Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

"Корпорация Ad Libitum": смогли ли Шемятов и Хаматов купить любовь?

Казанец-режиссер и казанец-актер сняли фестивально-прокатное кино

"Корпорация Ad Libitum": смогли ли Шемятов и Хаматов купить любовь?
Фото: Реальное времяРеальное время

15 января в кинотеатре "Мир" презентовали дебютный фильм Полины Ольденбург "Корпорация Ad Libitum". пообщалось с исполнителем главной роли Шамилем Хаматовым и продюсером Ильей Шемятовым.

Видео дня

Уроженцы Казани выпускают фильм в широкий прокат

Полина Ольденбург родилась в Казани, ее отец — оперный певец , а мама — поэт Галина Свинцова. Училась в Праге и Москве, работала на канале "Россия 24", пишет стихи и прозу.

Главную роль в "Корпорации Ad Libitum" играет ее друг Шамиль Хаматов. Он — журналист Герман Крылов, который попадает в ходе расследования в компанию по продаже чувства любви. И, естественно, сурово расплачивается. Фильм уже получил две статуэтки на фестивале "Амурская осень" — приз за лучшую режиссуру и Гран-при фестиваля, приз за лучший дебютный фильм на фестивале "Золотого Феникса", также его покажут на фестивале российского кино "Окно в Европу". 21 января картина выходит в широкий прокат.

Ольденбург не смогла приехать на презентацию в родной город, так что на вопросы журналистов отвечали исполнитель главной роли Шамиль Хаматов и продюсер Илья Шемятов.

Ольденбург не смогла приехать на презентацию в родной город, так что на вопросы журналистов отвечали исполнитель главной роли Шамиль Хаматов и продюсер Илья Шемятов

"Это тот сценарий, который мы не смогли испортить съемками"

— Я прочел в интервью, что у Полины вся история с фильмом заняла пять лет. С кого из вас она началась?

Шамиль Хаматов: Началось с того, что мы сидели в каком-то кафе, она рассказала идею фильма, сказала, что хотела бы видеть меня главным героем.

— Как она объяснила идею?

Шамиль: Тема продажи. Что все в нашем мире продается, кроме любви. А что если поразмышлять на эту тему и придумать что-то связанное с этим? Она говорила, что могло бы получиться интересно. Мне это очень понравилось. Тем более я хорошо знал Полину, мы дружим.

Илья Шемятов: Мне кажется, что это был даже 2014 год. Помнишь, вы тогда делали два пре-шута, снимали несколько сцен, чтобы найти деньги. А нашли в результате из-за сценария.

Шамиль: Это было за год, по-моему, до того, как стали работать.

Илья Шемятов: "Сценарий Полины — это лучший сценарий, который я читал за последние 12 лет, при том, что за год я читаю их порядка ста двадцати"

Илья: Сначала в проекте были системные проблемы, с моей точки зрения, продюсерской. Поэтому я сразу за него не схватился. Потом поменялись некоторые составляющие, и все встало на свои места. Но давайте пусть это останется загадкой, я не могу говорить подробности, потому что это связано с людьми. Просто в какой-то момент собралась команда, которая была готова его реализовать.

— Чем вас заинтересовал сценарий? Я знаю, что у вас в прошлом году вышел фильм, это комедия, вообще не похоже на этот проект.

Илья: Я почему-то после нашего фильма понял, что нужно снять что-то легкое, снял комедию. Случилось так, что он вышел раньше. Сценарий Полины — это лучший сценарий, который я читал за последние 12 лет, при том, что за год я читаю их порядка ста двадцати. Я такую привычку себе взял после ВГИКа. Как только ты говоришь, что ты продюсер, тебе начинают присылать сценарии.

Я шучу, что это тот сценарий, который мы не смогли испортить съемками. То есть когда ты имеешь дело с хорошей литературой, с хорошим текстом, ты сам становишься режиссером и додумываешь какие-то моменты, их иногда бывает очень тяжело переложить на экран. Здесь у нас это получилось. А я ведь с 2004 года в кино, снимал много всякого-разного. Но за это кино не стыдно.

— Как я понимаю, компания на съемках сложилась из друзей. Хорошо ли работать в такой компании?

Шамиль: Хорошо. Потому что Полина сумела так выстроить процесс.

Илья: Самое главное для режиссера — умение создать атмосферу, в которой происходит это производство. И чувство вкуса. Потому что если нет одного или другого, то есть может быть бесконечное чувство вкуса, но ты ничего не можешь донести или создавать атмосферу… Правда, были классные моменты, когда в последние два часа мы превышаем лимиты времени, объект закрывается, мы на него больше попасть не сможем, у Петренко начались переработки, а Полина уже сидит вторым номером на мотоцикле: я покататься!

Шамиль: То есть у нас была прекрасная творческая атмосфера, мы много веселились, но при этом не забывали о работе.

Шамиль Хаматов: "Полина — мой хороший друг. Мы с ней уже на уровне идей, еще до того, как был написан сценарий, очень многое на берегу обговорили, решили какие-то вопросы. То есть я полностью ей доверился и совершенно не переживал о результате, не сомневался в ней ни секунды, поэтому все было прекрасно"

— Насколько вам было комфортно работать с режиссером, для которого этот фильм дебютный?

Шамиль: Во-первых, режиссер для меня — это человек, который точно знает больше — про то, что он хочет сделать, про темы, которые он хочет поднять. Во-вторых, Полина — мой хороший друг. Мы с ней уже на уровне идей, еще до того, как был написан сценарий, очень многое на берегу обговорили, решили какие-то вопросы. То есть я полностью ей доверился и совершенно не переживал о результате, не сомневался в ней ни секунды, поэтому все было прекрасно. С таким отношением было… Короче говоря, кайфово было работать, когда хочется приходить на площадку и учить тексты. Нет такой внутренней борьбы, что ты этого не понимаешь, сомневаешься, что ты с этим не согласен. Тут ты полностью погружен в процесс и полностью доверяешь тем людям, которые рядом, потому что они все точно так же, как и ты, заточены на результат.

Илья: Мы с коллегами буквально час назад поднимали этот вопрос: что была какая-то сверх идея у всего этого. И это не была идея заработать денег. Это была история, текст, в который были влюблены все.

— Ольденбург — журналистка, вероятно, частично, она писала и про себя, у нее большой опыт работы на ВГТ этом плане она объясняла вам какие-то вещи, которые она хочет донести?

Шамиль: Мы на эту тему много разговаривали. Она рассказывала про свою журналистскую карьеру, давала какие-то материалы, чтобы я почитал и внутренне подготовился. Помимо нее я общался со своими друзьями, которые работали в этой сфере, пытался у них узнать, что ими движет во время работы.

— Любопытно., в стереотипной реальности журналисты обычно отрицательные персонажи. А в фильмах почему-то всегда положительные.

Шамиль: Есть прекрасные журналисты. К примеру, Сережа Кушнерев, серьезный, на мой взгляд, даже величайший журналист, создатель социального телевидения, который радеет за то, чтобы люди переживали и чувствовали, когда смотрят телевидение.

Шамиль Хаматов: "Кайфово было работать, когда хочется приходить на площадку и учить тексты. Нет такой внутренней борьбы, что ты этого не понимаешь, сомневаешься, что ты с этим не согласен. Тут ты полностью погружен в процесс и полностью доверяешь тем людям, которые рядом, потому что они все точно так же, как и ты, заточены на результат"

— Я помню, что вы еще в интервью 2019 года говорили об этом фильме, то есть для вас он важен был. При этом вас не часто видишь на экране — недавно, к примеру, появился сериал "Бихэппи". Как я понял, что вы не особо ходите на кастинги.

Шамиль: Да я не то чтобы не хочу ходить. Я хожу по возможности. Но просто я такой человек: если мне что-то не нравится, я не могу переступить через себя и делать то, что меня не греет и не трогает. Поэтому иногда, приходя на кастинги, когда меня агент заставляет, я прихожу, утыкаюсь глазами в пол и ничего не могу сделать. Сижу как болван, не понимая, зачем я сюда пришел.

— А вот сериал на ТНТ — это хороший сериал?

Шамиль: Мне очень понравился. Я не видел его полностью, только кусками, потому что я очень субъективно к себе отношусь и не воспринимаю себя на экране. Но работать там было хорошо, прекрасная команда творческих людей. И в принципе тема на самом деле интересная.

— Это фестивальное или прокатное кино?

Илья: У нас были какие-то совершенно безумные, странные разговоры с прокатчиками и фестивалями. На фестивалях нам говорили: это кино прокатное, зачем вам фестивали. Прокатчики говорили, что это кино фестивальное, зачем вам прокат. Мы доверились компании, которая называется Сapella Film, они катают оскаровское кино, сейчас у них фильм "Еще по одной", который собрал больше ста миллионов. Они увидели в этом фильме тот потенциал, который закладывали мы при создании. Нельзя однозначно сказать, что это кино только фестивальное.

Миляуша Айтуганова, директор "Татаркино": Извините, но я тоже спрошу. А вам не кажется, что сейчас сближение между фестивалем и прокатом? То есть и не чисто массовое кино, и не полностью артхаусное?

Илья: Мне понравилось, как сказал Эрнст про "Дозоры": это артхаус, который прикинулся мейнстримом. Мне кажется, что это вообще формула. У меня два любимых режиссера — Кубрик и Данелия. Оба, находясь на разных полюсах, используют эту формулу. Если говорить про Данелию, то он берет серьезную тему, погружает ее в комедию, а потом вытаскивает ее драму. Кто понял драму, тот молодец, не понял — для тебя осталась веселая комедия. То же самое с Кубриком. Серьезная тема через развлечение. Кому надо — съест крем на торте. Делая этот фильм, мы избрали такую же формулу, насколько у нас получилось, судить вам.

Илья Шемятов: "Мне понравилось, как сказал Эрнст про "Дозоры": это артхаус, который прикинулся мейнстримом. Мне кажется, что это вообще формула. Серьезная тема через развлечение. Кому надо — съест крем на торте. Делая этот фильм, мы избрали такую же формулу, насколько у нас получилось, судить вам"

— Редкая польза от 2020 года в том, что люди начали смотреть фильмы в стримингах, они начали развиваться. Но значит ли это, что кино в кинотеатрах умирает?

Илья: Мы, пока ехали с Шамилем в поезде, до четырех утра разговаривали про судьбы русского кино. Перемены велики. У меня такое ощущение, что коллективный просмотр как вид развлечения, времяпрепровождения станет таким же элитарным, как театр, через некоторое время.

— И у меня как раз вопрос про театр для Шамиля. Вы через два дня уже вновь играете в "Современнике", у вас "Три товариминали недавно, что, собственно, и в театральное поступили потому, что пошли на этот спектакль и поговорили с сестрой. Бывает рефлексия на эту тему? Или все уже на автомате?

Шамиль: Да, вот так круг замкнулся! Конечно, каждый спектакль открываешь для себя новые вещи.

Стараешься всегда развиваться, развивать роль. Для меня это действительно очень важный спектакль, который меня привел в эту профессию. Мне очень хочется сохранить его, особенно после смерти Галины Бори его еще на долгое-долгое время. Хотя, понятно, что, возможно, потом кто-то другой введется в эту роль. Но сейчас поэтому мы даже собираемся перед каждым спектаклем с режиссером и разбираем его.

— У "Современника" и весь сезон — ретроспективный, посвященный Волчек.

Шамиль: Да, у нас лаборатория, на ней мы пытаемся понять историю театра, как она происходила, что двигало основателями в тот период, когда театр создавался. Через это мы хотим понять, к чему мы идем сейчас.

— Ваш приятель Айдар Заббатавил в Камаловском спектакль об умирающей деревне. При этом вы оба люди городские, оба стремитесь в Москву. Насколько вам комфортно в этой суете?

Шамиль: Нет, мне необходимо выезжать сюда, поэтому я, по возможности, приезжаю в Казань. Очень люблю бывать на Волге, ловить рыбу, просто наблюдать за природой. Мне, конечно, очень приятно быть с родителями, когда у тебя есть возможность на короткий период времени побыть ребенком и не нести какой-то глобальной ответственности. Мне очень приятно, когда родители рядом. Это меня наделяет огромной силой, и творческой в том числе.