Как «Гардемарины» стали «Ласковым маем» в кино

«Гардемарины, вперед!» вышли на телеэкраны 1 января 1988 года и буквально вскочили на подножку уходящего поезда советского кинематографа. Однако гораздо в большей степени они стали чутким ответом на новую массовую культуру конца 80-х, время незатейливых поп-коллективов и сладкоголосых молодых солистов. «Рамблер» разобрался в истории вопроса.
Фото: Кадр из фильма «Гардемарины, вперед!»
Классическое советское кино хотя и не отказывалось от красивых лиц на экране, но очень умеренно эксплуатировало внешнюю привлекательность актеров. Разумеется, советские зрители и зрительницы влюблялись в киноактеров, однако только в эпоху перестройки кинематограф стал открыто заигрывать с чувственностью как художественной темой. Неслучайно именно в 1988 году выходит сенсационная «Маленькая Вера», а в 1989 — «Интердевочка» и «Авария — дочь мента».
Однако новую волну в массовом искусстве открыл вовсе не кинематограф, а новая эстрада, когда прежние цензурные запреты фактически перестали действовать. Вероятно, обыватели, далекие от протестного накала русского рока, в какой-то момент просто устали от изобилия рок-легенд, которые тогда буквально хлынули на сцену. Им захотелось легкой, не обремененной сложными размышлениями, музыки и привлекательных звезд. Так появились локомотивы жанровой эстрады — звезды для мальчиков и девочек, чьи имя можно скандировать на стадионе, прижимая к груди фото кумира. Среди девичьих групп выделялись «Мираж» и «Комбинация», первые впечатляли заграничным лоском, вторые — провинциальной искренностью.