Александр Галибин: «На сплетни, что проталкиваю жену, внимания не обращаю» 

Александр Галибин: «На сплетни, что проталкиваю жену, внимания не обращаю»
Фото: Экспресс газета
Начало его кинокарьеры оказалось очень ярким. После детектива «Трактир на Пятницкой», где Александр Галибин сыграл вора-карманника Пашку-Америку, он стал много сниматься. Потом взял паузу, пробовал себя в режиссуре, руководил несколькими театрами и снова вернулся в актерство. С какими мыслями Александр Владимирович недавно отпраздновал 65-летие, мы узнали у него самого.
— На юбилей хотелось куда-то поехать с семьей, но не удалось, — признался Галибин. — Зато Московский Английский клуб, куда я вхожу, устроил за городом роскошную встречу. Но самые лучшие подарки для меня — это дети и внуки. Старшей Марии 42 года, ее дочке Лизе 21. Ксении — 17, а Василию — 6. Когда ребята делают что-то своими руками — приятно, а к дорогим презентам спокойно отношусь.
— Нынешняя ситуация сильно на вас повлияла?
— Карантин дома за работой провел. Готовился к съемкам своего очередного фильма для детей «Маруся Фореvа!». Не так давно его закончил, и в следующем году, надеюсь, зрители увидят. Я уже три фильма для детей снял, готовлюсь к четвертому — мы выиграли грант.
— Вам в жизни часто выпадал выигрышный лотерейный билет?
— То, что я попал в профессию — большая удача. Я же не из актерской семьи, но еще в школе занимался в драматическом крум, в 1973 году, со второго раза поступил в родном Ленинграде в ЛГИТМиК. В школе любил кино, но ни никогда не восхищался звездами, не собирал открытки с ними.
Папа работал декоратором-постановщиком на «Ленфильме». С шести лет брал меня в экспедиции. Но выступал категорически против того, чтобы я стал актером. И потом никогда не приходил на мои спектакли. Но когда в 23 года судьба преподнесла мне роль в фильме «Трактир на Пятницкой», после чего я стал известным на весь Союз, оттаял. Я тогда только заканчивал театральный, был молодой и наглый. Эта картина плюс «Романовы. Венценосная семья» и, конечно, «Мастер и Маргарита» и есть мои выигрышные лотерейные билеты.
Когда в 18 лет прочитал этот роман Булгакова, пусть даже сокращенный вариант, для меня он стал потрясением. Даже сессию с трудом сдал. Мы жили в доме, напротив которого была библиотека жилищной конторы. Так что читал запоем все подряд и везде: на кухне, в ванне, в туалете. Меня за это ругали, но знания из тех книг до сих пор со мной.
— Почему в фильме «Мастер и Маргарита» вашего героя режиссер Бортко поручил озвучить Сергею Безрукову?
— Безруков же сыграл Иешуа, вот Бортко и решил, что мой Мастер должен говорить с ним одним голосом. Тут нет подводных камней, интриг, просто такой ход. Считаю это ошибкой. Но, конечно, решение режиссера для меня закон. «Мастер и Маргарита» — культовая книга, с ней связано много мистических ведуманныха и правда случалось что-то невероятное. Я имею в виду наши съемки: внезапно падали тяжелые предметы, артисты голоса теряли. Но не надо себя пугать и накручивать. Когда я снимался у Глеба Панфилова в роли Николая II в «Романовых», мне приснился сон. Я тогда работал в Александринском театре и увидел, как иду по родным коридорам с семьей. Поднимаемся по лестнице, входим зал. Огнями светится сцена, а рядом, в царской ложе, отодвигается занавеска, и оттуда выглядывает голова государя. Он пристально посмотрел на меня, кивнул и скрылся. Я понял, что Николай разрешил мне прикоснуться к своей семье, своей жизни. Это мистика, и она случается в жизни любого человека.
— За свою карьеру вы возглавляли несколько театров — Александринку в Питере, «Глобус» в Новосибирске, Станиславского — в Москве. И нигде не задержались надолго.
— Всем труппам я благодарен. деи не принималисаканчивались, и я уходил. Этой мой путь, я им горжусь, ни за что не стыдно. Конечно, хотелось бы сделать такой театр, как БДТ у Георгия Товстоногова, или «Современник» у Олега Ефремова, или «Ленком» у Марка Захарова. Но видно, жизнь вела меня в другую среду. Очень жалко, что  спектакли, которые я поставил. Их любили и до сих пор вспоминают зрители.
