Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Людмила Шевель: «Когда узнала, что любимого застрелили, случился выкидыш»

Питерская актриса с украинскими корнями в 80-e блистала во многих популярных картинах: «Одиноким предоставляется общежитие», «Где находится нофелет?», , «Пароль знали двое», «Овраги» и др. После развала Cоюза артистку все реже снимали. Она мелькнула в сериалах «Улицы разбитых фонарей», «Убойная сила», военной картине «Морские дьяволы», мелодраме «Дом у большой реки»… Ее уже давно не видно на экране. О том, как сложилась ее судьба, 62-летняя Людмила Николаевна рассказала нам сама.

Людмила Шевель: «Когда узнала, что любимого застрелили, случился выкидыш»
Фото: Экспресс газетаЭкспресс газета

Видео дня

- Работы сейчас совсем мало, - вздохнула Людмила Шевель. - Антрепризный спектакль почти год не играем. Но уже пенсию получаю, и эти деньги выручают. Возраста не боюсь. Выгляжу, слава богу, неплохо. Но режиссеры стали забывать. Одного встретила, так он удивился: «Люда, ты жива?!» Вот те раз!

- Ваши корни же на Украине?

- Я в Артемовске под Донецком родилась, где папа-военный служил. Но росла и в театральном училась в Киеве. Однако уже почти 40 лет живу в Питере, куда и родителей перевезла. Здесь они и похоронены… В кино еще во время учебы в вузе сниматься начала. Сыграла в фильме «Придут страсти-мордасти». А следом главные роли пошли, призы на фестивалях. Вот зрители меня и узнали. На Украине во многие театры звали, да и в Питере сам Товстоногов в свою постановку «Варвары» в БДТ приглашал. Но я по глупости отказалась, кино предпочла. Совсем непробивная: идут роли - рада, нет так нет. Когда на пригласили работать, в городе на Неве в комнате жила, прописку получила. До этого пришлось в аэропорту ночевать, а потом меня актер Никита Михайловский приютил. Он уезжал как раз куда-то и просто дал мне ключи от своей квартиры. Ну а спустя время я и своим жильем обзавелась. Выкупила две соседние комнаты рядом со своей в коммуналке, и сейчас уже у меня хорошая квартира.

- В личной жизни счастливы?

- Сейчас одна. Все браки короткими оказались. Первый муж - помощник режиссера Саша Баландин. На картине «Овраги» познакомились. От второго супруга (он бизнесом занимался) Катю родила. А вот настоящая любовь с Андреем Титовым (он в служил) окончилась трагически. Андрей был супермужчина, дочку мою любил, удочерить хотел, отчество даже не надо было менять. Но его убили в 1997-м. Я тогда ждала второго ребенка... Когда узнала, что любимого застрелили, случился выкидыш. Мы должны были пожениться, поехать в свадебное путешествие, все было куплено и оплачено… И за две недели до этого такой финал. В его машине все и произошло… Заказное убийство. У меня потом была долгая депрессия. Спасибо друзьям Андрея, очень помогли мне прийти в себя. Больше замуж не вышла, планку не хотела снижать. Дочку Катю, ей 25, помогла мама вырастить. А потом мамочка сломала шейку бедра. Операция по состоянию здоровья ей была противопоказана. Я шесть лет за ней ухаживала, не снималась. Уже три года как мамы нет… А наша Катя театральный в Лондоне окончила.

- В английской столице закрепилась?

- Нет, в антрепризе со мной играет. Я ей говорила, что в Лондоне столько шансов. Дочка высокая красавица. Но скромная очень. Где надо улыбнуться не умеет, бесхитростная. Переводчицей была на званых ужинах, где много аристократов, но она ребенок, считает, что всего сама добьется. У меня-то кроме квартиры в Питере - ничего. Загородного дома нет, бриллиантов тоже.

Конфуз

- В «незалежной» бываете?

- В последний раз три года назад туда ездила. К людям из России нормально относятся, по-русски говорят, но я и украинский помню. Если на нем обращаются, отвечаю. Семь лет назад была председателем жюри кинофестиваля «Корона Карпат» во Львове. Церемония закрытия шла в шикарном оперном театре. Когда начала свою заключительную речь по-русски, из зала закричали по-украински, что я не имею на это права. Меня аж колотить стало! Но собралась и вспомнила фразу одного философа, который считал, что даже на краю пропасти ты должен оставаться человеком, независимо от того, на каком языке говоришь. Следом вышел гендиректор смотра и на украинском сказал, что у нас международный фестиваль. Заметил, что произошел конфуз, и призвал вести себя как подобает хозяевам с гостями.

- Не так давно на кинофестивале в Гатчине обсуждали ваш несостоявшийся роман с .

- Смешно и глупо. История выеденного яйца не стоит. Олег Иванович всегда любил женщин, но это не мое дело, тем более величайшего актера нет в живых. Однако в Гатчине со сцены эту историю вспомнил. Рассказал, как Янковский однажды на другом фестивале - «Кинотавр» - постучал ко мне в номер поздно вечером и предложил ночь провести. Я как шутку это восприняла. Сказала: «Вы не в моем вкусе». Он выпивши был, с кем не бывает? И сам пересказал эту историю знакомым. Вот Рудинштейн утром на завтраке меня и пожурил: «Отказала Янковскому? Совсем дура!» Самое смешное, что Янковский никак не отреагировал на мой отказ. Улыбался, общался во время фестиваля, а потом мы с ним в одной картине - «Вечера на хуторе близ Диканьки» - снимались. Никаких романов с известными людьми у меня никогда не было.

- Правда ли, что вам аукнулась поездка в Чернобыль в 1986-м?

- Да, спустя полгода после ужасной аварии туда летала. Не дура ли? Но тогда это по-другому воспринималось, никто о последствиях и не думал. Мама ругала меня, конечно. Получилось так, что я приехала в Киев на съемки, и в свободное время предложили на экскурсию в Чернобыль махнуть. Согласилась зачем-то. На вертолете туда отправились. Когда подлетали, видела свечение радиации. На земле деревья с красивыми фруктами лежали как подкошенные. Больные животные, лысые почти, всюду бегали. Зрелище ужасное. Когда прилетели - решили выступить в летной части. А после концерта организовали банкет. Когда замполит нам рассказал обо всех опасностях, я решила выпить стакан вина. Подумала, что хоть какая-то защита от радиации. Мы должны были улететь вечером, но свободных вертолетов не оказалось, пришлось ночевать. А утром дождь, туман, опять не получилось улететь. Когда вышли к машине, командир начал кричать: «Почему без респираторов?!» Сели в автомобиль, и его люди в защитных костюмах, как в скафандрах, начали дезинфицировать. Несколько раз помыли, прежде чем тронулись... Я много фотографий сделала на фоне реакторов. Только потом их выбросила.

А спустя несколько месяцев волосы жутко начали выпадать - такие вещи бесследно не проходят. Я лечилась в Институте гигиены и радиации. Тамошние врачи, когда узнавали, что я в Чернобыле побывала, буквально отлетали от меня. Я тогда басом начала говорить. Почти 35 лет прошло, а как вчера было!