Ольга Булгакова: «Летом начнем снимать в Омске кино о Егоре Летове». 

Ольга Булгакова: «Летом начнем снимать в Омске кино о Егоре Летове».
Фото: Новый Омск
Ольга, расскажите для начала, как попали в киноиндустрию?
— Сначала я отучилась в ОмГУ на историка, параллельно меня увлекала археология — несколько археологических экспедиций за плечами. А в 2012 году я переехала в Москву, поступила во ВГИК на режиссуру. Училась в мастерской Юрия Кара (, «Мастер и Маргарита»). Был конкурс, отбор в несколько этапов. Самое волнительное — это собеседование с Мастером, который в итоге станет «вторым отцом»: и поругает, и похвалит, но в творческих муках не оставит без помощи. Параллельно работала в креативном агентстве, которое входит в топ-10 агентств мира. Потом училась в Московской школе кино на продюсера. Сейчас у меня своя креативная студия Other Story Company. Я создала московское агентство с омскими корнями, реализующее проекты для России и Европы. Мы занимаемся съемкой рекламы и видеоконтента, режиссурой мероприятий, постановкой спектаклей, разработкой иммерсивных перфомансов для брендов. Это относительно новое направление для России, когда в клиентские и деловые мероприятия вплетаются иммерсивные постановки с настоящими артистами, которые в нативной форме доносят до сотрудников или до партнеров необходимую клиенту бизнес-информацию. Это очень эффективный бизнес-инструмент. Такие творческие проекты позволяют мне зарабатывать и заниматься своим авторским кино. Мы снимаем короткометражные фильмы и сейчас работаем над полным метром.
Фильм о , да еще и будет сниматься в Омске — это громкая история. Что это будет за кино?
— Это будет мой дебют, полнометражный фильм под рабочим названием «Пластмассовый мир победил». Концепция вышла из песни Егора Летова. Скорее даже из строчки. Я уже 2 года работаю над сценарием, сейчас дописываем детали. Идея фильма в том, что творцы — музыканты, художники, поэты — сталкиваются с материальным миром, и насколько им сложнее адаптироваться в нем. Получается, что надо не творчеством заниматься, а зарабатывать. Мы показываем все это через историю приехавшего в Омск молодого китайского художника, у которого брат работает на китайской оптовке. Главный герой фильма знакомится с лидером группы «Гражданская оборона». В фильме мы показываем последние годы жизни Егора Летова, а его музыка звучит в качестве саундтрека. Весь сюжет рассказывать не буду. Придется подождать (смеется).
Когда планируете начинать съемки?
— Летом хотим отсматривать локации в Омске, делать первые пробы.
А вы берёте какую-то реальную исто
— Только то, что касается Летова, а остальные персонажи вымышленные и сами ситуации обобщённые.
Почему именно он заинтересовал вас как герой фильма? Вы поклонница его творчества?
— Не могу сказать, что поклонница, но мне нравятся его песни. Когда я занималась археологией, песни Егора Летова у нас звучали у экспедиции.
Он культовая личность, и скорее даже больше за пределами Омска. Когда я говорю, что я омичка, меня обязательно спрашивают: «О! А ты была на могиле Егора Летова?» Я говорю, нет, мне это даже в голову не приходило (смеётся).
Актеров уже подбирали? Рассматривали кого-то из Омска?
— Мы уже начали кастинг. О подборе актеров объявили в своих соцсетях. Я отсматривала первые анкеты из разных регионов, из Омска, кстати, нет пока заявок.
Пока мы рассматриваем кандидатов только на Егора Летова. Нам важно найти главных персонажей, а с остальными уже попозже.
Сценарий вы сами пишете?
— Я участвую в написании, но пишет сценаристка Юлия Смирнова. Я рассказала ей идею, описала, что я хочу получить в каждой сцене. Мы каждый день созваниваемся, обсуждаем в формате мозгового штурма. Так по кусочкам собираем (смеётся). Планируем подавать в Минкульт заявку на получение субсидии.
А сколько всего денег понадобится для фильма?
— Много, я даже не хочу вслух говорить сумму (смеется). Смету еще считаем: еще не утверждены актёры, костюмы и реквизит тоже на стадии подбора. Поэтому точно еще не знаю, в какую цену это выльется.
Но то, что это будет реализовано нас есть собственные средства, которые компания готова вложить. Операторы, монтажеры, сценаристы, креаторы — это своя команда, которая может себе позволить творческий проект. Поэтому мы можем оовать смету за счет своих собственных ресурсов.
Но все-таки фильм — это очень большое трудоемкое производство, и не хочется делать его на коленке. И я этого не допущу ни в коем случае. Мы ищем и партнеров, и спонсоров, и дополнительные средства финансирования.
А насколько реально окупить вложения?
— Это моя дебютная полнометражная работа, и о ее коммерческом успехе я точно не думаю. Сейчас для меня важно сделать фильм. Потому что когда он будет сделан хорошо, то сам найдет свой путь.
Какие фильмы еще у вас выходили?
— В процессе обучения я снимала документальный фильм про Елену Серову, первую женщину-космонавта, которая летала на МКС.
Моя дипломная работа — короткометражный фильм «Они». Это такой эксперимент, сочетающий два жанра — Screenlife (сейчас очень популярен) и Found Footage (найденная пленка). Он получил международные призы, участвовал в фестивалях авторского кино в Европе и Америке. Ещё фильм Madre, который снимался в Испании, я была режиссером, а художественным руководителем был режиссер Николай Лебедев («Легенда №17», «Экипаж»). Это был очень хороший опыт работы на небольшоми международном проекте, в кино принято называть «копродукционном», так как в команде работали испа продюсеры и актеры. Он тоже прокатился по фестивалям. В этом году мы участвовали с ним в Московском международном кинофестивале на бизнес-площадке в программе «Work-in-progress» — чтобы сделать из него полнометражную историю.
Это все больше про творчество, давайте поговорим о бизнесе. Чем зарабатывает ваша компания? люправления. Первое — это организация и режиссура крупных мероприятий, например, мы режиссировали и занимались фото и видео-сопровождением 100-летия Музея-усадьбы Архангельское и одновременно Фестиваля итальянской песни Tiepolo Fest — 2 дня, 5 тысяч человек. Второе — театральные постановки, иммерсивные спектакли, перфомансы для брендов. И третье — все, что связано с видеосъемкой, съемкой рекламы, клипов и производством видеоконтента. В будущем я планирую развить большой зонтичный бренд. Среди крупных заказчиков — Минэкономразвития РФ, Шереметьево, Росмолодёжь, Hochland, Huhtamaki, Fontini, EMG, крупные агентства. Мы делали рекламу и контент для брендов Alpen Gold, Dirol, Milka, Jacobs.
Я очень люблю иммерсивные постановки. Один из таких крупных проектов мы делали для авиакомпании. Получилась невероятно сложная режиссура, но сложности меня не пугают! Главное, получилось супер! Клиентов-партнеров пригласили в семью пилота в Подмосковье. Это была поездка на выходные в загородный дом — с баней, шашлыками, песнями под гитару у кострлоь, и гости до последнего не подозревали, что перед ними актеры. Параллельно с угощением горилкой и совместной лепкой пельменей проходила презентация нового бортового меню авиакомпании и других важных бизнес-сообщений от бренда. А нативные житейские истории про то, где у кого родственники живут, представляли новые направления полетов авиакомпании. Я очень горжусь этим проектом. С режиссуры этого проекта началось развитие целого направления.
Но сейчас всё уходит в онлайн. Креативные индустрии трансформировались и, я думаю, назад уже не откатятся. Будущее за теми, кто умеет работать и в офлайне и в онлайне.
Как пандемия в этом году отразилась на индустрии в целом?
— Ивент, конечно, пострадал. Мероприятия офлайн сейчас практически не проводятся. Те ребята, кто специализируется на прямых онлайн трансляциях, сейчас на подъеме. У них гигантское количество проектов и чек растёт. Но все уже устали от онлайна, я стараюсь мало брать таких проектов в работу. Кино и театры пострадали не меньше!
Тогда за счет чего вы сейчас держитесь?
— Видео — наше основное направление. Но не буду скрывать, в пандемию мы выплыли за счет анимации и диджитал контента. В 2019 году у нас появились первые заказы, и поэтому, когда только начинался карантин, у нас уже были постоянные клиенты. И весь 2020 год мы занимались 2D и 3D-графикой для крупных брендов, рисовали анимацию, рекламу, баннеры, разрабатывали креативные концепции.
Еще мы активно смотрим в сторону сериалов. Сейчас пишем несколько сценариев и уже общаемся с разными стриминговыми платформами. Отдельная тема — нативная реклама в кино и сериалах, у этого всего громадный коммерческий потенциал.
Сейчас сериальная культура мощно развивается, там можно конкурировать?
— Возможность всегда есть. У сериала «Содержанки» Константина Богомолова есть тизер, который снимал продакшн моего одногруппника Дмитрия Крайнова. И его тизер завоевал кинематографическую премию в Америке. Помимо него участвовали кинокомпании FOX и Disney, а первое место занял московский маленький продакшн. Очень радуюсь, когда знакомые ребята добиваются такого успеха. Так что конкурировать не просто можно, а даже нужно!
Если говорить о ваших личных открытиях в мире кино, что зацепило в последнее время?
— Советую посмотреть короткометражный фильм «Кожа», й премию «Оскар» в номинации «Лучший игровой короткометражсоциальная драма о противоречиях между черными и белыми. Казалось бы, вопрос уже настолько избит. Но филлан так оригинально, что я была в шоке.
А из большого кино или сериалов? Вообще вы много смотрите?
— Очень много, каждый день, это часть моей работы (смеётся). Сейчас активно смотрю корейский и китайский кинематограф. Они очень сильно развиваются в последнее время. Очень жаль, что из-за «короны» ушел из жизни южнокорейский режиссер Ким Ки Дук, всмендую посмотреть его фильмы, не пожалеете. Вообще планирую поработать с Китаем. У них невероятная киноиндустрия. В прошлом году я участвовала в деловой программе Питерского международного культурного форума, где китайские продюсеры делились опытом и планами, показывали презентации, как они для фильма застраивают целые города с более широкими улицами, здания расположены так, чтобы была возможность максимально использовать световой день для съемок. Все продуманно до мелочей. Масштабы поражают. И, кстати, у китайцев самый любимый русский режиссер — Фёдор Бондарчук. Его фильмы пользуются очень большой популярностью в Китае.
Из сериалов, из последнего, назову «Чики». Так колоритно показать регион! И, конечно, такое по телевизору не увидеть.
Очень люблю Алексея Балабанова. Его «Груз 200» я до сих пор не решилась пересмотреть второй раз — не хватает духа. Нравится Рената Литвинова, жду ее новый фильм «Северный ветер». Жду выхода «Ромео и Джульетта» Тимура Бекмамбетова. Он снял его в формате скринлайф. Интересно, что получилось. Очень люблю Стенли Кубрика и Луиса Бунвно с другом пересматривали «Барри Линдона» Кубрика. И вновь открываются какие-то новые грани в фильме.
Вернемся к бизнесу. Где зарегистрирована ваша фирма?
— Здесь в Омске, и налоги мы тоже егистррму, когда еще училась во ВГИКе. У меня сразу возникло желание иметь свою комполько заниматься, но и зарабатывать творчеством. Э реативная индустрия должна развиваться в России. Судя по опыту Европы и Амомномики. Поколение моих родителей строило заводы, развивало сырьевую промышленность. А моё поколение строит креативные «заводы». У нас в команде есть даже формула по которой мы развиваемся: «творчество» плюс «экономика» равно «креативная индустрия», так родилась Other Story Company.
В Омске часто бываете?
— Посчитала, что в этом году провела в Омске в целом четыре с половиной месяца. В Омске мой дом. Но мой офис там, где я и мой компьютер с «зумом». А количество перелетов, несмотря на пандемию, побило все рекорды в этом году. Как показала практика, жизнь не останавливается, появляются новые возможности и новые точки роста. В Москве по-прежнему большая часть проектов.
Чего не хватает Омску?
— Большая проблема с материальной базой. Нет ренталов по аренде съемочного оборудования. Если в Москве есть организации, где можно круглосуточно взять напрокат камеру или свет, и это просто и дешево, то здесь трудно найти и очень дорого арендовать. Я удивилась, что по оплате труда омский оператор берет даже чуть больше, чем в Москве. Хотя по шоурилам (портфолио), по качеству съемок — есть куда стремиться (смеется). Недавно у нас была съемка в Музее изобразительных искусств имени М. А. Врубеля и в музее Эрмитаж-Сибирь. Часть оборудования привезла с собой, остальное искали здесь. Для съемок нашего фильма точно повезем в Омск всё свое оборудование.
Я не вижу коворкингов, где молодые предприниматели могли бы воспользоваться компьютером, провести встречи. Это всё влияет на предпринимательскую среду в целом.
А команда базируется в Москве?
— В креативных индустриях 90% актива — это люди. Они встали и ушли. (Смеется). Мы уже давно работаем на удаленке. Есть основная часть команды, она, конечно, в Москве. А есть ребята из разных регионов, на фрилансе, в том числе и из Омска. Сейчас есть несколько проектов в родном городе, поэтому уже планируем сделать полноценный офис здесь и набрать местных ребят.
Я считаю, что моя главная заслуга — то, что у меня получилось собрать команду. Это самая большая ценность. Основной костяк — 9 человек. Мы все немного безумные, если надо — будем работать 24 часа. Я сама ненормальная, и люди притягиваются такие же. «А давайте поедем на съемки в Швейцарию!» — «А давайте!» И мы поехали. Это был проект для шоколадной фабрики. Мы сняли ролик и познакомились с местными кинематографистами. Открылись новые варианты по сотрудничеству. А началось все с безумного «А давайте».
Даже в презентации для клиентов мы себя позиционируем как бирюзовая компания под тотальным оранжевым контролем. Мое ноу-хау. Именно благодаря такой формулировке мы привлекли внимание компании Hochland и заполучили новый проект в портфолио. Одной фразой в презентации разрешили длительный спор в глобальной корпорации (смеется). И такой нестандартный подход у нас ко всем проектам…
Бирюзовая компания — свободная без жесткой иерархии…
— Но с четким пониманием конечного результата. А тотальный оранжевый контроль — это значит, что я нахожусь в каждом моменте: от разработки идеи до сдачи проекта. Все бизнес-процессы четко налажены. Делаем все максимально качественно для решения бизнес-задач клиента. Это на первом месте. Есть некоторые проекты, где креатив зашкаливает. Надеюсь, что когда-нибудь получится воплотить все идеи на 100%. Но даже Мастер во ВГИКе учил, что если фильм получился на 30% от задуманного — это уже успех.
Я стараюсь хоть раз в год дополнительно подтягивать скилы. С командой прошли курс семинаров в Сколково, в Британской высшей школе дизайна. Проводим стратегические сессии, постоянно ищем новые направления и идеи, встречаемся с коллегами в России и Европе для обмена опытом. Мы активно следим, что делает Азия, Европа и Америка. У меня день начинается с того, что надо прочитать Esquire, телеграм-каналы MovieStart.ru, Бюллетень кинопрокатчика, Кинорепортер, журнал Adindex, посерфить фейсбук и инстаграм. И, конечно же, надо знать, куда дует ветер. На одном из обучающих семинаров запомнила одну фразу: грамотный руководитель должен «сходить в будущее» и принести оттуда много интересного, чтобы озадачить команду. Вот и стараюсь соответствовать…
Мы активно развиваемся в сфере рекламы и кино. Планов много. Конкуренция большая, но места хватит всем. Уверена, нам есть, что предложить и Омску.
instagram.com/otherstory_ru
Информационная поддержка
Видео дня. Актрисы, которых все ненавидят
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео