знаю, как тяжело ему все давалось, как он настраивал ребят перед играми. И в происходящем виноват не только Вадим. Может, его вина отчасти есть, но с кем играть? Я сама говорила: может, мне уже выйти на поле? Он понимал, к чему все идет, ужасно переживал: последние две-три игры на нем не было лица. Я даже не разговаривала с ним.
Пока непонятно, что будет дальше. Были предложения, но я говорю Вадиму отдохнуть, а он все рвется что-то делать. Его приглашают на телевидение как эксперта, но я бы не хотела, чтобы он связывал с этим жизнь. Вижу его только в спорте. Хотя перед каждым эфиром мы готовимся, читаем скороговорки — речь должна быть качественной и подготовленной. Он часто читает, любит военно-исторические книги.
Не могу назвать себя каким-то пиар-агентом Вадима, просто я болею за него, мне хочется, чтобы он выглядел по-европейски, поэтому мы вместе стремимся к совершенству.