Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Вадим Адаменко: «Учитесь принимать свои и чужие ошибки»

Наш сегодняшний гость — Вадим Адаменко — один из участников забайкальского отделения Совета молодых литераторов. Писать стихи начал еще в школе. Впрочем, не будем забегать вперед, сейчас вы все и узнаете от самого первоисточника. — Традиционно первый вопрос о том, как ты начал писать стихи. Читал, что первые твои поэтические опыты — это частушки про учителей. — Здравствуйте. Именно так. Однажды я попробовал срифмовать несколько мыслей в мини-анекдот, и меня это очень увлекло, именно сам процесс рифмовки. Это было на школьном уроке, вроде, на физике. Что-то тогда заискрило прямо во время занятия. Получилось забавно. Просто веселился. Видимо, в те далёкие годы просмотр передачи «Играй гармонь» по утрам вместе с любимой бабушкой давал о себе знать. Оттуда я понимал, что в рифмующихся строках должна быть некая напевность, иначе это будет выглядеть неблагозвучно, сбивчиво, глупо. — Может быть, вспомнишь какую-нибудь из них? — 2004 год… Сейчас уже и не вспомню в деталях, потому как это было давно , да и просто забава — написать добрую шутку в духе: «Ох, завяли все цветы в кабинете биологии…» Главным для меня тогда было поднять всем настроение, чтобы все посмеялись. Помнится, была ещё большая фантазия на тему подкладывания мелких острых предметов на стул классного руководителя. В школьном возрасте мне нравилось смешить людей. Уже на следующий день рождалась новая шутка, и так далее, день за днём. Энергии в таком возрасте много. — Как учителя и одноклассники реагировали на твое творчество? — Судя по тому, что меня ни разу не отстраняли от занятий и не исключали из школы, частушки были безобидными. Всем было настолько весело и беззаботно, что действительно этого никто уже и не вспомнит. — Когда ты понял, что поэзия это серьезно, что это твое? — В юности. К тому моменту я уже учился в ЗабГГПУ на факультете психологии. Было много эмоций, внутренних переживаний. Это нормально для любого юноши. Тогда-то я и почувствовал, что нужно тот ураган своей молодой энергии как-то обуздать. Таким образом, частушки начали постепенно переходить в личные стихи. Подтолкнула меня к более серьёзному творчеству и рок-музыка. Родители с детства приучили меня к группам: «Кино», «ДДТ», «Земфира», «Би-2», , «Агата Кристи» и другим. А из любви лишний раз повеселиться, опять-таки ради забавы, но с очень большим пристрастием я слушал и «Сектор газа» и «Красную плесень». Примерно тогда же я начал открывать для себя зарубежный рок: «Paradise Lost», «Rammstein», «Slipknot» и т. п. Такая музыка всегда несла в себе какой-либо посыл, смысл, зачастую неочевидный, но… Меня притягивало это и заставляло думать. Впоследствии появилась тяга ко всему, что имеет в себе интересный авторский замысел. Я полюбил чтение, серьёзный кинематограф. Первые мои пробы стихотворений неюмористического характера, конечно же, были ужасны. Просто выплеск эмоций, без какой-либо техники. Чистой воды графомания. Потому что, как я уже говорил выше, теорией стихосложения на тот момент я не владел. Делал интуитивно. Но, как видите, всему своё время. Было бы желание. —Ты много сотрудничаешь с рок-музыкантами. Есть какая-то особенность в написании текстов песен и чистых стихов? — Да, есть. Это, по сути, два разных направления. Твои стихи — это то поле, где ты сам себе и ветер, и штиль, и солнце, и луна. Ты делаешь там абсолютно всё, что захочешь, хоть голый бегай, как говорится. В тексте песни другой подход. Позволено куда больше вольностей, которые впоследствии либо будут компенсированы музыкой, либо ради этой самой музыки и сделаны. Самый большой опыт в этом плане мне подарила группа из Санкт-Петербурга SPIRALLER. Вместе с ними я работал над текстовой частью их альбома . Альбом есть на всех современных музыкальных площадках. Жанр: industrial-metal. Всех ценителей такого действа милости прошу в Интернет и социальные сети, там всё легко и быстро получится найти. При желании можно даже заказать себе этот диск. — Ты кому-нибудь, конкретному человеку, посвящал стихи? — Многие так делали в своём творчестве. Я не исключение. Это нормально, когда хочешь высказаться человеку в особенной форме, тем самым подчеркнув важность этого человека для тебя. Или же в такой форме сохранить для себя память об этом человеке. Такие стихотворения — как фотографии. Они способны запечатлеть то время, тот сокровенный момент, того человека. Даже когда человека уже нет, эти «фотографии» остаются с тобой, а то, насколько хорошо ты «сфотографируешь», зависит уже только от тебя. Настоящими получаются те «снимки», которые ты прожил и прочувствовал сам, лично, на своём опыте. — А сам играешь на музыкальных инструментах? — Нет, не играю. Хотя увлечения были. Даже покупал себе бас-гитару. Мне очень нравится живое звучание электрической бас-гитары. Люблю слушать красивые и техничные с точки зрения игры басовые линии. В последнее время я по большей части нахожусь за микрофоном, пробую петь. Мне интересно, как ведут себя тексты в сочетании с живой музыкой. Иногда найти верное решение можно, только исполняя текст раз за разом, вместе с музыкой, вживую. Многие стихотворения из моего сборника «Горечь» являются песнями, пропетыми с моей «бандой» на репетиционных точках. — Если говорить о поэзии, что она значит для тебя. Попробуй дать определение поэзии так, как она тебе видится? — Поэзия лично для меня — способ сублимации своей внутренней энергии в полезное русло. Но то, что это русло является полезным, моё личное решение. Я не пишу без повода, без интересной идеи