Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Руслан Ягудин и Алла Подчуфарова: «Мы как итальянская семья, парим энергией и кидаемся стрелами»

Руслан Ягудин и Алла Подчуфарова: «Мы как итальянская семья, парим энергией и кидаемся стрелами»
Фото: WomanHit.ruWomanHit.ru

Институтская любовь актеров переросла в крепкий брак. О секретах их счастья — в интервью

Видео дня

и  отметили десятилетие семейной жизни, хотя вместе гораздо дольше. Они производят впечатление классической пары, он — сильный и мужественный, она — хрупкая, нежная. А какие они на самом деле? Об этом и многом другом артисты рассказали в интервью журнала . — Руслан, ты, студент третьего курса, влюбился в Аллу чуть ли не в первый день ее учебы в Щукинском училище, хотя столько девушек было вокруг… Руслан: Да, буквально третьего сентября я увидел Аллу среди студентов­­первокурсников. Я стоял с двумя приятелями, которые учились на год старше меня, и сказал: «Ребята, вон та девчонка будет моей». А они неожиданно воскликнули: «Ой, мы сейчас в Феодосии отдыхали и видели ее. Она безумная, что-­­то все время говорила, спрашивала»… (Смеется.) И я подумал, что такие совпадения не случайны. — И какие шаги были предприняты сразу? Руслан: Сначала я решил познакомиться с ее подругой, чтобы завязать контакт. А уже потом пригласил Аллу на самостоятельный показ, и мы с ней подружились. В общем, это была светлая, романтичная история, которая продолжается по сегодняшний день. У меня и до Аллы были отношения, но ощущение, что это моя женщина, появилось только с ней. — Алла, а ты заметила тот первый взгляд Руслана? Алла: Нет, нет, но, наверное, через месяц он об этом мне уже рассказал. (Смеется.) Помню, чуть позже мы стояли в небольшой компании, болтали о чем-­­то, там был и Руслан, но я не ощущала от него никакой энергии. (Смеется.) А где-­­то еще спустя месяц мы сидели в фойе института с его и моими однокурсниками, и Руслан подсел к нам. Я понимала, что уже видела его, но меня поразило, что он задавал какой-­­то вопрос, и я ловила себя на мысли, что очень долго говорю, а он на меня смотрит и внимательно слушает. При этом он вел себя скромно, много улыбался, хотел быть обаятельным (улыбается), а я пыталась заглянуть в его глаза и понять, что там. Он сразу пригласил меня на показ отрывков третьего курса. И я была поражена, увидев на сцене абсолютно другого человека, очень харизматичного. У меня просто крышу снесло: «Боже мой, какой типаж!» — думала я. Он очень хорошо играл, заинтересовал меня этим, а потом и в реальности — своей внутренней жизнью и напором. Кстати, мы достаточно быстро на интуитивном уровне поняли, что внутренне во многом похожи. И, кроме того, у нас совпадали творческие цели, мы понимали друг друга с полуслова. Руслан: Говорят, что актерские пары часто распадаются, но, наверное, у нас положительную роль сыграло именно то, что мы вместе стартанули, и потом у обоих одновременно начались съемки. И я всегда радовался за Аллу. Алла: Кстати, да, если у одного из нас была большая востребованность, это не вызывало у другого обид и ревности. — На какой срок вы расстаетесь легко и когда начинаете скучать при всех современных средствах связи? Руслан: Порой два дня, и я уже скучаю по семье. Алла: А если сьемки два месяца, то уже привыкаешь к этому. (Смеется.) Руслан: Но мы каждый день общаемся, и так было всегда. Когда Алла два месяца снималась на Алтае в сериале «Когда цветет папоротник», то я контролировал ремонт в московской квартире и работал здесь. — Про ремонт Алла знала или для нее это был сюрприз? Алла: Нет, это было наше совместное решение. Мы ездили в строительные магазины, выбирали обои, ламинат и прочее. А вообще, Руслану только дай возможность, он будет все строить: дома, беседки, создавать зоны отдыха… Руслан: Я люблю придумывать концепцию, все организовывать, договариваться и потом держать на контроле. — А руками сам можешь что-­­то сделать? Руслан: Ну, с шуруповертом точно справляюсь. Но скорее я головастый, чем рукастый. Я творческий вдохновитель. (Смеется.) — Когда вы начали жить вместе, нашлись ли какие-­­то разности, которые, может быть, удивляли или даже