Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Сергей Безруков: «Мы готовы играть даже для 10 процентов зала»

В конце декабря состоялась премьера «Поэтическое кабаре «Луч». Это новый формат поэтического спектакля. Он рассказывает об эпохе «оттепели», в нем использованы произведения 27 поэтов, некоторые из которых впервые звучат с театральных подмостков. О том, как родилась идея «Поэтического кабаре», почему вместо «Маскарада» поставили «Дядю Ваню» и что из этого вышло, и как театр выживает в пандемию, в интервью РИАМО рассказал художественный руководитель МГТ . Культура в изоляции: как современные музеи изменились за время пандемии>> Неизвестные шестидесятники - Сергей Витальевич, недавно вы представили второй спектакль из цикла «Поэтическое кабаре». Первый спектакль – «Серебряное зеркало» - уже имел большой успех у публики. Как возникла идея таких спектаклей? - Идея возникла у нашего педагога по речи и ввеевой. Первый спектакль был о женской поэзии Серебряного века, мы его делали в фойе театра. И потом у нее возникла идея взять 60-е годы – с 1957 по 1964. Взять «лианозовскую группу» и показать ту поэзию, о которой люди не знают. Есть «продвинутые дайверы», которые знают поэтический андеграунд. Но обычно известны только самые раскрученные и популярные шестидесятники – Вознесенский, Евтушенко, Ахмадуллина. А вот «лианозовскую группу» уже вряд ли кто-то вспомнит. Потом мы стали работать, и я вносил какие-то коррективы, потому что мне хотелось видеть определенную историю – историю взаимоотношений той эпохи, историю любовных треугольников. И сказать о том, что все эти представители андеграунда и богема – это все советские люди, которые действительно любили страну, каждый по-своему. Они все были продуктами своего времени. - Почему вы обратились именно к периоду оттепели? Перед вами стояла просветительская задача – рассказать о поэтах того времени? - С одной стороны, да, это просветительская работа – мы хотели, чтобы люди послушали совершенно неизвестных поэтов-шестидесятников. У нас в фойе есть стенды, где мы даем всю информацию о поэтах. В антракте можно посмотреть, почитать и многое узнать. С другой стороны, это ностальгия по времени, по людям. В спектакле – и музыка, и песни, и образ стиляг, и ощущение яркой, насыщенной жизни. Как в фильмах «Оттепель» и «Стиляги», мы захотели создать свой мир. У нас в спектакле соединяются два мира – кафе «Луч» с богемой и пивная «Поплавок», где собираются люди попроще. Возможно, это люди более приземленные, но они не лишены простых человеческих чувств. У них все более искренне, более азартно, более заразительно. И задача была соединить эти два мира, чтобы в конце они были за одним столом. - А будет ли продолжение? Или, может быть, к Серебряному веку вернетесь? - Посмотрим, может быть, возьмем поэзию иммигрантов, есть у нас идеи. Первый спектакль имел большой успех – это жанр, когда стихи оживают на сцене и превращаются во взаимоотношения людей. Победитель Национальной литературной премии: «Решил поучаствовать ради фана»>> О «Дяде Ване» - Другая громкая премьера сезона – спектакль «Дядя Ваня». Вас не беспокоило то, что вы ставите пьесу, которая имеет множество режиссерских прочтений? - Нет. В этом и есть одна из задач режиссера – не повторяться, не тиражировать классику, а искать свои собственные смыслы. Мне кажется, что я нашел неожиданные акценты, которых еще не было. В «Дяде Ване», как говорил Чехов о своих пьесах, – «пять пудов любви», тут есть самые разные ее ипостаси – безответная, страстная, платоническая, мимолетное увлечение. Здесь люди бесконечно живые, они не просто ходят и рефлексируют по поводу потерянной жизни, а это борьба за существование, борьба за уходящее время, борьба за свою любовь. Здесь все накалено страстями – энергия взорвавшегося вулкана присутствует, она внутри каждого из персонажей. В спектакле много атмосферы деревенской жизни – когда дождь шумит, когда есть ощущение внутренней пустоты. Эта атмосфера и в звуках: есть даже мои куры, которых я специально записал для спектакля. На сцене действительно звучат мой петушок Петя, моя собака Лаки, которая живет на даче. Это все то, что я слышал, живя деревенской жизнью этой весной и летом, это живые звуки. Я нашел особое звучание спектакля – это звуки колесной лиры. Все лето я искал музыку к этому спектаклю, мне хотелось найти правильную интонацию, и я услышал замечательног Виноградова, который играет на французской колесной лире. Мне очень понравилось его исполнение. И после этого родился образ спектакля в своем звучании. Мы заказали в Воронеже русскую колесную лиру, и исполнитель роли Вафли, Миша Шилов, научился на ней играть. Это все живой звук на сцене. Звук совершенно тантрический, медитативный – то, что мне было нужно. В спектакле кипят шекспировские страсти. Профессор Серебряков очень любит Елену Андреевну. Впервые я показываю Серебрякова очень больным человеком: ревматизм, подагра – это не пустые слова. Но главное здесь – отсутствие любви. У него она есть, а у нее – нет, и это трагедия. Но он не собирается сдаваться. Интересным у нас получился Астров вона Хабарова. Многое из того, что он делает в этой роли, Антону абсолютно не свойственно, и он никогда этого не играл в прежних своих ролях. Я еще работаю как режиссер-педагог и с каждым выстраиваю роль. Астров – человек опустошенный, который понимает, какая пустота у него внутри – отсутствие любви. Он никого не любит. Хотя он испытывает страсть к Елене Андреевне, но это мимолетное увлечение, которое разрушает. Это история о грехопадении. Дядя Ваня, человек, который живет миражами, в моей интерпретации – фотограф. Он фотографирует Елену Андреевну и делает из этих снимков огромные полотна, портреты, с которыми он живет. Войницкий (в исполнении самого Сергея Безрукова – прим. ред.) тоскует о потерянном времени, но он по-настоящему любит. Мне понравилось одно критическое сравнение – «Когда герои комедии Вуди Аллена попали в шекспировские страсти». Это как раз то, что я задумывал. Я счастлив, что здесь есть не только Войницкий, но есть и Астров, Серебряков, есть Елена Андреевна, Соня, есть Маман, Телегин. Все это равносильные герои, которые создают ансамбль. - Сложно ли совмещать – играть одну из ролей и быть режиссером спектакля? - Нереально сложно. У меня уже был подобный опыт, я все-таки тренировался в «Табакерке», когда был ассистентом режиссера, по сути, негласным режиссером. Находясь на сцене, я представлял себя со стороны, и это очень развивает мозг. Ты просчитываешь все мизансцены и решения той или иной сцены со стороны. А пять лет назад я выпустил как режиссер спектакль «Сон разума», где сыграл главную роль. Я привык, но это все равно сложно. Что почитать на праздниках: 10 бестселлеров для хорошего настроения>> 25 процентов – уже хорошо - Расскажите, как Московскому Губернскому театру удалось пережить пандемию? - Это произошло благодаря команде театра, у нас хорошая, креативная команда. Они хорошо поработали, придумывали немыслимые проекты в соцсетях – «Стихомания», «МГТ ТВ». Мы постоянно были в контакте с нашими поклонниками в соцсетях – и мы для них не пропали. - Что вы думаете о 25-процентой заполняемости зала? - Я надеюсь, что со следующего года будет 50%, 70% и так далее. Если 25% – хорошо, пусть так, потому что главное, чтобы мы работали. Артист без работы не может. Мы готовы играть даже для 10% зала. - Со второй волной пандемии в Интернете появились обращения многих артистов – кто-то говорил о том, что живет почти впроголодь. - Экономически это, конечно, губительно. Но наш театр четвертый год подряд получает президентский грант. Хотите верьте, хотите нет, но именно благодаря этому в пандемию мы смогли поддержать артистов и художественный персонал, платили артистам и музыкантам зарплату из этого гранта. Есть артисты старшего поколения, которым предписано сидеть дома, на изоляции, но мы аккуратно, соблюдая все законы и правила, привозим их играть спектакли, потому что дома им хуже. Сколько артистов мне говорили, что все – это край, денег нет вообще, съемок нет, и выжили только благодаря театру. Именно тогда возникла идея поставить сцены из деревенской жизни – «Дядю Ваню» Чехова. У меня же, как и у многих, ипотека, ежемесячный платеж большой. Мне дали ипотечные каникулы, но потом они закончились, и продлить их нельзя. Никакие авторитеты тут не работают. Но я – глава семьи, и должен соответствовать. Куда поехать на Новый год 2021 в России: ограничения и зимние развлечения в регионах>> Будет много кино и сериалов - Для многих этот год был полон страхов и стресса. Есть ли у вас секрет, как бороться с этим состоянием? - Самое главное – не терять того настроения, которое тебе помогает творить дальше и жить дальше. Не терять бодрость духа. Потому что, если ты отчаешься, то из профессии можно уходить. А мы же люди сумасшедшие, мы не можем жить без искусства, без театра. Кино – да, но театр я люблю больше. - Расскажете, чего ждать вашим поклонникам в следующем году? Будет больше театральных работ, чем работы в кино? - Не факт. Предложений очень много, и в 2020 году было много съемок, просто проекты будут выходить сейчас. Пока не буду говорить, но кино и сериалов будет много. - А какие планы у Губернского театра на следующий год? - Саша Сазонов поставит «Безымянную звезду» в новом жанре – «электродрамы», он сам его придумал. Идей очень много! Может быть, вернемся к «Маскараду». Я должен был в сентябре сыграть Арбенина, но, к сожалению, наш прибалтийский режиссер Роландас Аткочюнас не смог прилететь из-за пандемии. Но по плану мы должны были выпустить еще одну премьеру – так возник «Дядя Ваня». Думаю, что замена была удачной. Не только «Эпидемия»: 7 русских в, которые купил Netflix>> Привет от Саши Белого - Не могу не спросить про новп. Вы снялись в клипе у Тимати, где появились всего на две секунды в образе Саши Белого, чем очень удивили публику. Почему вы приняли решение сняться в этом образе снова? - Это подарок поклонникам, потому что меня очень часто спрашивают об этом сериале, и я подумал, что, появившись даже в нескольких секундах в этом клипе, порадую поклонников. «Бригада» – это сериал, который дал мне возможность стартовать. Кто-то пустил утку, что Безруков не любит эту роль – это не так. «Бригаду» можно сравнить со временем Годунова – это тоже история нашей страны, такое же «смутное время», просто разные эпохи. Да, я не участвую в продолжении, потому что его не вижу.
Сергей Безруков: «Мы готовы играть даже для 10 процентов зала»
Фото: РИАМОРИАМО