Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

"Халтуру делать не могу. Противится всё внутри". Режиссёр из Омска рассказал об отношении к кино

Публикуем интервью с молодым режиссёром, чьи работы уже получили признание на высоком уровне в профессиональной среде. Иван Захаренко - режиссёр монтажа, режиссёр-постановщик. 36 лет. Родился в Омске, сейчас живёт и работает в Москве. В мире игрового кино заявил о себе впервые в 2017 году, сняв короткометражный фильм "Снимок" (12+). Это история о фотографе, который изменил жизни многих людей одним кадром. Работа омича была представлена в Калининграде на фестивале . Участвовала в фестивалях "Будем жить" в Москве, в Таллине, на онлайн-площадках в Румынии, в США и получила несколько наград. В 2019 году стал режиссёром проекта "Деконструкция" (18+) телеканала "Продвижение" и портала k Тогда же свет увидела его короткометражка "8-800" (16+). Мини-фильм вошёл в основную конкурсную программу общероссийского фестиваля молодого кино "Новый урожай", дошёл до полуфинала румынского конкурса Short to the Point и получил онлайн-премию для начинающих независимых кинематографистов в Риме. Сейчас Иван Захаренко выступает режиссёром Stage Door - нового проекта Musical Universe, посвящённого невидимым героям сцены, которые создают шоу, но не выходят на поклон. Кроме того, в составе международной съёмочной группы работает над созданием документального фильма "Достоевский межконтинентальный" . Специально для "Иван Захаренко рассказал, почему выбрал режиссуру делом своей жизни, что такое игровое и медленное кино, как путешествия влияют на мировоззрение и что такое свобода. Рассказал Иван об отношении к Достоевскому, Санкт-Петербургу, Стамбулу, Америке, фанатизму и халтуре. - Иван, как начинался твой путь как режиссёра? - Постепенно. Я окончил ОмГУПС (Омский государственный университет путей сообщения - прим. ред.) по специальности "Связи с общественностью". Ещё в университете начал снимать и монтировать, участвовал в корпоративных конкурсах, фестивалях. Так я обретал опыт. Мне нравился сам процесс. Закончив учёбу, я уже был специалистом в двух направлениях и для работы выбрал телевидение, не расстаёмся с ним до сих пор. - Первая творческая работа "Снимок" получила признание в профессиональной среде киноиндустрии. Почему ты - работник телевидения - решил попробовать себя и в игровом кино? - Это не первая работа в этом направлении, но первая, которую не стыдно было показать. До этого был школьный уровень, любительский. А короткометражка "Снимок" - работа, когда я впервые почувствовал вкус ответственности. Как родилась сама идея, я уже не помню. Это некое сложение частей в общую картину. Я люблю перечитывать старые диалоги, переписки с людьми, посмотреть фотографии. Что-то может зацепить, натолкнуть на мысль. Так на подборке фотографий попался портрет, возникла мысль. Идея стала обрастать мускулами, когда я понимал, где это можно снимать и как. Дальше уже дело техники. - Когда ты понял, что работа признана, можно развиваться в этом направлении, что стало происходить дальше? - Дальше родилась ещё одна короткометражка "8-800" (2019 год). Пока это две завершённые и опубликованные работы. Остальное - в процессе. Сразу обозначу, игровое, художественное кино для меня - это хобби. Я специалист телекухни, а там акцент на другое. На технологичность, на целевую аудиторию. Это два разных мира. Авторское кино - это чистое творчество, дорогое во всех смыслах. Сейчас оно не приносит мне денег. На данном этапе это удовольствие от процесса. Это люди, общение, поиск общего языка. - Сейчас ты участвуешь в международном проекте TV BRICS - создании документального фильма "Достоевский межконтинентальный". Что это за фильм и что отличает его от уже созданных картин о великом классике? - Над этим продуктом работают телекомпании стран пятёрки БРИКС (Индии, Бразилии, ЮАР, Китая и России). Мы создаём общее полотно, объединяя части, снятые на разных континентах, в одно целое. Это фильм не про Достоевского и его жизнь. Мы хотим показать Достоевского через людей, на которых повлияло его творчество, масштаб его личности. Герои нашего фильма - люди, так или иначе имеющие связь с творчеством Достоевского, но живущие в разных странах. Это литературовед из Китая, который преподаёт и переводит русского классика уже 20 лет, это профессор кафедры русистики в Бразилии. Кандидат филологических наук, руководитель проекта "Современный русский" Тамара Скок расскажет о роли творчества Достоевского в изучении русского языка как иностранного. Мы не лепим фигуру писателя, какой она была. Мы пытаемся узнать, как его жизнь и творчество влияют на людей спустя 200 лет. В фильме будет место и размышлениям участников, и игровым фрагментам-реконструкциям по произведениям классика - фундаментальным в его творчестве. - Пришлось перечитать произведения Фёдора Михайловича перед тем, как приступать к работе? - Да, конечно (смеётся) . Я прочитал с нуля "Идиота". "Преступление и наказание" ещё со школы помню. "Братьев Карамазовых" не до конца, времени не хватило. Больше я читал его биографию. Пушкинскую речь, где была озвучена, как некоторые говорят, та самая "русская идея". Я считаю, что Достоевский не для школьной программы. В школе у меня лично отложилось, что это мрачный, гранитный образ в полутени. Я только сейчас для себя открыл, что у Достоевского потрясающее чувство юмора, множество уникальных граней. Он необычный, масштабный человек. И я получил огромное удовольствие от его слога. Достоевский - это фигура мирового масштаба. Для иностранцев он первый в списке ассоциаций с Россией, с точки зрения культуры. Мне же он даёт ощущение принадлежности к стране, в которой я живу. Если пафосными словами говорить. - Кроме Достоевского, кто ещё из писателей вызывает уважение? - Довлатов, Кафка, Хэмингуэй. Ильф и Петров с их безупречным юмором. - А если говорить о кино. Какие фильмы тебе нравятся? - Я часто смотрю кино, но редко обращаю внимание, кто там был режиссёр. Редко кем-то восхищаюсь. Возможно, это потому, что для меня кино - это всё же увлечение. У меня меньше ответственности, я не должен никаким продюсерам. Поэтому не привык смотреть на фильмы и коллег-режиссёров как профессионал. Я смотрю как зритель. Когда фильм не очень хорош, это увидит и зритель. Если смотришь ровно, ничего не отвлекает, значит снято всё правильно. Если о жанрах, то я люблю медленное кино, где есть элементы житейского абсурда, приправленные паузами. Где люди не понимают, что делать. Это фильмы, когда тебе не разжёвывают, а приходится самому докручивать в голове, самому интерпретировать события. Это когда фильм оставляет больше вопросов, чем ответов. Один из последних просмотренных мною фильмов "Человек из Подольска". Очень впечатлил. - А театр как искусство тебе нравится? - Да. Я с удовольствием хожу в театр. Но я не фанат. Я вообще не фанат ничего. Я не из тех, кто без чего-то прям жить не может. Меня фанатизм в любой сфере напрягает. Мне тревожно за людей, которые фанатеют в какой-то сфере. С ними тяжело о чём-то спорить. Много субъективизма вылезает. Они как дети немножко. - Я знаю, что ты любишь путешествовать. Где ты любишь бывать и что тебе это даёт? - Лет десять назад я сказал бы так: "Чем больше ты смотришь на другие места, страны, людей, тем больше ты понимаешь другие культуры, наполняешься новым, становишься толерантным, человеком мира". Сейчас я скажу по-другому. Это не совсем так работает. Путешествия, встреча с другими культурами, людьми с иным мировоззрением, вытачивает тебя самого. Обостряет твои собственные грани. Через страну и новые события проходят твои внутренние состояния: либо острее становятся к каким-то вещам, либо пропадают. Всё, что внутри есть, и хорошее, и плохое, оно проявляется. - Можешь рассказать о своём первом самостоятельном путешествии? - Это был Санкт-Петербург. Там проводился фестиваль, и меня туда пригласили от университета, я учился на третьем курсе, представлял видеоработы. Город мне понравился сразу. Я будто попал не в Россию. Уже при выходе с вокзала встречает площадь с историческими, массивными зданиями. Они разные. Нет ни одного дома, который повторяет другой. Это Россия Достоевского, Петра I. Таким я увидел Петербург впервые. - На твой взгляд, Питер - это город для жизни или для туристов? - Не знаю. Чтобы сказать наверняка, надо попробовать пожить там, наверное. Знакомые ребята уезжают туда жить, но я бы не хотел. Во-первых, я человек мерзлявый. Бесконечный ветер, слякоть - это интересно на раз. Но жить в этом постоянно… Я люблю где поуютнее, потеплее, посуше. Во-вторых, мне нужен контраст. Я сам внутри как Питер, немного мрачноват, замкнут. Может, поэтому для путешествий выбираю места яркие, тёплые, разнообразные, цветные. Но я Питер люблю. Раз в год съездить туда хорошо. - А какое самое яркое путешествие? - Я был в очень красивых местах. Очень нравятся острова. Не знаю, почему меня туда тянет, может, потому, что там есть некая оторванность от мира…Для первой поездки за границу я выбрал Амстердам. Там много свободы, я бы сказал, даже чересчур открытое общество. Что касается поездок в целом, то я стараюсь самостоятельно их планировать. Это удобнее. Ты ни от кого не зависишь, нет привязки к одному месту. Я люблю и там побыть, и там посмотреть. Это свобода передвижения. Из городов, которые меня поразили и впечатлили, - это Стамбул. Вот, в отличие от Питера, там я смог бы жить. Хотя я был там всего четыре дня, в Стамбуле возникло необычное ощущение - это мой город. Во-первых, тепло, слияние морей. Во-вторых, это не глубинка - это крупный город, где можно встретить вообще всех. Наверное, сочетание мультинациональности, хорошей погоды с запахом моря, большая история - делает Стамбул живым. Он не застывший, окаменелый, закутавшийся в пальто как Питер, он будто взорвавшийся торт, если образно. Всё вкусное лежит везде. Кстати, еда там очень вкусная. - Куда хочешь поехать? - В Америку. Не потому что я американофил. Просто пока это для меня другая планета. Я бы хотел хоть раз в жизни посмотреть, что они там у себя делают. Кто они не на экране. Прокатился бы с восточного побережья на запад. - Что такое свобода для тебя? - Сложный вопрос. Это такое концентрированное понятие, в него много чего можно включить. С возрастом я прихожу к пониманию, что абсолютной свободы не получится, пока ты находишься внутри общества. Всегда вмешивается его величество случай. Он очень часто путает карты. То, что на идейном уровне мы понимаем под свободой выбора, потом превращается в некую комбинацию, где есть место компромиссам. Поэтому однозначно дать определение свободе не получится. - Что сейчас лежит в ящике и хочется реализовать в творческом плане, но пока не нашло пути реализации? - Я не как ящик и рукописи это представляю. Я чувствую некую точку, которая начинает вибрировать и должна куда-то двигаться. Неизбежный путь для режиссёра, который занимается короткометражным кино - выйти на средний или даже полный метр. В то же время это опасная штука, которую я ещё боюсь. Не готов к этому. - Почему? - Я перфекционист. Страдаю деталями. В этом смысле я полный метр могу делать несколько лет. Это нереально. А халтуру делать вообще не могу никак. Всё противится внутри. Сейчас я могу спокойно работать над телепроектами, и слово "надо" при съёмках кино на меня не давит. У меня есть стремление. Но пока опыта не хватает. Идеи есть. Конкретно не могу сказать. Обозначу только, что там будет много истории, реалистичности. Это будет уже другой уровень. - Что ценишь и не приемлешь в людях? - Я ценю, когда человек по-настоящему отдаётся чему-то. Не путать с фанатизмом! Люблю, когда человек вовлечён в своё дело. Это видно сразу. Я тяжёлый на подъём, где-то даже ленивый, но когда я включаюсь, мне нужно, чтобы машина ехала правильно. Чтобы для кадра все детали работали так, как должны работать. Я интроверт. Мне с новым человеком сложно всегда. У меня медленное погружение в коммуникацию. Иногда в шутку говорю, что ищу своих генетических близнецов. Когда попадается человек, которому близок мой занудный подход к работе, - всё будет хорошо. Мне важно, чтобы он пробовал все варианты, перед тем как остановиться. Если вариант не очень, но я видел, что были попытки, это уже маркер. Таких людей немного. Но пару генетических близнецов я уже нашёл (смеётся) . - Что главное в жизни? - Не растратить себя. Прожить жизнь со смыслом. Обнаружив в себе что-то ценное, уникальное, - реализовать это, направить в созидательное русло. Это внутреннее согласие с самим собой. С ним легче, комфортнее жить. Важно держать связь с близкими. У меня крепкая связь с семьёй. Если у мамы, папы, сестры, супруги всё хорошо - у меня тоже всё хорошо. Фото: личный архив Ивана Захаренко

"Халтуру делать не могу. Противится всё внутри". Режиссёр из Омска рассказал об отношении к кино
Фото: Омск ЗдесьОмск Здесь