— Посидев в кресле худрука, трудно сейчас работать рядовым актером в «Школе современной пьесы»?
— Я счастлив, что Иосиф Райхельгауз сразу после моего ухода из Театра Станиславского позвонил и предложил поработать у себя. Сказал: «Приходи, будешь делать, все что захочешь». Плюс я сразу стал преподавать в РАТИ на курсе Райхельгауза, а далее мне самому дали курс. Иосиф Леонидович на время съемок снимает из репертуара мои спектакли, а потом возвращает. Но театр для меня всегда в пре чем уехать в экспедицию, думаю, как спланироватобы никого не подвести.
Поздний ребенок
— В первый раз вы женились в 19 лет на будущем режиссере Ольге Наруцкой…
— Да, мы поженилисьа втором курсе. Наш с Олей фильм «Муры Александровны» был очень популярен в конце 1980-х годов. Сценарий она специально для меня написала. Эта картина отразила время, эпоху. Не зря получили приз в Венеции. Маша, наша дочка, вначале стала актрисой, но не пошло. Сейчас она психолог, и ей это нравится. И у меня уже давно другая супруга — Ирина Савицкова. (У Галибина за плечами еще один брак, с немкой Рут Винекен, но о нем он вспоминать почему-то не любит. — Я. Г.) Ира на 18 лет меня моложе. Замечательная актриса, у нас двое детей: маленький сын и дочка Ксения, которая сейчас поступила в РАТИ к Юрию Бутусову на актрису. Я отговаривал ее как мог, но не получилось.
Я и в 23 года отлично себя чувствовал, когда впервые отцом стал, и почти в 60 лет, когда младший Вася родился. Сейчас учусь у него открытости миру, умению радоваться очень простым вещам, любить и уважать других, быть преданным. К моему возрасту эти вещи воспринимаются как само собой разумеющееся. Страха, что родился поздний ребенок, не испытываю и надеюсь, что успею вложить в сына все что смогу.
— Вы вели блестящую программу «Жди меня». Почему ушли оттуда?
— Три года вместе с Ксенией Алферовой вел эту программу. Было очень трудно, это ведь не придуманное шоу, а  человеческие судьбы. Мы показывали и горе, и радости. Я окунался в каждого героя. После съемок как выжатый лимон возвращался домой. А потом случилась реорграммы, и все из нее ушли. Не только ведущие, но и операторы, режиссеры, гримеры. Не знаю, что уж там произошло. Но сейчас ТВ, где в основном желтизна, не смотрю. Ну совсем не интересно.
-Вы помогаете своей жене-актрисе Ирине в карьере?
— Ирочка — моя судьба, мой ангел-хранитель, моя муза. Это она мне всегда помогает. И всегда рядом. Но если есть возможность, я делаю для нее спектакли. «Кроткая», «Фрекен Жюли», «Игроки», «Женитьба Фигаро», «Братья Ч»… Во многих театрах, где я работал, у нее были хорошие роли. Сейчас она играет в «Балтийском доме» Анну Каренину в моей постановке. Она блестящая актриса. И на сплетни, мол, понятно, проталкивает жену, внимания не обращаю. Мою семью — Иру, детей и маму — никто трогать не должен. А на тех, кто осуждает и обсуждает, не обращаю внимания. Это их проблемы. Родители научили меня трудится и уважать чужой труд, что я всю жизнь и делаю.
Болезнь поменяла жизнь
В 1982 году, снимаясь в фильме «Нас венчали не в церкви» Галибин отпросился на пару дней в Москву — поздравить дочь с днем рождения. И в поезде потерял сознание.
— Запустил болезнь, все терпел и вот довел себя до того, что понадобилась экстренная операция, — говорит Александр. — Я мог умереть. И понял, что остался жив потому, что сделал не все, что должен. Пришло осознание, что нужно что-то менять. Но понадобилось еще несколько лет, чтобы ощущения сформировались в конкретное действие. Я принял решение поступить на режиссерский курс ГИТИСа.
Видео дня. Что стало с главными актерами сериала «Кухня»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео