Как «Маленькая Вера» стала символом перестройки

Картина о бунтующем подростке и драмах внутри провинциальной семьи вышла в 1988 году, за три года до распада СССР. Взрослые ругали ленту за излишнюю откровенность, подростки стремились попасть на сеанс в обход возрастных ограничений. «Рамблер» рассказывает, как мелодрама стала символом перестроечной эпохи.

Лента «Маленькая Вера» вошла в историю как первый советский фильм, где был показан половой акт. Короткая постельная сцена по современным меркам смотрится довольно безобидно, однако 30 лет назад эпизод вызвал скандал. Советские зрители прежде не видели сцены близости на большом экране: на них либо намекали (как в «Москва слезам не верит»), либо полностью вырезали (например, из западных картин). Решение оставить подобные сцены в финальном монтаже было смелым поступком даже для перестроечных времен. Вместе с «Интердевочкой» лента картина стала откровением конца 80-х.

Помимо постельных сцен, зрителей поразили сцены провинциальной «бытовухи». Главные герои злоупотребляют алкоголем, идут на преступления, без конца ругаются друг с другом и видят будущее в мрачных тонах. Реальность без купюр редко добиралась до киноэкранов: порочащие репутацию союзных городов сцены не пропускала цензура. «Маленькая Вера» начала тренд на удручающий реализм: спустя год вышла картина «Авария — дочь мента», где тяжелую жизнь советского подростка показали с еще большей жестокостью.