приводили к конфликтам? Руслан: Начнем с того, что мы с Аллой по знаку зодиака Скорпионы, родились с разницей в четыре дня, и дочка у нас тоже появилась в эту неделю. Порой мы как итальянская семья, парим энергией и кидаемся стрелами, но такая жизненная вкатка только придает крепости браку. Ты же понимаешь, что такое союз двух Скорпионов?! Скорпионья энергия — безумная, срывающаяся. А разногласия могут быть во всем, как и полное взаимопонимание, чуткость. Например, у меня плохое настроение, и я иду со своей усталостью, даю слабину, а Алла меня чувствует, правильно реагирует и выравнивает мое состояние. Алла: Тут очень важно включать голову, потому что мы люди эмоциональные, но мы уже понимаем, что каждый должен выпустить пар. Руслан мне дает такую возможность, я не молчу, просто не умею это делать. Я действительно как итальяночка. (Улыбается.) Руслан: Прежде всего я понимаю, что Алла родила мне двух прекрасных дочерей. Она прошла этот свой Рубикон. Алла: Да, жизнь до и после рождения детей разная. Я стала мягче, уже легче ко многим вещам отношусь, а Руслан стал более ответственным, что мне нравится. Конечно, я в принципе понимала, что у меня с ним проблем и страданий не будет, потому что Руслан — очень надежный человек, таким и остался, я как женщина всегда могу на него положиться. Руслан: С появлением детей наша жизнь стала еще интереснее и насыщеннее. Я вижу, что любая эмоция ярко врывается в детский мозг и в память. Мы с Аллой постоянно пытаемся придумывать что-­­то новое, чтобы у них случались открытия. И нам самим это интересно. При всей моей любви к профессии самое большое счастье я, конечно, получаю в семье. Хотя, бывает, семья и работа соединяются, как, например, на съемках сериала «За счастьем». Мы все лето провели вместе на море, так как снимались и мы с Аллой, и наша старшая дочь Вероника. И сам фильм, мне кажется, — это яркая вспышка чего-­­то светлого, что так необходимо сейчас людям. — Когда в семье появляется ребенок, как правило, все внимание женщины переключается на него, к чему мужья, бывает, очень ревностно относятся… Алла: Руслан уже вырос к тому периоду. Ему исполнился тридцать один год, когда родилась Вероника. Руслан: Да, я уже был внутренне готов. Мы с Аллой ходили на курсы для беременных, подписали контракт на роды с отдельной палатой, чтобы я присутствовал на них. В этот период я снимался в двух проектах с главными ролями. Как-­­то возвращаюсь домой в одиннадцать вечера, мы ложимся спать, и тут Алла меня будит со словами, что воды отошли, надо ехать в роддом. А я в девять утра должен быть на площадке на другом конце Москвы. Когда составляли график съемок, еще не было понятно, когда Алла родит. (Смеется.) И мы едем в роддом, заселяемся в палату, я понимаю, что у меня есть часа четыре до того, чтобы уехать. В общем, засыпаю на пуфике рядом с ней, потом по будильнику проснулся, мы обнялись, я даже прослезился… Алла: Мы как будто прощались друг с другом из той жизни. Руслан: Да, мы чувствовали, что следующая встреча — уже новая страница. Я поехал на съемки на проект «Тот, кто рядом», и в тот день, как назло, были сцены на двоих с , где очень много текста, сложного с оперским профессиональным жаргоном. Я никому ничего не сказал и все время срывал дубли. Все стали волноваться, что происходит с Русланом, почему он не держит текст, почему так нервничает. А в перерыв звонит Алла и говорит: «Руслан, поздравляю, ты отец. У тебя дочь родилась». Я безумно обрадовался, сразу сказал об этом, администраторы поехали тортики покупать. И уже вторая половина дня была просто песня. — Значит, тебе не удалось побывать на родах. А во второй раз? Руслан: А вот тут я понял простую вещь: раз в первый раз не удалось, значит, это судьба, чтобы мою психику не травмировать (смеется), значит, и во второй раз не надо. — Вы справлялись сами с крошечной Вероникой и потом с двумя маленькими детьми? Алла: Нянь у нас никогда не было. Меня всегда волновало, как оставлять детей с чужими людьми. Возможно, имеет место и ревностный момент, но мне было интересно окунуться в опыт материнства. И у меня как будто открылся ресурс, пошла женская энергия, я поняла, что