Юрий Стоянов представил первый альбом своих песен под гитару: видео 

Юрий Стоянов представил первый альбом своих песен под гитару: видео
Фото: ИД "Собеседник"
Актер 25 января выпускает на всех музыкальных платформах свой первый альбом . Sobesednik.ru послушал его песни под гитару и расспросил создателя легендарного «Городка» о его дебюте. «Песни спасли меня в период невостребованности» — Предисловие к вашему альбому написал музыкант . Он и есть главный инициатор выпуска? — Женя стал главным провокатором. Для меня было очень неожиданным участие в его «Квартирнике на НТВ». Это очень редкий обитаемый островок в музыкальном море — островок вкусовой музыки, которая нравится одному конкретному человеку. Правда, вкусу которого можно доверять, потому что он сам блистательный музыкант. Когда Женя представил меня как музыканта, я опешил. И дальше мне всю программу пришлось оправдывать это определение. И когда это получилось (тот выпуск набрал больше миллиона просмотров в интернете), я решил, что пора мне свои песни систематизировать, собрать их так, как мне это нравится. А вот сподвигли меня на это мои телевизионные продюсеры. Они сказали мне: «Хватит уже присылать сообщения — послушай в вотсапе песенку, а вот я в телеграме выложил… Давай уже соберем песни вместе». А я бы так дальше и сочинял себе потихоньку. — С какой целью? — Чтобы заниматься любимым делом. Мои песни — то, что мне не дало пропасть в годы моей ненужности, невостребованности, неизвестности, ожидания, какой-то невероятной, выматывающей тоски внутри. А таких лет было очень много, я ведь начал сниматься хорошо за тридцать… Гитара — все равно рукав моей главной, актерской реки. Наша профессия состоит из многих умений, но поскольку я перфекционист, то если я что-то делаю, должен делать это хорошо. Если я увлекаюсь столярным делом (а это правда), покрываю изделие лаком, как Страдивари. Утрирую, конечно, но я бы не вышел к людям с самодеятельным умением. — И много у вас песен? — Штук 30 максимум. Композитор, поэт-песенник обязаны писать много песен, это их хлеб. А для меня мои песни — часть моей души, моей биографии. Один диск вышел, еще на один альбом у меня есть материал. Почему так мало песен? Ну, дайте мне еще одну жизнь, и я напишу больше. — Когда была написана самая свежая песня, которая вошла в ваш альбом? — Прошлой весной, в период самоизоляции. Она называется  — про мою дочку, про мое ремесло, про мое второе призвание. Из меня бы вышел отличный сапожник. (Смеется. — Ред.). — «Сапожник» — грустная песня, как и все в альбоме «Где-то». Почему именно такое настроение? — Но заметьте, что это светлая грусть, с надеждой. Вообще, мажорную песню написать очень тяжело. К тому же мы так много в нашей истории на демонстрациях пели мажорные песни… И как-то так сложилось, что когда мы поем за столом, то редко поем песни, написанные в мажорной тональности. Да если взять самое простое: «Последний троллейбус», «Ой, то не вечер…» — это все минорная тональность. «Большинство артистов поет лучше меня» — Вы играете на гитаре с 10 лет. А помните свою первую гитару? — Конечно! Я купил ее в Киеве, в магазине «Каштан» — это украинский аналог российской «Березки», где все хорошее и дефицитное, что хотелось иметь, продавалось только за валюту. Гитара была ленинградского завода щипковых музыкальных инструментов и стоила 9 рублей 50 копеек. Но в магазине «Каштан» она стоила 9 долларов 50 центов. И если бы у меня в кармане было столько, я бы получил тогда 9,5 лет — эквивалентно, по году за каждый доллар. А девочки-продавщицы воспринимали эту гитару как абсолютно не нужный сегмент в ассортименте. Матрешки, меха, икра — вот что продавалось иностранцам на ура. Продавщицы видели, как я в течение двух лет засматривался на эту гитару и однажды спросили: «Что, хочешь купить?» Я кивнул. Тогда они взяли обычные канцелярские ножницы и стали царапать гитару прямо на моих глазах. «Вы что же делаете, варвары?!» — опешил я. — «Мы ее развалючиваем». Девочки придали гитаре некондиционный вид, который, однако, не сказывался на звуке, изуродовали ее ради меня и абсолютно легально продали мне за 9 рублей 50 копеек. — Вы же знаете, сколько сейчас поющих актеров. Готовы, что и про вас скажут: «А, еще один запел»? — Нет, не готов. Я не имею никакого отношения к этому. «Где-то» — это не альбом вокалиста, не альбом певца. Это альбом человека, который так высказался. Альбом актера, который любит и уважает гитару, относится к ней серьезно. Голосовые данные у него те, которые ему дал Бог, и он непрофессионал. Ничего выдающегося, но надеюсь, что свой тембр у меня присутствует. А то, что я могу петь разными голосами, я много раз доказывал в разных проектах, когда пел даже за Поваротти и Утесова. Я не вижу поводов ни для конкуренции, ни для сравнения. Большая часть драматических артистов поет лучше меня. Но я пою свои песни. И лучше играю на гитаре — это точно. (Смеется. — Ред.). Жена Юрия Стоянова стала оператором его YouTube-роликов о вирусе COVID-19
Видео дня. Актрисы, которых все ненавидят
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео