Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Лидеры России: «Надо быть голодным до жизни, интересоваться всем». Интервью

Заместитель министра экономического развития РФ, победитель конкурса «Лидеры России» — флагманского проекта президентской платформы «Россия — страна возможностей», член клуба Лидеры России «Эльбрус» рассказал о главном в самореализации и построении карьеры.
Почему Вы решили принять участие в конкурсе «Лидеры России», что ожидали от него получить, что он вам дал и что помогло победить в конкурсе?
С улыбкой вспоминаю конкурс, который проходил 4 года назад, тогда никто не осознавал, что из него «вырастет». Главная для меня была задача — выйти из зоны комфорта, узнать что-то новое и, может быть, даже перегрузить свою повестку и внутренний мир. Не думал тогда, что это будет смена сферы деятельности и работы, такой цели не было. Цель была, прежде всего, узнать что-то новое, выйти из своей рамочной, «коробочной» жизни, познакомиться с новыми людьми. Это был первый конкурс «Лидеры России» и мои ожидания оправдались. Состояние было похоже на возвращение в студенческие времена, когда все новое и интересное. Почему же я выиграл? Наверное, потому что не было цели что-то получить, благодаря конкурсу. Да, и конкурс, мне кажется, больше про горизонтальные связи и саморазвитие. Я просто получал удовольствие от соревнования, общения, и так шаг за шагом получилось победить. Что скрывать, я был удивлен! Участники были сильные, достойные, а конкурс тяжелый.
Вашим наставником стал . Как строились отношения с ним и что Вы из этой системы обучения вынесли?
К счастью, я фактически стал работать с Максимом Станиславовичем, который сейчас занимает должность помощника президента Российской Федерации. Он стал, не только моим наставником, но и пригласил меня на работу, и уже являлся моим руководителем. Наставничество — это обратные объединяющие связи. Он дал мне новую интересную работу, задачи, помогал на первоначальных этапах и до сих пор дает советы. Я лично ему благодарен за все, что он сделал. У нас во взаимодействии смесь работы и наставничества. Эту грань очень сложно найти, но прежде всего, если абстрагироваться от работы, то работа в паре наставник-наставляемый позволяет пообщаться в неформальной обстановке и узнать формулу успеха наставника, это большое достижение. Если бы не было конкурса, наверное, с Максимом Станиславовичем я бы никогда не познакомился.
Расскажите о своем самом большом успехе.
С успехом сложнее, потому что успехов было много и какие-то более существенные, какие-то менее, но они все по-своему дороги. На разных этапах жизни разный успех. Когда только начинал, был успех, что заметили, смог быть полезным компании, затем группе компаний, радовался, что что-то получилось. Это было первое ощущение, что ты, оказывается, можешь приносить пользу. Второе ощущение, когда ты можешь приносить не только пользу, маленький вклад в общее дело, но и когда ты можешь конкретную задачу взять от начала и довести ее до конца, сделать продукт. Третий момент успеха, когда ты смог дойти до уровня, когда есть понимание, как развивать ту область, компанию, бизнес, с точки зрения стратегического мышления, видение, как она должна выглядеть, к чему люди должны стремиться через три-пять лет, и при этом угадать. Если ты попал — это колоссальный успех. Долгое время, работая в проектном финансировании, перед моими глазами проходило множество проектов, в том числе, инвестиционных, и ни один из них не реализовался четко по бизнес-плану. Когда ты в конце поднимаешь свои расчеты, свое мнение, свои записи или выступления, где ты говоришь: «Я планирую то-то», а сейчас открываешь текущие результаты и видишь, что они реализовались плюс-минус 10%. В этот момент я осознаю, что тогда все планировал правильно и достиг той цели, которую перед собой ставил. Когда ты можешь сделать продукт — это колоссальный успех и удовлетворение.
Один из главных успехов — это жена и ребенок. Это, конечно, не профессиональная сфера, но с женой мы когда-то пересекались профессионально. Я понимаю, что, в том числе, благодаря ей, я вырос и морально, и интеллектуально. Так что этот «микс» профессиональной и личной жизни позволяет получать удовлетворение от жизни, а это самое главное! Потому что, если ты не получаешь удовольствие от того, что ты делаешь, от самой жизни, то не можешь быть максимально успешным в сфере, которой работаешь. Если работать через палку, будет намного сложнее. Удовлетворение, в большинстве случаев, для меня связано с результатом, это и есть максимальный успех. Но так получалось, когда я доходил до «максимального успеха» на разных этапах своей карьеры, и думал, что достиг чего-то, например, у меня есть бизнес, который будет приносить успех, то тут же жизнь кардинально меняла мою сферу деятельности. Мне ставили новые задачи, я не мог даже насладиться тем успехом, до которого так долго шел. У меня была успешная карьера до перехода на госслужбу. Я был как в фильме «О чем говорят мужчины», когда рестораны все те же, и машины все те же, и работа приносила удовольствие, но не было мечты. Тогда я понял, что был счастлив именно от самого процесса и существования. И снова тебя выводят из зоны комфорта и переводят на государственную службу, где новое все. В своей жизни, наверное, три или четыре раза испытал такие кардинальные изменения.
А какой был самый большой провал?
Что касается провалов, они тоже были и в каждых участках работы, когда у тебя есть успех, существуют и провалы. Умные люди говорят, что, если только один из десяти проектов удачный — это уже успех. Но самым трудным для меня было, когда я работал фактически год на высокой позиции в банке, понял, что себя потерял морально и даже физически. Мне было неинтересно и, самое главное, я не знал, как из этого круга выйти. Это было морально тяжело и год я работал именно «из-под палки». Хотя моя работа занимала не так много времени, как сейчас, но удовлетворения от работы было раз в сто меньше, чем на сегодняшний день. Тогда это был тяжелый психологический момент. После, я два раза сменил сферу деятельности и теперь я здесь.
Когда есть провал, ты мобилизуешься, это точка роста. «От дна легче оттолкнуться» и показать результат. Я обычно старался добиться успеха, потому что система не позволяет сделать иначе. Но в тот момент я не смог справиться с системой первый раз в своей жизни, фактически, зная сферу деятельности, в которой работаю, не получилось понять, как ее можно развернуть, чтобы она приносила результат для финансовой организации. Это было психологически тяжело, так как в один момент я понял, что ничего не могу сделать.
Есть ли определенные мифы о госслужбе. Какие мифы о государственной службе Вы бы развенчали?
До прихода на госслужбу я не очень интересовался мифами о ней. Меня, не то чтобы это не интересовало, но я не был с ней связан. Я был в рыночной, банковской, инвестиционной сфере. Сам проект «Лидеры России» и госслужба обогатили меня с точки зрения кругозора. Это интересно, я стал много узнавать из других сфер, смотреть на проблемы более широко. Был миф, что на госслужбе меньше платят и там работают «недальновидные» люди. После прихода на госслужбу я ощутил искренний контраст. Я понимал, что сразу попал на высокую позицию, и, в основном, мой круг общения — это успешные госчиновники с высоким интеллектуальным уровнем.
Любимая книга и книга, которую Вы бы посоветовали прочитать?
Любимая книга зависит от моего периода жизни, настроения «сейчас» и морального состояния. Иногда хочется взять «», а в другой момент — роман «Дживс и Вустер», например, и посмеяться. Нет любимой книги и фильма, есть та книга, фильм или история, которую хочется прочитать сейчас.
Что посоветуете людям, которые хотят расширить свой кругозор?
Сейчас все интересные вещи, всё прорывное находится на стыке разных сфер. Ты не можешь заниматься философией и не заниматься математикой, и наоборот. Даже в самое интересные — инвестиционные, финансовые и социальные программы появляются, когда мы объединяем два блока (социальный и финансовый) и ищем совместный продукт. Например, в сфере зеленых облигаций, где все связано с экологией, надо работать с точки зрения экологической оценки, таксономии, но при этом не забывать про финансы. Просто надо много читать, быть голодным до жизни и интересоваться всем. Когда вы интересуетесь всем, вы живете полной жизнью, начиная от спорта, заканчивая литературой и фильмами. Если вы превращаетесь в моноигрока, у меня, к сожалению, в подразделении есть много таких коллег, которых я постепенно, как мини-наставник заставляю расширять свой кругозор. Получается, что люди знают только одну сферу и в ней начинают утопать, а это не способствует поиску новых решений. Недаром в мировой практике многим топ-менеджерам запрещено на одной позиции работать более пяти лет. Это не значит, что их выгоняют из компании, это значит, что, если ты был главой финансового блока, то через пять лет ты стал главой розничного блока, потом тебя перекинули работать с каким-то другим регионом, затем отправили в «хаб». Смена сферы деятельности позволяет обогатиться, увидеть что-то новое и по-другому посмотреть на проблему. Даже у нас в военной сфере принято на границах менять пограничников. Старый не увидит ничего нового, а новый пограничник может определить, что изменилось в ландшафте. Надо просто менять сферу, ты должен быть и антикризисным, и операционным менеджером, и в финансах разбираться. Теперь, благодаря госслужбе, я стал больше «лойером», но это интересная работа и, главное, надо быть открытым внутри для нового. Не надо бояться и говорить: «Я в этой сфере ничего не понимаю и туда не пойду». Надо как раз идти с двойным энтузиазмом, потому что принципы работы одинаковые везде. Надо просто слышать профессионалов из этой сферы и пытаться посмотреть со стороны, что не получается, но ни в коем случае с первых дней ничего не ломать. Это одна из больших ошибок многих менеджеров. Они приходят со своим сознанием с предыдущей работы, даже если эта работа была аналогичной, думая, что те же подходы заработают и здесь. Этому, кстати, учат в футболе, у меня есть опыт тренерской работы и была собственная команда. Не обязательно должна быть калька, перенесенная с прошлого сезона на текущий сезон. Люди играют те же самые, в прошлом году они могли быть чемпионами, а в этом — играют плохо. Что-то сломалось! Нельзя все время работать в одних лекалах и с одним подходом.
