Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Елизавета Арзамасова: «Воспитывать детей вредно, нужно их любить»

Елизавета Арзамасова: «Воспитывать детей вредно, нужно их любить»
Фото: WomanHit.ruWomanHit.ru

Актриса готовится к главное роли в своей жизни — стать мамой. Подробности — в интервью

Видео дня

Елизавете Арзамасовой всего двадцать шесть лет, но в кино и на сцене она так давно, что ее считают взрослой, состоявшейся актрисой. А сейчас она готовится к новой, самой главной роли в жизни — стать мамой. В декабре прошлого года Лиза вышла замуж за фигуриста , в семье ждут пополнения. Подробности — в интервью журнала . — Елизавета, материнство и даже ожидание материнства меняет женщину. Вы ощущаете изменения? — Конечно, меняет. Думаю, что каждая женщина вспоминает этот период ожидания, как один из самых счастливых (если не самый счастливый) отрезок жизни. Ты в буквальном смысле девять месяцев находишься в ожидании чуда. Если и есть на свете волшебство, то это именно оно: в тебе зарождается новый человек. Какой он будет? С каким характером? С какой судьбой? Хочешь не хочешь, а впадаешь в фантазии и мечты. Я все время здесь и не здесь. Вот разговариваю с вами, вроде слушаю вас, но не обижайтесь: слушаю вполсилы, вполуха. Потому что самая главная концентрация на том, кто внутри тебя, будто чувствуешь и дыхание, и биение сердца. Я понимаю, что это невозможно. Но это, видимо, какой-­­то абсолютно другой настрой — не вовне, а внутрь себя в буквальном смысле. И, как ни странно, краски окружающего мира при этом стали ярче. Все воспринимаю позитивно и восторженно. «Мир! Готовься! Еще одно чудо скоро появится»! (Смеется.) — Приобрели ли вы какие-­­то новые привычки — например, есть то, что не хотелось раньше, слушать классическую музыку? — Никаких новых привычек не появилось. Не тянет на странную еду, слушаю ту же музыку, что и раньше. Разве что спать стала чаще и в совершенно неожиданных местах. Даже на работе. На съемках норовила заснуть после каждой команды «стоп, снято», но, когда звали в кадр, сразу просыпалась — бодрая и отдохнувшая. — Мне кажется, несмотря на достаточно юный возраст, вы будете очень осознанной мамой. Книги по теме читаете? — О, нет. Я думаю, что природа и воспитание подскажут мне, как растить ребенка. Я же не в лесу живу. В семьях друзей растут дети. И я знаю ответы на свои внутренние вопросы: что допустимо в воспитании, а что нет. Транслировать мне их вслух не хотелось бы, чтобы никого не обидеть. У каждого на этот важный вопрос свое мнение, и свои книги, и теории. Но некоторые современные тенденции в воспитании меня настораживают. Я вот думаю: моя бабуля книг о том, как детей растить, не читала, а вырастила мою замечательную маму. Мама тоже всегда сторонилась такой литературы и вырастила меня — счастливую и радующуюся миру. Безусловно, если у меня возникнут вопросы или проблемы, я и книги буду читать, и к опытным родителям со стажем за советами обращаться. Но заранее выдумывать себе теории и практики не хочу. — А как вас воспитывали? Собираетесь взять что-­­то на вооружение? — Обязательно собираюсь! Меня растили в атмосфере безусловной любви и радости. Но при этом только теперь я осознаю, что не было вседозволенности. Трудиться научили с детства, уважению к чужому личному пространству научили. Спросите: как? Не смогу ответить. Потому что не было никаких назидательных воспитательных бесед. Просто уверена, что, если это все есть во мне, значит, досталось от общения с родителями и от атмосферы в доме. Родители никогда не жалели времени на маленькие чудеса, удивлялись и радовались вместе со мной любому сюрпризу, который сами для меня готовили, поэтому радость во мне всегда держится дольше, чем любая отрицательная эмоция. Хотя, если бы вы спросили о воспитании у моей мамы, она бы ответила лаконично: «Детей воспитывать вредно», — имея в виду, что с ними просто нужно жить рядом и любить их. Однажды я спросила маму: «Как ты сама считаешь: чему самому главному ты меня в детстве научила»? Мама сделала серьезный вид, задумалась и ответила: «Пользоваться вилкой!» (Смеется.) — У вас нет сестер и братьев, но есть экранный опыт большой семьи в «Папиных дочках». Хотели бы такую? — Не знаю. Жизнь покажет. Все очень индивидуально. Мне нравилось быть одной дома. Я в детстве никогда не нуждалась в компании детей, хотя так вышло, что она всегда у меня была. Думаю, что человек хорошо адаптируется к любым обстоятельствам в жизни. Были бы они желанны. Загадывать, особенно когда речь идет о личном — бессмысленно. — Вы на сцене с пяти лет. Вы бы желали такой судьбы своему ребенку? — На сцене я с восьми лет, в кино с пяти. Конечно, желала бы! При условии, если моему ребенку будет так же интересно, увлекательно, весело и легко, как было мне. И не важно, в какой сфере: кино, спорт, музыка, математика или игра в кубики в детской комнате. Лишь бы нравилось! Лишь бы было удовольствие. Ну а, разглядев это удовольствие, задача родителей — поддержать и помочь в преодолении больших и маленьких трудностей. Я прежде всего про эмоциональные трудности. Классно же, когда ты, маленький, чем-­­то расстроен, а рядом есть люди, которые серьезно относятся ко всему, что тебя касается, ничто не считают неважным и обязательно верят в то, что у тебя все получится. — Вы уже знаете, кто будет — девочка или мальчик? Кого хотите больше? — Мне не хотелось бы отвечать на этот вопрос. А кого я хочу больше?.. Счастливого маленького человека! (Улыбается.) — Схожи ли у вас с Ильей взгляды на воспитание детей? — Знаете, что хочется сказать: все наши взгляды и теории обычно разбиваются в пыль в каждой конкретной ситуации. Какие бы сейчас у нас ни были разговоры и рассуждения, мне кажется, что мы с Ильей оба достаточно рассудительны и чувствительны для того, чтобы следовать не своим взглядам, а ориентироваться на желания и стремления будущего маленького человека. Прислушиваться и действовать каждый раз по ситуации. — Знаю, что Мартина он достаточно рано поставил на коньки. Вы не будете возражать против занятий спортом? — Да я вообще не буду ни против чего возражать, лишь бы было в радость и с толком. — С Ильей вы познакомились достаточно давно, во время шоу «Лед и пламень». В какой момент вы увидели в нем не только наставника, но интересного мужчину? — Ну, для ответа на этот вопрос нужно всю историю рассказывать, а мы, как видите — не особые любители подробностей. Сейчас ни одно интервью не сможет сказать о человеке больше, чем его личные социальные страницы. Вот ровно столько, сколько мы хотим сообщить о каких-­­то событиях в нашей жизни, столько и попадает в Сеть. А подробные беседы о личном, как мы сейчас можем видеть на примере многих людей, не приносят ни пользы, ни радости. — Какими качествами привлек будущий муж? Что вы особенно цените в ваших отношениях? — Легкость во всем — в общении, в молчании, в жестах, в договоренностях. Илья — особенный человек, талантливый, тонкий в восприятии, чуткий. У него много талантов — творческих, спортивных, организаторских, человеческих. Только одного его таланта я не знала: он замечательный муж — внимательный и заботливый. — Был ли у вас конфетно-­­букетный период? — У нас было все! (Улыбается.) — Вы романтичы? Нужны ли вам подобные знаки внимания? — Конечно. Очень нужны. Такие знаки внимания заряжают той самой чистой радостью, которую помнишь с самого детства. — Что для вас лучший подарок? Был особенный в день рождения? — Цветы… В их «бессмысленности» (в кавычках), недолговечности и непрактичности — особенная нежность. Радость от того, что дорогой тебе человек в плотном графике событий, работы и передвижений — по дороге к тебе остановился, чтобы ты улыбнулась. А мой день рождения в этом году был сказочным! Я не буду рассказывать о подарках, но об атмосфере — с удовольствием. Я никак не ожидала, что Илья продумает этот день в деталях, и он будет цепочкой больших и маленьких событий и впечатлений. И это так мило и заботливо, что я со своей сентиментальностью и подвижной психикой с утра до вечера и плакала от трогательности происходящего, и смеялась от радости. Так что материальные подарки от близких важны и приятны, но ничто не заменит понимания того, что о тебе думали и хотели сделать счастливой. — Вы поженились после карантина, что символично, ведь многие пары как раз не выдержали это испытание. Получается, вас этот период сблизил? — Можно сказать, что карантин еще действовал, просто уже шли какие-­­то послабления, но опасения от того, что он может вернуться, еще были. Да. Очень сблизил. Это очень важное открытие. В жестких рабочих графиках, когда люди постоянно имеют возможность, так сказать, «отдохнуть» друг от друга, часто невозможно понять, могут ли двое быть счастливыми, наполненными и чувствовать абсолютную свободу, находясь рядом в режиме 24 на 7. Это был замечательный период! — Но в отношениях не всегда все бывает гладко, легко ли вам даются компромиссы? — Все зависит от степени близости. С дорогими твоему сердцу людьми всегда есть желание договориться. Это даже компромиссами назвать нельзя. Это желание быть счастливыми в союзе. — Свадебное торжество у вас было достаточно камерное. Не хотели большую свадьбу? Или все та же пандемия помешала? — Наоборот, не хотели, чтобы пандемия помешала. Решили, что она — не повод не жениться. И сделали все так, как мы хотели. — А что сказала вам на свадьбе мама? Какое напутствие дала? — Моя мама никогда бы не решилась давать напутствий. Она просто желает мне счастья и верит в мою разумность. — Как складываются отношения зятя и тещи? — Спасибо. Складываются теплые, уважительные отношения. — А ваши с Мартином, сыном Ильи? — Тоже хорошо. Мартин — замечательный, умный, воспитанный мальчик. — Вы нашли с ним общий язык? — Полагаю, что да. Хотя «общий язык» — не результат, а постоянный процесс. Буду всегда стараться прислушиваться к нему и по-­­дружески поддерживать. — Что принес в ваше мировоззрение статус жены? — Думаю, что когда люди решаются на такой важный шаг, как создание семьи, главное и первое, о чем стоит подумать — это ответственность. Друг за друга, за атмосферу дома, за быт, за будущих деток. Но эта ответственность не должна давить. Это просто внутреннее осознание. — Любите ли вы заниматься домом, украшать его? — Люблю порядок. Люблю предновогодние украшения дома, чтобы был такой отсыл в детство — с огоньками и свечами, с милыми признаками праздника. И да, мне нравится все это делать самой. — Вспоминаются ли вам сейчас бабушкины полезные советы и уроки домоводства? — В домоводстве я самая продвинутая из всей моей семьи. (Смеется.) Я еще и бабушке смогу дать советы. Главное, чтобы все было легко и в радость. Я люблю готовить. В рабочем графике делать это регулярно не получается, но во время карантина летом на даче с удовольствием только этим и занималась. Приготовление еды для меня — не обязанность, а приятный творческий, а иногда и медитативный процесс. И мне очень нравится смотреть, как близкие едят, а если еще и хвалят — я вообще в восторге! — Как вы планируете дальше строить карьеру — намерены подольше посидеть в декрете или сразу выйти на сцену? — А я вообще ничего не планирую. Я сейчас в самом расслабленном внутреннем состоянии. Как пойдет, так и будет. — Вы себя больше ощущаете театральной актрисой? — Кино в моей жизни появилось, когда мне было пять лет, большая театральная сцена — в восемь. Все это время одни периоды сменяли другие: то кино было больше, то театра, то всего поровну. Так я себя и ощущаю: за все благодарю. — Помешал ли опыт «Папиных дочек» карьере в кино? — Не думаю. Уже во время съемок в сериале у меня была интересная работа в фильме . Потом я начала расти, меняться, были другие работы, которые соответствовали возрасту. Хотя во взрослом возрасте значительных, масштабных и интересных работ в театре у меня больше, чем в кино. Я понимаю, что взрослого кино эмоционального уровня фильма «Свои дети», в котором я снималась в детстве, у меня еще не случилось. Случится, буду счастлива. Не случится… Все равно буду счастлива. (Смеется.) — В чем, на ваш взгляд, основная проблема нашего кино сейчас? — Я бы и хотела умно ответить на этот вопрос, но не смогу. Нельзя сказать, что я из тех всепонимающих людей, которые останавливаются в пространстве и времени и думают о глобальном: о судьбах кино в целом, например. Я постоянно — или в работе или в заботах и радости с близкими людьми. Но я думаю, что проблемы есть всегда, в любой сфере. Когда происходит их критическое накопление, индустрия или превращается в ничто, и на ее место приходит что-­­то новое, или нарождаются таланты и подвижники, которые совершат творческую революцию. Тогда обязательно происходит такой подъем, ренессанс. — Вы окончили продюсерский факультет — планируете развивать это направление в своей деятельности? — А я потихонечку и развиваю: и как продюсер, и как автор. Уже через год после окончания института я выпустила моноспектакль «ЧП», а еще через полгода — авторский спектакль «Кабы я была», в котором играют , , . Он изначально задумывался как благотворительный — для фонда «Старость в радость», попечителем которого я являюсь последние шесть лет. Этот спектакль уже зажил своей самостоятельной жизнью, отмечен специальным призом на фестивале «Амурская осень». Недавно, в мае, мы играли его в Новороссийске на большой сцене драмтеатра, хотя изначально он задумывался как камерная история, и зрители нас очень тепло встретили. Для меня положительная оценка именно моих авторских спектаклей очень важна. Выход на сцену с собственным материалом оказался самым волнительным и ответственным. Это двой­­ная, тройная проверка на прочность и на «право быть на сцене».