или мысли. Создавая стихотворение, перечитываю его раз за разом в поиске наибольшей удобочитаемости слов, чтобы читателю легче давалось восприятие текста. Я не люблю в творческой работе, даже выражая нечто очень личное, думать только о себе. Ведь теперь у меня есть люди, которые будут это читать, я несу перед ними персональную ответственность за свою работу. Но вместе с этим я сам выбираю (как и любой другой автор), каким будет моё творчество. Это моя свобода, даже в те моменты, когда свободы как таковой быть не может. Вот именно этим мне и нравится поэзия: ты всё для себя решаешь сам. Можно даже не выставлять результат на всеобщее обозрение. Но, помимо сказанного, я всё-таки за максимальную открытость, например на интернет-ресурсах. Для того, чтобы в любой момент любой человек мог легко найти автора, его произведение и прочитать. Продолжая мысль, хочу сказать, что для меня поэзия — своего рода медитация. Тренировка для души и ума. И большое, огромнейшее счастье, если твои тренировки кому-то пришлись по душе в том случае, если ты решил выставить свой труд на всеобщее обозрение. — Есть любимые авторы-поэты, к которым ты возвращаешься, читаешь, перечитываешь, черпаешь вдохновение? — Да, на данный момент их трое. Это , и Эрих Мария Ремарк. Тут, думаю, каждый имеет свои мысли по поводу этих достойнейших людей. — Сегодня читатели мало разбираются в поэзии и из современных авторов практически никого не знают. Кого бы ты порекомендовал почитать. Это касается всех — зарубежных, российских, забайкальских! — Из забайкальских авторов со всей душой и теплотой рекомендую творчество Елены Стефанович. Перечислять её произведения бессмысленно, они есть в каждой библиотеке нашего города. И небольшой факт из моей жизни: сама того не зная, Елена Викторовна подтолкнула меня к серьёзной поэзии. История следующая: я заканчивал Читинскую МБОСОШ № 40, 11-й класс. Всех старшеклассников пригласили в актовый зал пообщаться с поэтессой, на школьный творческий вечер. Как вы уже знаете, на тот момент я активно баловался «частушками», но вместе с тем начинал почитывать серьёзные вещи. Редко, но метко. По воле случая незадолго до этого ко мне в руки попал сборник стихотворений Елены Стефанович. Несмотря на довольно мрачное их настроение, они запали мне в душу, и в конце этого самого творческого вечера я подошёл к поэтессе, чтобы попросить автограф. Когда она отдавала мне его, то как бы придержала меня за руку, очень деликатно. И мне навсегда запомнился её вопрос, который она озвучила, устремившись своим взглядом прямо в мои глаза, продолжая держать мою руку: «А вы разве не пишите?!» Тогда я сделал для себя вывод, что поэтесса с таким опытом всё-таки умеет видеть творческое начало, и мне действительно стоит углубиться в поэзию. Видите, как порой важны правильное время и правильное место… — Знаю, что ты недавно выпустил очередной сборник стихов, причем довольно необычный. — Сборник называется «Горечь». На самом деле он вышел в свет 17 декабря 2018 года. Просто оказался действительно душевным, поэтому медленно, но верно набирает популярность. Дата выпуска является днём памяти моей мамы. «Горечь» посвящена именно маме, и именно её смерть повлияла на финальное содержание книги. Данный сборник я начал создавать ещё во времена своего проживания в Екатеринбурге. Было много самых разных стихотворений (около 60), но не было общей идеи, которая объединит их в единое русло. Когда мамы не стало, то во имя её памяти я выбрал самые светлые из имеющихся на тот момент у меня произведений. Всё, что было довольно грубым или жёстким по содержанию, в книгу я не пустил. В итоге получилась светлая грусть, состоящая из 21 стихотворения, которые логически связаны между собой. Сегодня любой желающий может просто дать соответствующий поисковый запрос в Интернете и легко найти ссылку на мою страницу, например на портале «Стихи.ру». Там всё каталогизировано и выложено по порядку. Считаю, что человек, знакомый с моим творчеством, если ему оно действительно нравится, сам захочет приобрести бумажную версию в личную коллекцию. Поэтому, опять-таки, немного попутешествовав по ссылкам в Интернете, можно найти опцию «печать по требованию». Книга будет напечатана и отправлена читателю почтой. Такой подход избавляет автора от необходимости делать большой тираж и даёт книгу только тем, кто этого в действительности хочет. Таким образом, я отдаю дань уважения своему читателю, как бы он ни относился к моим стихам. Я ценю и люблю своего читателя таким, какой он есть, с любым его мнением, полом, цветом кожи, фигурой, разрезом глаз и взглядами на жизнь. Поэтому у моего читателя всегда есть выбор. — Многие поэты и писатели классической школы настороженно относятся к сетевой литературе и не считают ее серьезной, а как ты к ней относишься? — Я вижу в этом огромный потенциал, как в площадке для начинающих. Эдакий StartUp, или начальная школа. А вот должно ли это печататься на бумаге, на мой взгляд, должен для себя решать либо конечный читатель, либо соответствующий централизованный и компетентный орган (которого у нас в стране нет). — В завершение разговора — твои пожелания начинающим поэтам. От чего ты хотел бы их предостеречь, что бы посоветовал? — Желаю делать много ошибок, но так, чтобы о них знали немногие либо только вы. Без ошибок не будет правильного творчества. Ошибаться — это нормально. Слушайте своё сердце, но при этом не забывайте о сердцах вокруг вас. Учитесь прощать, принимать свои и чужие ошибки. В любой ситуации оставайтесь людьми. Любите и принимайте себя и окружающих каждый день, каждый час, каждую минуту. Олег Тополев.