прекрасно справляюсь с ребенком. Конечно, у нас есть бабушки, которые тоже помогали и помогают, но в основном мы сами распределяем время, водим детей на кружки, в бассейн, в развивающие школы. — А другие домашние дела у вас как-­­то распределяются? Алла: Я люблю готовить, и это мой приговор. (Смеется.) Руслан: Мы как волк и волчица. Я добытчик. А Алла готовит прекрасно, так зачем я буду что-­­то придумывать? Конечно, я сам с голоду не умру и детей накормлю. Могу пожарить яичницу или курицу, но так вкусно, как это получается у жены, все равно не сделаю. А уж какой у Аллы борщ! — На отдых у вас сходятся взгляды? Руслан: Да. Нам безумно нравится отдых на море. Алла: Я выросла на море, у меня дедушка и мама из Феодосии. Я сама родилась в Москве, но до шести лет жила в Крыму и потом каждое лето отдыхала там. А вообще мы очень любим Азию: Таиланд, Гоа, Шри-­­Ланку. Люди делятся в предпочтениях отдыха на тех, кто выбирает Восток или Запад. У меня эта любовь началась после поездки на Алтай, хотя это не совсем то же самое, но все-таки похожие энергии. Я даже полгода была вегетарианкой, но не ела только мясо, потому что насмотрелась на реке Катуни на коров с телятами. Открылась какая-­­то внутренняя память или воображение. А во время большого и тяжелого проекта «Страна 03» (съемки были зимой) у меня от вегетарианства начались проблемы со здоровьем, и я махнула на это рукой, но до сих пор не мясоед в отличие от Руслана. — Мы говорили про то, что актерской ревности у вас в семье нет, но мне кажется, что сейчас Руслан взял реванш по количеству и качеству работ… Алла: Абсолютно никакой зависти. Я уже все это переварила и пережила. (Улыбается.) Руслан: В нашей профессии все непредсказуемо. Когда я выпустился из театрального вуза, у меня не было кинопроектов вообще, а Алла играла главную роль в «Рыжей». У нее была популярность, узнаваемость и на улице, и в соцсетях. Помню, как мы шли по торговому центру за ручку, и какая-­­то молодежная компания вдруг подбегает к нам, крича: «Это Алла Подчуфарова». У каждого свое время, оно приходит, как волны. Алла: Я считаю, у девушек самый сок в молодости, я говорю про роли героинь. Руслан: Не согласен. Сегодня в сорок лет многие актрисы в самом соку и могут играть и молодых героинь, и женщин с опытом. Алла: Нет, все-таки если ты — «героиня» по амплуа, надо успеть с этим в молодости. Но скажу честно, возможно, я сама перестроилась и ушла в материнство. Хотя я снимаюсь, и бывали даже и экспедиции, но так, как меня дергали даже во время беременности, сейчас, увы, не дергают. Но скорее всего, это от меня зависит, я несколько расслабилась. — А что у вас с обычной ревностью в жизни, никогда никого не переклинивало? Алла: Не переклинивало точно, хотя мы оба ревнивые. Руслан: Да, мы доверяем друг другу, но, конечно, два Скорпиона — это всегда жестко. — Отпускает ли Руслан тебя одну куда-­­то пойти или поехать? Алла: Конечно. Я даже в Грузию поехала к подруге одна без детей. Дети остались с бабушкой. — Руслан, был ли у тебя до встречи с Аллой женский идеал, образ, может быть, из классической литературы или из кинопроизведений? И что непростительно в женщине для тебя? Руслан: Есть много стереотипов, что нравится мужчинам в женщине, но я отталкивался от того, что мы с Аллой сошлись духом. Это доминировало. Алла: Ну, для мужчин же все равно первое впечатление всегда идет от внешнего… И ты, увидев меня, не знал, какая я… Руслан: Для меня главное, чтобы в девушке была душевность и способность к пониманию. Улыбка должна быть заразительной, а человек — открытым, легким, без заморочек, что я и увидел сразу в Алле. Алла: Это я-­­то без заморочек?! (Смеется.) Руслан: Когда это не является доминантой, и ты не перекладываешь их постоянно на других… Обаятельная улыбка перекрывала все. — Да, мужчины часто любят легких женщин… Алла: Я не легкая женщина, знаю это прекрасно. Не отношусь к тем, кто вообще не жалуется и не имеет проблем. Но мои заморочки не уходят в какую-­­то яму, просто это более серьезное отношение к людям, к жизни, более требовательное, что ли. Руслан: А мне и тут нечего сказать, душевная Алла, вот и все. (Улыбается.)