Михаил Тройник: Творчество обязывает много читать 

Михаил Тройник: Творчество обязывает много читать
Фото: Вечерняя Москва
22 января вручают премию «Золотой орел». Среди номинантов на «Лучший короткометражный фильм» есть лента «Конец войны» с  в главной роли. А накануне пройдет премьера комедии с его участием «День города». «Вечерняя Москва» побеседовала с артистом.
Наш разговор начался именно с обсуждения короткометражки «Конец войны» — обжигающей и неожиданной. Она — о возвращении с фронта, которое… Впрочем, обойдемся без спойлеров.
— Михаил, короткометражка «Конец войны» — это непричесанная история о войне?
— Не совсем. Мне кажется, фильмов, которые вы имеете в виду, довольно много. В нашем, по крайней мере, для меня главной была не военная, а именно человеческая история. Передо мной не стояла задача рассмотреть войну с другого ракурса, но хотелось показать человека, который вернулся с фронта, и сам, неосознанно, «притянул» к себе все то, что с ним произошло. Я люблю такие парадоксальные проявления. Мне кажется, в них и есть жизнь.
— Съемочная локация была непростой, верно?
— Зато она очень помогла в создании образа. Очутившись в колодце, а снимали мы именно там, я сразу все понял про моего персонажа. Там я испытал эмоции сродни тем, что почувствовал когда-то в Еврейском музее в Берлине. В нем есть зал с бетонными стенами и крошечным просветом, и ты, находясь внутри, вдруг чувствуешь, будто тебе оттуда не выбраться. На дне колодца я остро понял, что мой герой словно сам всеми силами хотел оказаться там, куда попал, одновременно не ожидая этого. Внутри себя он уже был там — нигде…
— Это страшно. Почему так?
— Он возвращается с войны. Но куда? Он думает, что сейчас начнется новая жизнь. Пытается зацепиться за нее, «накачивая» себя какими-то внешними вещами, надеждами. Но фактически он опустошен. Конечно, я не воевал и не знаю, как это. Поэтому играл про себя. Как чувствовал. Мне было интересно исследовать и понимать, что происходит с человеком, который сталкивается с противоречием внешнего и внутреннего миров. Ведь то, какие мы планы себе строим и как все происходит в реальности, часто не совпадает.
—То есть в картине есть и психология, и философия… И как реагирует ваш герой на то, что с ним случается?
— Оказавшись в трудной ситуации, человек сопротивляется происходящему, не принимает это, проходит через все стадии — от отрицания до смирения. Возможно, в коротком метре нам не удалось показать все внутренние перемены полностью, но для меня история была именно об этом.
— Фильм или спектакль — это высказывание режиссера. Артисты же — лишь его инструменты. Как вы относитесь к такой своей функции?
— Глобально вы правы, произведение является режиссерским высказыванием. Но это всегда двусторонний процесс — ты как актер предлагаешь какие-то идеи сам, а что-то тебе задает режиссер. И очень здорово, когда предложенное тобой оставляют, дают тебе возможность внести что-то свое. Но в отсутствии ответственности есть и свои плюсы. Для артиста уже все устроили: привезли на съемку, загримировали, подобрали костюм. По сути, сделали за тебя всю подготовительную работу. Остается только быть вишенкой на торте — бесшабашно играть, представляя себя в определенном качестве. Ты будто квест прошел — тебя погрузили в ситуацию, и ты из нее вышел. Самому не надо для этого ничего организовывать, договариваться. А это очень напряженный процесс — подбирать локации, состыковать графики — все на нервах. Я знаю, о чем говорю, сам выполнял эти функции, когда организовывал постановку спектакля «Большая руда», и знаю, насколько это безумно сложно и как может дико раздражать. Поэтому, нет, меня не смущает, что в результате кино — режиссерское высказывание, а не мое.
— Вы говорите о спектакле, после которого возник «Театр труда», верно? Почему для вас было важно поставить индустриальную драму? Чем привлекла «Большая руда»?
— Это долгая история. Когда-то, готовясь к спектаклю по пьесе «Назначение», я читал разные материалы того времени. И мне очень понравился текст повести «Большая руда». Выбор, конечно, странный и неочевидный. Но тут все происходит на какомто чувственном уровне, когда ты ощущаешь внутренний отклик, понимаешь, про что это произведение. Мне хотелось, чтобы был такой спектакль, не важно, в каком формате.
— О чем же эта история?
