Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Ниже пояса. Почему зрители смотрят телешоу, вызывающие отвращение

Ниже пояса. Интерес к скандальным телевизионным шоу парадоксален: эмоции зрителей зашкаливают от восторга до отвращения, но их смотрят. Что же подпитывает страсть к таким зрелищам?
Ниже пояса. Почему зрители смотрят телешоу, вызывающие отвращение
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
В любое время дня и ночи, нажав на кнопку телевизионного пульта, на одну, а то и пару программ, перетрясающих чужое белье, обязательно нарвешься. Если успеешь сказать «фу!» и переключить канал, считай, повезло. Нет — станешь свидетелем чужой драмы, со всеми липко вытекающими из чьей-то душевной раны секретами, склоками, драками и скелетами. И даже если понимаешь, что это — фарс, все равно ведешься, невольно пытаясь вникнуть: кто и за что кому-то врезал, от кого из тридцати «близких друзей» родила «обиженка» и почему сотня кошек стала смыслом жизни Марьиванны...
Закрыть порочные шоу, бьющие ниже пояса нравственности, периодически требуют политики, представители духовенства, деятели культуры. В ответ в соцсетях набираются миллионы постов, обсуждающих, осуждающих и смакующих подробности очередного «шедевра» телеиндустрии. Подают его, кстати, под благовидным соусом: «Настоящие, невыдуманные истории людей задевают больше, чем пафосные рассуждения на общие темы, потому что, вынося на обсуждение частную проблему отдельного человека, отдельной семьи, мы говорим о том, что волнует всех без исключения», — говорится в аннотации одной из популярных телевизионных передач.
В этом, кстати, есть доля правды. Проблемы-то все как одна житейские. Моя тетка-пенсионерка, лишенная из-за ситуации с ковидом возможности вести активный образ жизни, встречаться с подругами, отдыхать на лавочках, смотрит шоу «про жизнь» ежедневно, если не ежечасно. А насмотревшись, теперь уверена, что сама стала большим экспертом в решении самых разных проблем. И на полном серьезе дает по телефону родным и знакомым консультации: как судиться с горе-соседями, продать квартиру, чтобы не обманули, почему нельзя прописывать невестку и когда отбирать у подростка гаджет, «чтобы не выпрыгнул из окна».
— В популярности скандальных шоу нет ничего удивительного, — говорит социальный психолог Илья Суровцев. — Потребность «хлеба и зрелищ» из человеческой природы ведь никуда не делась. Механизм привлечения интереса масс все тот же — вызвать эмоции. Недаром же эмпатию называют «самым общественным» из всех феноменов.
И то, что среди зрительниц больше женщин, тоже объяснимо: дамы по природе более эмоциональны, чувствительны. В шоу, конечно, все утрированно. Это такой консервант, провоцирующий почувствовать страх, агрессию, сочувствие, раздражение, жалость... И зритель демонстрирует ту реакцию, в которой у него есть потребность.
А то, что люди, чья личная жизнь скудна на события, питаются чужими страстями, тоже не открытие. Как говорится, классика жанра — бабушки на лавочке, часами сплетничающие о соседях. Просмотр «живых» историй расширяет «кругозор» пересудов про один двор-подъезд до безграничных масштабов. Противно? Да. Но когда все время сладко, это тоже приедается, надоедает.
«Пипл хавает», вклеивается, плюется, но и ведется. Причем, как показывают исследования , «сдаются» даже самые яростные противники подобных зрелищ. «Желание изредка смотреть откровенно абсурдное, примитивное кино или скандальные ток-шоу — не что иное, как признак высокого интеллекта», — утверждает доктор философии Института эмпирической эстетики Общества Макса Планка Кейван Саркош. По его мнению, периодический сознательный просмотр подобного телевизионного продукта просто необходим людям с высоким IQ «для испытывания и последующего наслаждения чувством иронии вкупе с презрением». По словам ученого, это «приносит крайне положительные эмоции и позволяет мозгу разрядиться, отдохнуть от решения сложных интеллектуальных задач».
— Вечером после работы туплю в сериал или смотрю какое-нибудь совсем отвратное шоу, — призналась мне на днях знакомая, между прочим, преподаватель одного из ведущих вузов страны Татьяна С. — Ну и что? Знаю, что многие мои коллеги именно так мозг расслабляют. Конечно, кто-то по-ханжески всплескивает руками и заявляет: «Я такую гадость никогда не смотрю!» А заведи разговор, они тоже, оказывается, в курсе главных сплетен и скандалов страны. Ну и к чему лицемерить? В моей жизни хватает времени на серьезную литературу, интеллектуальное кино.
Но иногда хочется легкого чтива, простенького, «ниже пояса» юмора или, наоборот, демонстрации чужих страстей. Считаю ли я, что подглядываю таким образом в замочную скважину? Нет. Во-первых, уверена, что герои ток-шоу — лица подставные. А даже если и нет и их истории реальны, то они же сами свое белье на всю страну решили вытрясти.
Казалось бы, впору воскликнуть про моветон. Между тем исследователи современной общественной ментальности спешат сообщить о появлении нового явления под названием guilty pleasure (от англ. «постыдное удовольствие»). Так, на одном англоязычном сайте, посвященном вопросам общественного мнения, утверждается, что маленькие человеческие радости, которые принято скрывать от образованного общества, есть абсолютно у каждого человека. Причем речь идет не только о пристрастиях к тем или иным низменным зрелищам, но и еде, привычках.
«Откровенно говоря, иметь такое pleasure просто необходимо, ведь это то же самое, что быть честным с самим собой», — полагает автор исследования, доктор психологии, член Всемирной ассоциации позитивной психотерапии Ричард Рен.
Объяснений и даже оправданий присутствию на телевидении, мягко говоря, большого количества программ, смакующих самые личные, сокровенные и не слишком лицеприятные стороны человеческой жизни, в том же интернете сегодня не меньше, чем категорических высказываний против них. Примечательно, что российские эксперты оптимизма западных коллег не поддерживают.
— Постыдные удовольствия — звучит красиво и даже завлекательно, — говорит кандидат психологических наук . — То, что запретный плод всегда сладок, не в XXI веке выяснилось. Но я бы интерес телезрителей к низкопробным шоу, так или иначе демонстрирующим унижение человеческого достоинства, назвала бы, скорее, синдромом пресной жизни. С интересом следят за происходящим в чужих домах, спальнях и жизнях по множеству самых разных причин: тут и рутина собственной жизни, и скука, и даже желание отвлечься от действительности и сбросить накопившуюся агрессию. Не смотрят — по одной: когда собственная жизнь полна впечатлений, забот и хлопот, если людям интересны те, кто находятся с ними рядом, время и эмоции на подобное развлечение тратить не хочется. Печально, но факт: первых, к сожалению, в нашем обществе становится больше. Оттого и рейтинги шоу не снижаются. Но если тратить эмоции на вымышленных персонажей, сил на помощь и сострадание реальным людям может ведь и не остаться
И когда я слышу заявления, что человеку для радости и удовольствия достаточно посмотреть на проблемы других, становится не по себе. Это говорит о том, что на смену эмпатии в наши души вселяется равнодушие.
Не обольщаться по поводу «терапевтических действий» от просмотра скандальных сцен «из жизни сограждан» советует и психотерапевт Антон Горловцев.
— В чем бы ни пытались убедить нас западные эксперты, если это и способ преодоления личного и общественного кризиса, то самый мрачный и жесткий, — говорит он. — Это как душу дьяволу продать: глядя на экран и отвлекаясь от собственной реальной жизни, в которой у каждого немало житейских неурядиц, мы тем самым успокаиваемся. Мол, край, трагедия, проблема — вот она, на экране. А у нас — так, мелочи жизни. Но удовлетворение в том, что кому-то еще хуже, пока никого не сделало счастливее.
Согласно опросу, проведенному на одном из российских порталов, изучающих общественное мнение, на вопрос: «Считаете ли вы, что подобные передачи ломают психику телезрителя, делая человека нервным и напряженным в его повседневной жизни», — 83 процента респондентов ответили «да».
— А так и есть, — продолжает психотерапевт. — Посмотрев на проявление жестокости, следствие других пороков, неэтичных поступков, человек их оценивает, понимает, что хорошо, а что плохо. Можно ли это воспринимать как определенное воспитание чувств? Едва ли. Если наблюдать драму со стороны, оценивать поступки других, поднимая самооценку и испытывая моральное превосходство, лучше, чище и нравственнее не станешь. Ведь то, что вы не в кресле героя такой передачи, совсем не значит, что в вашей жизни все в порядке. И многие после десятка просмотров вдруг начинают терзаться сомнениями: а что если и у нас в семье все врут, лукавят, грешат Отсюда и внутреннее напряжение, депрессии, человек начинает сомневаться, путаться в системе выстроенных внутренних нравственных ценностей.
Моя практика позволяет с уверенностью сказать: те, кто подсаживается на ток-шоу, чтобы отвлечься и расслабиться, со временем втянувшись, неизбежно начинают страдать от неврозов и повышенной тревожности за свою личную жизнь. Чаще, кстати, сверх меры, неверно примерив кальку увиденного по телевизору на своих друзей, любимых и близких.
...Любовь и верность , дружба и ненависть, власть и деньги, жизнь и смерть — на экране препарируется все. Так, как удобно режиссеру, чтобы шоу собрало у экрана массовую аудиторию и приподнялось в рейтинге. Но при этом быть честным с самим собой действительно важно. Так что на вопрос, почему мы это смотрим, стоит ответить каждому перед тем, как включить телевизор, где идет скандальное шоу.
ЦИФРА
3.5 часа в сутки в среднем тратят на просмотр телевизионных программ жители страны.