У Вас есть хобби?
Я всегда дружил со спортом, к сожалению, сейчас на него времени не остается и меня это расстраивает. Я занимался большим теннисом, у меня были успехи в футболе и многих других видах спорта, в которые играл, получал медали и кубки. У нас, рожденных в Советском Союзе, если нет двух разрядов по двум видам спорта, то что-то с тобой не так. У меня были разряды, с каждым годом я пытался найти новые виды спорта, в которых ранее не участвовал. Спорт — это «кайф». Профессионально я занимался большим теннисом и футболом. В последнем виде спорта я около 20-ти лет имел собственную команду.
С каким видом спорта Вы сравнили бы построение карьеры?
Понятно, что первая мысль приходит — это футбол или хоккей. Коллектив — это работа. Но спорт и карьера, в принципе, — это просто жизнь. Многие говорят, что жизнь — это спорт, так и карьера — это жизнь. Спорт и карьера — это построение собственной жизни. И там, и там нужно одно — это вера в собственные силы, команду, постановка целей и некоторое желание выиграть порядочно и честно, потому что все возвращается. И в спорте, и в бизнесе, и на госслужбе нужно генерировать повестку самому. Пытаться управлять ситуацией заранее, самому предлагать своим начальникам новые идеи, чтобы они думали и смотрели на некоторые проблемы твоими глазами. Если ты будешь реагировать в спорте на действия своего противника, то ты всегда будешь чуть-чуть «не до». А если ты будешь его догонять, то ты никогда не выиграешь. Ты должен заставить его мыслить, работать и играть на твоем поле. Это и в жизни очень важно! Если ты все время реагируешь на чьи-то указания, поручения или движения рынка, а не сам моделируешь, то ты всегда будешь проигрывать.
На что Вы всегда найдете время?
На семью и работу. Всегда надо найти время на работу с коллективом, на построение и на развитие коллектива. Особенно для руководителя — это основополагающий момент. 60%-70% рабочего времени ты должен тратить на людей, которые рядом с тобой работают. Через них ты фактически выполняешь задачи. А 20% — 30% — стратегическое мышление, ты должен понимать, куда вы двигаетесь. Должен уметь не попасть в вечный круг «операционки», вырваться и понять, зачем, куда и чего ты добиваешься или не добиваешься, и можно ли найти другие пути.
На что Вы категорически не будете тратить время?
Я очень не люблю длинные совещания, которые убивают время. Не только те, на которых присутствую, но и те, что я провожу. Не готов тратить время на телефонные разговоры и на дорогу. Из-за этого я выбираю максимально быстрые и короткие пути. Для меня поехать в отпуск на поезде — тяжелое испытание, также московские пробки, когда я еду из одной точки в другую. Считаю, что это мой минус, потому что я живу от точки до точки, и я с этим борюсь.
Как Вы реагируете на слова «нет» и «невозможно» от подчиненных?
Все сложнее, это зависит от подчиненного. Есть подчиненные, которые скажут: «Нет и невозможно», мы сядем, поговорим и поищем пути другого рода, чтобы сделать это или не сделать. Однако я понимаю, когда они мне говорят «невозможно», это означает, что на своем уровне они сделали все и они отвечают за то, что они сказали. Есть подчиненные, которые всегда начинают отвечать на вопрос со слова «нет». Это уже стиль мышления и там уже слова «нет» и «невозможно» надо просто спокойно выслушать, без раздражения, потому что это уже слова-паразиты у человека. Глобально, я ставлю задачу для себя и своего коллектива, чтобы мы к каждому решению шли параллельно двумя, а лучше тремя путями, тогда там, где «невозможно» в одном случае, в другом — получится. Если они все и я, в том числе, уверены в самом простом решении, и оно нам понятно, то оно обычно срывается. Всегда надо иметь запасной вариант и заставлять, хотя это и сложно, фактически делать две работы, но в большинстве случаев это дает успех. В один прекрасный день, когда кажется, что все идет хорошо, оказывается, что существует больше других путей, чтобы решить эту задачу, которые ты не предпринял. В этот момент происходят самые большие провалы, которые у меня тоже в жизни были, когда я знал, что раньше это работало, но в самый неподходящий момент выясняется, что нужно было иметь «план Б». Жизнь в банковской сфере заставила меня везде иметь запасной, страховочный вариант.