— Для меня она про некое сочетание мощности и хрупкости в одном человеке. Именно таким мне представляется , который сыграл главную роль в фильме «Большая руда» 1964 года. Он очень сильный, но при этом и уязвимый. Мне это близко, поэтому интересно было исследовать эту тему.
Еще мне хотелось понять что-то про советский период. Посмотреть, как могла бы сейчас существовать большая идея. Ведь иногда кажется, что в наше время это просто невозможно. Но в людях же есть желание делать что-то большое! Мне это было любопытно. Зрители местами понимали посыл, а где-то смеялись.
Также мне хотелось понять, существуют ли сейчас такие «идейные» люди. И если да, то кто они, творящие что-то во имя идеи — сумасшедшие или святые? А может, приносить себя в жертву идее — это вообще большое заблуждение и грех? Или наоборот — что-то забытое, но значимое и важное? Конечно, это диссидентская повесть, и там есть мысль, что такой подход губителен для человека. Думаю, я с этим внутренне согласен.
— В жизни вам встречались идейные люди?
— Не такие, как герой «Большой руды», но встречались. Это мои учителя — , , педагоги Школы-студии МХАТ. Таких было много, и я боюсь кого-то обидеть, забыв назвать. Все они делают свое дело не ради денег, а ради чего-то большего.
— Судя по всему, вы много читаете. Что из последнего запомнилось, впечатлило?
— Да, творчество обязывает читать, особенно когда идет подготовка к спектаклю или фильму. Из того, что я недавно читал для души, из художественной литературы запомнился «Дневник» . В последнее время я больше читаю биографии и книги по саморазвитию. Понравилась работа Джордана Питерсона «12 правил жизни: противоядие от хаоса». Это, скорее, не про предписания, которым надо следовать, а про философию жизни, про то, как все устроено — почему одно так, а другое иначе. Мне это показалось интересным. Хорошо, что на самоизоляции было время почитать. Когда идет рабочий процесс, читать для себя удается не так часто.
— А за мировыми новостями и событиями вы следите? Как они на вас влияют?
— Слежу. Целенаправленно читаю новости, мне это интересно. Хотя, может, это просто такая форма времяпрепровождения, прокрастинации. Иногда я потом об этом жалею — когда вникаешь в происходящее, оно тебя будто высасывает. Но мне кажется важным иметь представление о том, что пишут о событиях в мире.
— Сейчас у вас в приоритете кино или театр?
— Мне интересно и то, и другое. В театре в последнее время из-за пандемии было много отмен, переносов спектаклей. И в то же время у меня появилось больше работы в кино.
— Кстати, если говорить о специфике актерского мастерства в кино и в театре, чем это отличается? Процесс происходит по-разному?
— В основном актерская работа похожа. Но в кино она не столь мощная, менее эмоциональная, чем в театре. Ты там не можешь так громко говорить, как на сцене, не кричишь, физически более стратегичный, скупее в движениях, жестах, фразах. Театр же требует от актера большего.
— Сдержанность нужна даже в таком бурном фильме, как новый «День города»?
— Безусловно, все зависит от поставленной задачи. В этой комедии у нас происходит очень много разных событий, авралов, внештатных ситуаций на одну единицу времени. Это тот случай, когда все сразу навалилось, и все обитатели Любякино — от простых жителей до элиты и самого мэра — должны из этой ситуации выйти, справиться с этими неудачами, неурядицами.
— Это все в кадре, а как на съемочной площадке?
— Съемки были непростые: много проездов, массовки. Но главное, что было на площадке и осталось в фильме, — очень много шуток, радости, драйва. У нас сложилась очень интересная атмосфера во время съемочного процесса.
ДОСЬЕ
Михаил Константинович Тройник родился 24 марта 1988 года в городе Рыбинске. Учился в лицее № 2. После окончания школы до 4-го курса обучался в . В это время играл в команде КВН. Позже поступил на курс Константина Райкина и окончил его в Школестудии МХАТ. Играет в театре «Гоголь-центр», есть роли в спектаклях Театра Наций, «Сатирикона», активно снимается в кино и сериалах.
Лучшие роли Михаила Тройника
— День города (2021) — зоотехник
— Чики (сериал, 2020) — отец Сергий
— Хандра (2020) — барабанщик Деня
— Иванько (2020) — Леха
— Верность (2019) — полицейский
— Филфак (2017) — Слава
— Масоны (2014) — Петр
— Однажды (2013) — Кочет
Читайте также: «Прелестнейшая»: Светлана Ходченкова отметила день рождения откровенным снимком
Видео дня. Как сейчас живут самые яркие звезды КВН
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео