Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Эльдаров: актёры лукавят, когда говорят, что им плевать на премии и звания

Голосом говорят кролик Питер в одноимённой ленте, майор Дин в «Терминаторе: Тёмные судьбы», Алладин в фильме 2019 года, Человек-муравей в картине «Мстители: Финал» и других.
Кроме того, актёра широкий зритель знает по сериалам «Солдаты» и «Склифосовский».
Многогранность артиста реализуется и на театральной сцене. В 2020 году, несмотря не пандемию, состоялась премьера спектакля «СуперStars» (театральная компания «Маскарад»), где Эльдаров играет главную роль.
В эксклюзивном интервью NEWS.ru актёр рассказал о работе над ролью, о работе над дубляжом, проблемах российского кино и планах на 2021 год.
Спектакль о спектакле: как актёру вжиться в роль режиссёра
— О чём спектакль «СуперStars»?
— В спектакле приоткрывается занавес нашей театральной кухни — как готовится спектакль, как переплетаются личные отношения с профессиональными, а в нашей работе от этого никуда не денешься. Я думаю, что зрителю будет интересно подсмотреть за процессом рождения чего-то нового в театре.
— Кто ваш герой?
— Режиссёр, человек, который горит театром всю свою жизнь. Как я нафантазировал, он шёл к этому очень долго: от маленьких самодеятельных студий до приличного театра. Он не гений, крепкий середнячок, но своей непосредственностью он заражает всех вокруг. Очень добрый, искренний человек.
— Актёры часто говорят, что им приходится спорить с режиссёрами из-за видения роли. У вас есть возможность показать зрителю, какие на самом деле режиссёры в жизни. Вы сделали это?
— Мы все в своей работе остаёмся самими собой, нет такого клише — режиссёр. Я не показываю хорошего или плохого режиссёра. Мой герой такой, какой есть, каким написал автор. А уже зрителю решать, хороший он или плохой.
— У вас и вашего героя есть общие черты?
— Актёры часто идут от себя, гораздо сложнее и интереснее добавлять что-то извне. У людей много ипостасей, нельзя сказать: этот человек злой, а этот жадный. Мы разные, просто одна черта может преобладать над другой и быть более заметной. Мой герой — это часть меня, дополненная элементами извне.
— Спектакль в целом о мечте. Какая самая заветная мечта сбылась у вас и что вы для этого сделали?
— Я по жизни мечтатель. Но мечты сами по себе очень фантастические. Например, полететь на Марс или обогнуть Землю на воздушном шаре. Это вещи, которые снятся во снах, — пусть такими и остаются.
А вообще счастье в количестве маленьких осуществившихся желаний. Не столько материальных даже. Ты ждёшь чего-то, и оно сбылось. Из маленьких побед складывается счастливая жизнь.
— А стоит ли возводить, например, «Оскар» в некий культ?
— Не буду лукавить, что любая премия, особенно такая престижная, пусть и политизированная, — это своего рода документ признания, что ты чего-то добился. Как бы ни говорили актёры, особенно возрастные, которые сыграли много ролей и не получили никаких званий или премий, что им плевать на это, — они лукавят. Наша профессия предполагает признание. Какими бы мы скромными ни были, нам хочется, чтобы нас оценили — зрители, критики.
Многоголосье дубляжа: от кролика до Человека-муравья
— Вы не только выходите на сцену и снимаетесь в кино, но и дарите свой голос в дубляже зарубежных картин. Чем вас привлекла эта работа?
— Это плоскость нашей профессии, хотя некоторые вообще не считают это частью актёрской работы. Мне безумно это интересно. Я актёр озвучания уже более 20 лет, но привёл на это поприще меня случай. Великий Владимир Феропонтов увидел меня студентом во ВГИКе и позвал. Было безумно страшно, и до сих пор страшно, иногда кажется, что я профессионально не пригоден.
— Почему?
— Мне кажется, это у каждого творческого человека бывает. Начинаешь копаться в себе, хотя понимаешь, что у тебя огромный опыт.
— Вы упомянули, что некоторые не считают дубляж частью актёрской работы. Чем различаются игра на публику и озвучание в студии?
— Ничем! Кроме важных технических моментов. Не все артисты, даже самые замечательные, могут работать актёрами дубляжа, даже озвучивать самих себя — это бывает большой проблемой. И наоборот — не все актёры дубляжа могут выходить на сцену или сниматься в кино.
В работе дубляжа важно одновременно видеть, слышать, но есть размеченный текст и тайм-коды. Если ты умеешь быстро соображать, у тебя хорошая дикция — у тебя всё получится.
— Не обидно, когда вашего героя полюбили за голос и игру, которые вы ему дали, но мало кто знает, что это именно вы?
— В нашей стране есть огромные фанатские движения актёров дубляжа. Есть целые группы, где говорят о новинках, обсуждают, чья работа лучше. Я занимаюсь озвучанием не ради славы. Вот как раз здесь мне совершенно всё равно — мне нравится озвучивать что угодно.
— Какие проблемы есть у дубляжа в России?
— Проблема достаточно банальная: наш труд не оценивается должным образом. У нас, как и в некоторых других отраслях, нет профсоюзов, нет защиты.
На Западе актёры озвучания очень обеспеченные люди, даже по их меркам.
— Сколько стоит озвучание?
— Всё зависит от рынка. Образно говоря, я могу сегодня озвучить что-то за тысячу рублей, а завтра записать рекламу за 100 тысяч. Вилка очень большая.
И есть много актёров, которые демпингуют. А у нас очень любят считать деньги, а на качество не всегда обращают внимание. А потом, грубо говоря, удивляются, почему в России такой плохой дубляж, и смотрят фильм на языке оригинала с субтитрами. Да потому что студия сэкономила и набрала дешёвых актёров, а то и не актёров, сделали всё на коленке.
— А кто ваш любимец из тех, кого вы дублировали?
— Мой самый любимый персонаж — Альдо из комедийного боевика «Шпион». Он итальянец. Нужно было озвучить его с итальянским акцентом, и я попросил пригласить консультанта — носителя языка. Пришёл замечательный молодой парень Паоло. Он плохо говорил по-русски, но преподавал в Москве итальянский. Он говорил фразы, как бы их сказал итальянец с итальянским акцентом, а я на слух повторял. Я, например, узнал, что в их языке нет звука «х». Поэтому когда герой говорит: «Я тебя трахну», — то итальянец скажет: «Я тебя тракну».
С тех пор мы с Паоло дружим семьями, он приходит на спектакли.
Новый, 2021-й: российское кино и планы на будущее
— Российское кино пришло к чему-то своему, как это сделал, например, тот же Голливуд?
— Это бесконечный путь. Нельзя сказать, что мы к чему-то пришли и нашли свою нишу. Театр и кино всегда должны искать новые пути.
Другое дело — прогрессивные каналы и платформы прошли этап чистого копирования западных сериалов. У нас появились достойные картины, хотя я с настороженностью отношусь к контенту на ТВ, хоть сам этим занимаюсь.
— Какие у вас планы на 2021? Вы вообще их строите?
— Столько было планов на 2020 год, вы бы знали. Но случилось то, что случилось. Переформатировалась история.
Например, я никогда так много не работал над дубляжом, как в прошлом году. Я сделал студию у себя дома — много работал на удалёнке.
Я не знаю, что будет. Мы мечтаем и молимся, чтобы всё быстрее закончилось, но, конечно, понимаем, что в ближайшее время коронавирус сам собой не исчезнет, мы должны ещё подождать. Главное, чтобы все были здоровы!
Хочется, чтобы было много съёмок, полноценно открылись театры. Но пусть будет, что будет.