На кинофестивале «Московская премьера» показали фильм, которого не существует 

На кинофестивале «Московская премьера» показали фильм, которого не существует
Фото: Российская Газета
Показ стал, без преувеличения, одной из самых удивительных (хотя и внеконкурсных) премьер нынешнего кинофорума. Почему? Хотя бы потому, что эту свою двухсерийную работу режиссер снял… 23 года назад. Но это не единственная причина.
О чем лента? О страшном Ашхабадском землетрясении, уничтожившем до основания туркменскую столицу в ночь с 5 на 6 октября 1948 года. В отличие от Ташкентского землетрясения 1966 года, в котором погибло несколько человек и о котором знали все в Советском Союзе, Ашхабадское унесло, по разным версиям, от 70 до 130 тысяч жизней. Тогда командующий Туркестанским военным округом генерал И. Е. Петров оценил катастрофу так: подобные разрушение могли нанести 500 тяжелых бомбардировщиков, если бы сбрасывали бомбы круглосуточно в течение полугода.
Но долгие годы об ашхабадской трагедии мало кто знал в СССР, только-только сбросившем с плеч фашизм. На долгие годы на полку были положены съемки знаменитого советского документалиста Романа Кармена, прилетевшего в Ашхабад сразу после землетрясения. И лишь много лет спустя вышла в свет единственная художественная повесть очевидца трагедии, ленинградского писателя Лазаря Карелина, эвакуированного в Ашхабад в годы войны вместе с . Книжка хотя и называлась , но подробно повествовала об атмосфере, царившей в творческой среде Ашхабада накануне катастрофы. Вот, пожалуй, и все, если не считать разрозненных и коротких воспоминаний прямых очевидцев.
Поэтому, когда в начале 90-х режиссер приступил к съемкам первого художественного фильма, посвященного ашхабадской трагедии, многие интересовавшиеся этой темой выдохнули: «Наконец-то!..»
Премьера состоялась в 1996 году, но не в кинотеатре, а во… дворце туркменского президента (Туркменбаши). Это был первый и, увы, последний показ. Потом начинается настоящая детективная история. В одночасье все разговоры о новом фильме прекратились. Поползли слухи, дескать, Туркменбаши даже не досмотрел картину, а в середине показа молча встал и вышел. Последовал приказ: изъять все копии фильма. До сих пор непонятно: то ли пленки уничтожили, то ли все же поместили в закрытый архив. Словом, было кино и не его стало.
Фото: Из архива Александра Бушева
…Минуло почти 24 года и вот она — московская премьера. Как же удалось сохранить и вывезти в Россию копию? Об этом создатели «Детей землетрясения» умалчивают. Мурад Алиев сегодня называет свое детище фильмом, которого официально не существует, и благодарит художественного руководителя кинофестиваля «Московская премьера» за возможность впервые его показать на большом экране.
— Лента создавалась под знаменем Международного фонда , — рассказывает Мурад. — Точнее, его туркменского филиала — Центра кино и телевидения для детей и юношества «Нусай». И фильм смело можно назвать детищем Ролана Быкова, который родился в Туркмении и не просто снялся в одной из главных ролей «Детей землетрясения», но стал вдохновителем всей съемочной группы.
Фото: Из архива Александра Бушева
Быков сыграл в одном из самых пронзительных эпизодов картины. Его герой — директор детского интерната, человек с необычным именем Чапай Иванович. В ночь землетрясения ему не спится — воют собаки, беснуются домашние животные… Директор заводит казенный кинопроектор и в одиночестве смотрит «Чапаева». Вдруг раздается страшный подземный гул. На экране Петька и комдив уходят от неприятеля, бросаются в воды Урала и пытаются переплыть реку. Раненый Чапай гребет одной рукой, Петька отстреливается. Чапай Иванович бросается спасать детей своего интерната. Покосившийся кинопроектор продолжает «крутить» финальную сцену фильма: роковая пуля настигает Чапаева, и он тонет. В этот же момент рухнувшая стена хоронит под собой и ашхабадского тезку героического комдива…
Роль Чапая Ивановича стала последней в творческой биографии Ролана Быкова, вскоре он уйдет от нас, и случится это… в ночь с 5 на 6 октября 1998 года, то есть спустя ровно 50 лет после гибели его киношного героя.
Представляя премьеру «Детей землетрясения» московскому зрителю, создатели фильма назвали ее «мемориальным показом».
— Дело в том, — пояснил Мурад Алиев, — что примерно двух третей актеров, который у нас снимались, уже нет в живых. Помимо Ролана Быкова ушли , Люсьена Овчинникова, , Артык Джаллыев, , нет уже и автора сценария
Нет на свете и главного заказчика «Детей землетрясения», спонсора и человека, запретившего фильм — президента Туркменистана Сапармурата Ниязова.
Повисает вопрос: что же так не понравилось всесильному диктатору Туркменбаши в фильме Мурада Алиева? Об этом сегодня можно только гадать. Возможно, не по душе пришлось то, что роль мальчика, сыгравшего детство будущего президента (в фильме героя зовут Сердар и от его имени ведется повествование), исполнил не туркмен (Максат Пулатов)? А может, то, что спасли юного Сердара из-под завалов русский (Алексей Булдагов) с грузином (Баадур Цуладзе), а не мать, как это официально преподносилось?
Возможно была и иная причина, но не секрет, что на исходе жизни в речах туркменского лидера, получившего среднее и высшее образование в Ленинграде, все больше и больше звучали националистические антирусские нотки.
Как быто ни было, а «рукописи не горят», и фильм остался жить, хотя та страшная ночь желтого быка 1948 года уходит все глубже и глубже в историю, унося с собой скорбь и слезы выживших и их потомков. Но фильм Алиева не дает предать забвению те страшные дни из истории нашей когда-то общей страны.
Досье
Мурад Алиев родился в 1951 году. Советский, российский и туркменский киноактер, кинорежиссер, сценарист. Заслуженный деятель искусств. С 2001 года живет и работает в Москве. Снимался в фильмах «Земля Санникова», «Чудак», «Ермак» и др. Как режиссер снял 15 фильмов, среди которых сериалы , «Платина», , «Пустыня», «Дельфин» и др.
Видео дня. Что стало с актерами из «Приключений Электроника»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео