Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Кредит под музыку

Эксперты пророчат мировому рынку краудлендинга ежегодный рост на 42,7%. Российским инвесторам этот формат пока в новинку. Однако у нашего рынка тоже большой потенциал. В марте начала работу платформа Co-Fi, где создатели контента — от блогеров до крупных музыкальных лейблов — могут найти инвесторов для финансирования новых проектов под залог интеллектуальной собственности. О перспективах инвестиций в креативные индустрии в интервью журналу «Инвест-Форсайт» рассказал председатель совета директоров платформы . Александр Сухотин, председатель совета директоров платформы Co-Fi Кредиты на музыку –– Как появилась идея проекта? — Мы прочитали статью про стартап — краудлендинговую платформу, где займы выдаются в криптовалюте. Благодаря технологии блокчейна, которая лежит в основе таких валют, на платформе в любой момент можно отследить историю транзакций, узнать, кто и когда владел монетой, кто был инвестором, кто — заемщиком. У нас появилась идея о создании такой же прозрачной платформы для выдачи займов на реализацию креативных проектов под залог в форме интеллектуальной собственности. Мы видели свободную нишу и спрос на инвестиции, обеспеченные таким залогом. — Значит, потребность заемщиков назревала уже давно? — Да. Первые музыкальные издательства появились в России в девяностых. Потом пришли иностранные лейблы, которые открыли здесь свои представительства. Все эти годы издатели были лишены возможности привлекать банковское финансирование, потому что их единственный актив — интеллектуальная собственность. А банки не умеют работать с таким залогом, да и им этого не позволит: Банк России не считает интеллектуальную собственность ликвидным активом — его невозможно адекватно оценить, сложно реализовать и так далее. Поэтому банки по-прежнему стоят в стороне от креативной индустрии, а если и готовы кредитовать ее, то под привычные залоги: недвижимость, ценные бумаги. Если музыкальное издательство хочет получить кредит на развитие бизнеса, ему придется предлагать в качестве залога, например, свой офис, а такой актив есть далеко не у всех, или личные средства владельцев, а те тоже редко готовы обеспечивать ими корпоративный кредит. Подписание контракта с топовым артистом обходится лейблу в десятки миллионов — несколько таких сделок съедают все оборотные средства. Ни одно крупное предприятие не может жить без заемных средств, а поскольку их возможности работы с банками ограничены, для них наша платформа –– возможность привлечь финансирование. — На платформе уже есть заявки от крупных лейблов? — Да, есть заявка, пусть и на небольшую сумму, от студии «Союз». Лейблы готовы пробовать и показывать свою состоятельность, свою ответственность за возврат средств. Проект запустился в марте, пока мы не можем быстро собирать крупные суммы. Конечно, со временем, когда мы наработаем историю получения и возврата займов лейблами, сможем увеличить суммы заявок. Мы ожидаем, что позже на Co-Fi придут серьезные инвесторы, которые будут готовы давать внушительные суммы крупным компаниям, которые к тому моменту покажут на практике, что такие инвестиции надежны и на них можно заработать. — Какие инвесторы приходят сейчас? — Пока большая часть инвесторов — поклонники, которые хотят поддержать артиста. Ведь появляется всё больше людей, которые могут самостоятельно монетизировать созданный ими контент: блогеры, музыканты, художники. Количество таких людей сейчас растет в геометрической прогрессии за счет того, что появились сервисы по монетизации и распространению интеллектуальной собственности. Например, музыкальные. Раньше, чтобы загрузить песню в iTunes, исполнителю надо было пойти в музыкальное издательство, у которого есть контракт с iTunes, заключить с ними договор и отдать им песню для дистрибуции. Сейчас это делать необязательно. Вы можете написать песню, и она появится на площадках в течение нескольких дней или даже часов. Возможностей для самостоятельной монетизации контента появляется все больше и больше: YouTube, TikTok, другие социальные сети. Это привело к тому, что большое количество людей, создающих творческий продукт, нуждается в средствах для производства и продвижения контента. Соответственно, потребность в возможности пополнения своих оборотных средств, которые позволят развивать творчество, растет по мере роста потенциала людей, которые создают контент. Занимать у друзей не всегда удобно, в банке — очень дорого. Наша платформа решает задачу поиска финансирования проектов для творческих людей. Музыка в залоге — Как вы оцениваете спрос со стороны инвесторов? — Для большинства инвестиции в интеллектуальную собственность пока остаются экзотикой. С другой стороны, люди только недавно начали понимать, благодаря тем же банкам, что такое инвестиции в акции. Еще недавно обычному человеку, у которого были какие-то свободные деньги, которые он хотел вложить, был доступен только депозит. Мы рассчитываем привлечь серьезных инвесторов на кейсах инвесторов-поклонников, которые шли поддержать артиста, но при этом еще и заработали. — Как бы вы посоветовали инвестору выбирать проекты? — Надо понимать склонность инвестора к риску. У нас на платформе есть проекты, которые могут сулить большой доход, но более рискованны. Например, артист не очень известен или проект, который он хочет сделать, сопряжен с некоторым риском. Кто мог два года назад предполагать, что концерты будут прекращены? Вкладываясь в концерты, люди рассчитывали заработать… Всегда бывают форс-мажоры. На месте инвестора я бы в первую очередь сформировал мнение об артисте как о человеке, потому что доверие к заемщику строится на его личности. Посмотрел бы на его творческий опыт, репутацию и добросовестность. Далее я бы посмотрел на проект и оценил сам, насколько он может быть успешным. И, конечно, смотрел бы на залог. Если в залог предлагаются выпуски шоу на YouTube, посмотрел бы эти выпуски: количество просмотров, подписчиков на канале, что в них за реклама выходит. И в любом случае не стал бы вкладывать все деньги в один проект. — Как вы оцениваете залог? — Это один из самых сложных вопросов. Будь он решен сегодня, наверное, банки бы активно кредитовали креативную индустрию и нашей платформы бы не было. Невозможно точно оценить стоимость песни или другого творческого продукта и быть уверенным, что она не упадет во время срока кредитования и что в случае дефолта залог можно будет продать и получить назад инвестиции. Только сейчас появляются инструменты и информация, позволяющие хоть как-то оценивать интеллектуальную собственность. Традиционно есть несколько способов оценки: доходный, расходный и сравнительный. При доходном рассчитывается, сколько принесет актив за конкретный срок, исходя из того, сколько он зарабатывает сейчас. Полученная сумма составит стоимость актива на сегодняшний день. Расходный способ говорит, что если на создание актива было потрачено X рублей, то, наверное, столько рублей он и стоит. При сравнительном подходе стоимость актива рассчитывается, исходя из анализа сделок с похожими активами. Так оцениваются недвижимость, автомобили. При оценке интеллектуальной собственности расходный подход не имеет смысла: можно потратить уйму времени и денег на запись трека, а он не будет никому интересен. Сравнительный не работает, потому что каждый творческий продукт уникален — нельзя сравнить две похожие песни разных исполнителей. Остается доходный подход. Мы смотрим, где используется трек, собираем статистику, оцениваем, сколько каждое использование может принести владельцу прав песни. Это разные суммы: одна ротация на радио не эквивалентна одному прослушиванию на стриминге. Плюс есть воспроизведение в публичных местах, в рекламе или кино — это тоже приносит разные деньги. Так мы вычисляем примерную стоимость трека. На сегодняшний день у нас пока нет автоматизированного инструмента, программы, в которой можно было бы просто вписать название трека и получить оценку. Но мы работаем в этом направлении, учимся анализировать больше источников информации. Постепенно мы научимся предсказывать доходы, которые приносит трек, и прогнозировать их размер на период кредитования. Если инвесторы дают автору деньги под залог песни на два года, они хотят быть уверены, что залог не обесценится за этот срок. И если что-то пойдет не так и автор не сможет вернуть деньги, то за счет залога инвесторы смогут вернуть свои вложения. Поэтому сервис по оценке интеллектуальной собственности должен постоянно отслеживать популярность трека, изменение условий стримингов и других каналов. И если очередной замер показывает, что доход снижается, в какой-то момент должна загораться «красная лампочка»: залог больше не может гарантировать возврат займа. Это вторая сложная задача –– научиться в реальном времени отслеживать стоимость объектов, которые предлагаются инвесторам в качестве залога. — Где вы берете всю информацию? — Что-то доступно в открытых источниках, например просмотры видео на YouTube. Есть инструменты, позволяющие оценить, сколько примерно на них зарабатывает владелец канала. Что-то мы узнаем у наших партнеров, например компаний, которые подбирают музыку для ресторанов. Мы работаем с экспертами из музыкальной индустрии, специалистами по управлению YouTube-каналами. Часть информации доступна на сервисах, которые, как и наша платформа, входят в инфраструктуру IPChain. Блокчейн и интеллектуальная собственность — Расскажите подробнее об этой инфраструктуре. — Инфраструктура IPChain — своего рода аналог реестра прав на недвижимость, основанный на блокчейн-технологии. Узлами реестра являются организации, которые оперируют интеллектуальной собственностью, в частности Российское авторское общество (РАО). Когда в РАО приходит композитор и хочет зарегистрировать песню, чтобы иметь возможность на ней зарабатывать, РАО проверяет права композитора, и если он действительно автор этой песни, создает в IPChain запись, которая это подтверждает. Другие узлы реестра получают из IPChain информацию: они автоматически видят, что появилась запись; для них эта информация будет достоверной. Информацию в систему может добавлять только узел, у которого есть соответствующие полномочия. Каждый узел своим именем и репутацией отвечает за достоверность записи. В реестре также фиксируется информация о воспроизведении песни на радиостанциях и других площадках, которые входят в ассоциацию IPChain. — Co-Fi вносит в него какие-либо записи? — Когда на платформе происходит сделка по заключению договора займа и заключению договора залога, в реестре создается запись о том, что права на произведение ограничены залогом. Когда займ погашается, Co-Fi добавляет в реестр соответствующую запись о прекращении действия залога. Платформа, которая вдохновила нас на создание Co-Fi, использует блокчейн для криптовалютных расчетов. Во время разработки нашей платформы мы отказались от расчетов в криптовалюте, потому что ее хождение в России запрещено. У нас блокчейн используется как инструмент, позволяющий повысить прозрачность операций. Инвесторы знают, что в реестре есть запись о залоге. Это не просто слова или договор внутри платформы — любой желающий может проверить записи в системе IPChain. — Когда появился реестр и кто был инициатором его создания? — Система заработала в 2017 году. Учредителями выступили , РАО, Российский союз правообладателей (РСП), Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС), (ВШЭ), банк «Новый век» и еще несколько организаций, для которых актуальны вопросы авторского права, в том числе на научные труды. Потом подключились другие крупные игроки рынка: Первое музыкальное издательство, Биржа интеллектуальной собственности и другие компании, которые осуществляют сделки с интеллектуальной собственностью или регистрируют ее. Зарубежные аналоги — Используются ли подобные структуры за рубежом? — Ни я, ни коллеги не видим аналогов IPChain. В этом плане Россия шагнула далеко вперед. И мы, параллельно занимаясь управлением авторскими правами, видим проблемы, с которыми сталкиваются организации по коллективному управлению правами. Например, музыкальные издательства вынуждены по несколько раз проверять правоустанавливающие документы, но решать эту проблему они не хотят или не могут. Авторы приходят с документами сначала в музыкальное издательство, потом в общество по коллективному управлению правами, потом, если им приходится защищать свои права в суде, снова несут документы в суд и банк. Очевидное решение, когда можно создать так называемое «озеро данных», куда одна организация помещает всю информацию, а другие доверяют этой информации и используют ее как эталонную, — до него никто не додумался почему-то. Возможно, в других странах будет создаваться что-то подобное. — За рубежом есть опыт использования интеллектуальной собственности в качестве залога? — В некоторых странах банки дают кредит под залог патента. Как правило, крупным компаниям, чьи патенты себя зарекомендовали. Когда мы разрабатывали платформу, нас вдохновлял пример Сингапура. Несколько лет назад патентный офис этой страны — государственный орган исполнительной власти, который отвечает за всю политику в отношении интеллектуальной собственности, — разработал программу для привлечения инвестиций на новые проекты под залог имеющейся интеллектуальной собственности. Обязательным условием была оценка залога в одной из аккредитованных патентным офисом компаний. Соответственно, автор проекта обращался в оценочную компанию, которая давала свое заключение, и если определенные требования были удовлетворены, проект становился кандидатом на финансирование. Потом проходил отбор проектов — финалисты получали финансирование от банков-партнеров. Такого рода платформы, как наша, где под залог интеллектуальной собственности предоставляются частные инвестиции, мы не встречали. План и рынок — Сколько времени заняла работа над Co-Fi? — Мы начали проект в 2018 году. Примерно два года ушло на концептуальное проектирование, проработку всех деталей. Когда мы были на середине пути, вышел новый закон о деятельности инвестиционных платформ. Пришлось адаптироваться под этот закон, менять какие-то решения, потому что он внес много новых требований и к платформе, и к функционированию, и к тому, как должны производиться расчеты. В числе прочего закон требует, чтобы инвестиционные платформы были включены в реестр ЦБ. Ушло много времени на подготовку документов и рассмотрение заявки. ЦБ включил нас в реестр в августе прошлого года. — Какой план у платформы на ближайшее будущее? –– Мы рассчитываем, что следующий год у нас уйдет на то, чтобы показать: на инвестициях в интеллектуальную собственность можно зарабатывать. Планируем, что в 2023 году сумма займов на платформе будет составлять 2 миллиарда рублей. — Как вы оцениваете потенциал роста российского рынка краудлендинга? — Я думаю, у него достаточно большой потенциал. Сейчас люди ищут, куда инвестировать, потому что ограничена возможность развлекательных трат, которые были привычны: отпуск за границей, посещение кино и ресторанов. У людей так или иначе формируются свободные средства, у них возникает желание сделать так, чтобы те приносили какой-то доход. Для нашей платформы дополнительным плюсом является то, что растет потребление онлайн-контента. Соответственно, идет рост рынка креативной продукции, растет и потребность в инвестициях. Мы рассчитываем, что оба фактора — рост рынка контента и инвестиционных возможностей людей — сойдутся и обеспечат интерес к платформе как создателей контента, так и инвесторов. Беседовала Софья Ярошевич Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»

Кредит под музыку
Фото: Инвест-ФорсайтИнвест-Форсайт