Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

За актуальную повестку: как открылся "Кинотавр"

За актуальную повестку: как открылся "Кинотавр"
Фото: ТАССТАСС

Открытие фестиваля российского кино "Кинотавр" началось с последних слов Маши, Ирины и Ольги из "Трех сестер" Чехова, которые прочитали со сцены актрисы , и : надо жить, надо работать, если бы знать... В своем "шоу сестер" они начали активно спорить о меняющихся временах, новой этике и о том, что мужчины "расслабляются и сдают свои позиции". Бессменный режиссер церемоний открытия и закрытия "Кинотавра" решил сделать представление актуальным духу времени. Действительно, если еще два года назад на сцене правил , который как будто проводил сеанс психотерапии сам с собой, то теперь вместо него рефлексируют женщины. Элемент психотерапии все-таки остался — к концу слова Чехова проинтерпретируют на современный манер: надо жить осознанно, работать над собой и если бы только знать, чего хочется.

Видео дня

С повесткой "Кинотавр" угадал очень точно — на международных фестивалях в этом году произошел настоящий триумф женщин-режиссеров: в Канне впервые в истории единоличной победительницей стала женщина, Джулия Дюкорно за фильм , а в Венеции второй год подряд вручают "Золотого льва" женщине-режиссеру, на этот раз Одри Диван за картину "Событие". Венецианский фестиваль вообще против обыкновения был заинтересован в историях женщин и про женщин.

По словам программного директора фестиваля Ситоры Алиевой, в этом году "феминизация несколько снизила свои позиции" — среди поданных заявок фильмов, снятых женщинами, было около 35%. Справедливости ради стоит отметить, что 2021 год скорее исключение из правила. Например, в прошлом году соотношение фильмов, снятых мужчинами и женщинами, было 7 к 6, а в 2019 году — 9 к 7. Лучше обстоит дело с дебютантами: 11 фильмов из 15 — первые или вторые работы режиссеров, а всего из 104 заявок на фестивале 60 были дебютными.

Открыла смотр документальная картина киноведа и режиссера "Нас других не будет" о — младшем, хотя правильнее было бы сказать, что это фильм о двух самых резонансных событиях жизни молодого актера и режиссера: его работе над картинами и "Брат-2" с и трагической смерти. Проект строится на интервью работавших и друживших с Балабановым и Бодровым (разговор про одного не может быть полноценным без разговора про другого. Так, жена Балабанова и художница по костюмам говорит о том, что "Бодров был его правой рукой"). Кроме Васильевой в картине рассказывают про работу с двумя ключевыми фигурами российского кино: продюсер , с которым Балабанов основал студию СТВ, оператор , композитор , также написавший музыку к "Нас других не будет". Но воспоминаниями современников все не ограничивается — в фильме есть интервью и с самим Бодровым, и с Балабановым.

Повествование у Шепотинника идет от начала и конца одновременно и встречается где-то посередине. Одновременно с ностальгическими рассказами о знакомстве двух артистов и начале их работы над "Братом" нам показывают интервью с одним из немногих выживших членов съемочной группы проекта "Связной", который снимался в Кармадонском ущелье. Фильм сразу же намекает на тяжелый рок, как будто нависший над головами Балабанова и Бодрова. В описании к картине говорится, что это еще одна попытка "осмыслить феномен личности" Бодрова-младшего, чей еще в период жизни актера ушел в самостоятельное плавание и стал одним из главных национальных героев в массовом народном сознании.

Другое дело — осмыслить феномен персонажа Данилы Багрова, вызвавшего неприятие российской кинокритики и моментально заработавшего любовь народа. Профессиональное сообщество обвиняло Балабанова в том, что он воспевает киллера-ксенофоба, а, по словам одного из героев "Нас других не будет", у зрителей сложилось другое мнение на этот счет — с Данилой мальчики хотели дружить, а девочки — встречаться. Можно долго спорить, что на самом деле хотел сказать в "Брате" Балабанов. И вполне может быть, что совсем не то, что думает массовый зритель. Однако, по словам Данилы, "сила в правде", а правда для российского зрителя состоит в том, что герой "Брата" для него стал настоящей опорой и защитой во времена, когда больше опереться было не на кого.

Шепотинник бегло касается этого вопроса и даже посвящает целый сегмент разбору резонансной фразы про "гниду", которую кидает Багров в трамвае. Но все умозаключения сводятся к тому, что режиссера не поняли. "Нас других не будет" больше похож на эссе, чем на глубокое исследование. Он включает редкие, иногда непростые психологически кадры и в любом случае будет любопытен тем, кто вырос на фильмах Балабанова. Да и показ его на "Кинотавре" весьма символичен — ведь именно здесь, после премьеры "Кавказского пленника", познакомились Балабанов и Бодров.