Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Здесь нет смакования кровавых сцен, но есть мораль»: психологи – о том, чему «Игра в кальмара» действительно учит детей

Загляните в любой двор и вы увидите группу детей, которые играют в «Тише едешь, дальше будешь», рисуют на асфальте классики или с завидной сосредоточенностью пытаются вырезать леденец из сахарного круга. «Наконец-то оторвались от своих гаджетов!» – сказали бы довольные родители, если бы не одно «но». Причиной такого бума на детские игры стала популярная южнокорейская дорама «Игра в кальмара», буквально взорвавшая мировые тренды. Сериал стал самым популярным проектом в истории : за 25 дней со дня премьеры его посмотрели 111 миллионов пользователей стриминг-платформы. Таким образом, «Игра в кальмара» обогнала предыдущего рекордсмена – американский сериал «Бриджертоны», который за первые четыре недели показа в общей сложности набрал 82 миллиона просмотров.

«Здесь нет смакования кровавых сцен, но есть мораль»: психологи – о том, чему «Игра в кальмара» действительно учит детей
Фото: Мир24Мир24

Видео дня

Герои «Игры в кальмара» – люди абсолютно разных воззрений, социальных слоев и профессий, но всех их объединяет одно – отчаянная нужда в деньгах. Дойдя до крайней степени отчаяния, они отправляются на необитаемый остров, где таинственные организаторы проводят игры на выживание. Главный приз – крупная денежная сумма, которая увеличивается всякий раз, как кто-то из игроков погибает. Необычайная популярность сериала не на шутку встревожила многих родителей. Шоу имеет возрастной ценз 18+, но его уже посмотрели многие подростки. Именно они в итоге стали едва ли не главной аудиторией дорамы, изобилующей сценами насилия и жестокости. Быстро подхватив новый тренд, дети стали выкладывать в сеть видео, где они пытаются воспроизвести игры, в которые играли персонажи сериала. Одной из самых популярных стала игра «Тише едешь, дальше будешь». По сюжету сериала, игроки должны были добежать до финишной линии, пока гигантская кукла поет считалочку. Как только она поворачивалась, необходимо было замереть; тех, кто пошевелился, кукла убивала. Дети в свою очередь придумали свои способы «избавляться» от проигравших – чаще всего их избивали.

Из-за повального увлечения жестокими играми во многих странах сериалом заинтересовались на правительственном уровне. Так, власти Испании призвали родителей запретить детям смотреть «Игру в кальмара». А в России проверкой сериала занялась «Лига безопасного интернета». Глава ассоциации сообщила, что в организацию поступило много жалоб от родителей, которые попросили проверить сериал на предмет угрозы детской психике. Она добавила, что «все подобное, что выходит в тренды TikTok, дети начинают повторять, а потом, увы, возможны трагедии».

Мы решили провести собственное расследование и выяснить, почему «Игра в кальмара» так захватила умы молодежи, а главное – действительно ли она так опасна, как о ней говорят. В этом нам помогли разобраться психологи.

«Подростки склонны к подражанию и не чувствуют опасность»

В любых видах искусства испокон веков существовала цензура, которая задавала определенные морально-идеологические рамки, отмечает психолог «Теледоктор24» Альбина Монакова. «В XVIII веке тоже запрещали литературу, сжигали книги, и всегда были какие-то фильмы и передачи, которые оказывали очень сильное влияние на людей, были близки обществу», – говорит она. При этом в последние годы государство «не ставит четких рамок», и цензура «пока не оформлена», подчеркивает Монакова. В этом, по ее мнению, кроется одна из ключевых проблем, связанных с тем или иным контентом в интернете и на телевидении.

Сейчас практически любой ребенок с малых лет имеет доступ в интернет, и, к сожалению, большинство детей им злоупотребляют. В этой ситуации главными цензорами и контролерами должны выступать прежде всего родители, убеждена Монакова. При этом учителя и психологи также не должны оставаться в стороне. Но следует помнить, что жесткие запретительные методы здесь вряд ли подойдут. В наше время бесполезно говорить ребенку: «Не вздумай это смотреть!» – он обязательно пойдет и посмотрит, ведь запретный плод, как известно, сладок вдвойне.

«Подростки – это люди, которые еще не сформулировали до конца свои ценности, установки и принципы. Они склонны к подражанию и не чувствуют опасность для себя, – объясняет Альбина Монакова. – Здесь должна быть регуляция как со стороны государства, так и со стороны родителей. Сегодня мы сталкиваемся с проблемой того, что родители много работают, и им попросту некогда уделять время детям. Далеко не все родители знают, как ограничивать детей в пользовании гаджетами и интернетом, у многих из них нет информационного просвещения. Взять хотя бы родительский контроль: когда ко мне приходили родители и я рассказывала им, что есть такая программа, многие даже не догадывались о ее существовании».

Когда «Игра в кальмара» стала набирать популярность, у многих возникли ассоциации с другими жестокими фильмами и видеоиграми. Да и как не вспомнить любимый многими стереотип о пагубном влиянии шутеров на детскую психику, когда в последние годы участились случаи стрельбы в школах и вузах, а преступники с оружием в руках в криминальных хрониках все чаще получают приставку «малолетний»? Однако рассматривать сериалы вроде «Игры в кальмара» «только в контексте игромании было бы не совсем правильно», убеждена Альбина Монакова.

Схожего мнения придерживается и психолог, гипнотерапевт Камиль Амиров. «Как по мне, этот сериал, наоборот, может оказать положительный эффект на детей с зависимостью от компьютера. Они захотят встретиться с друзьями и попробуют поиграть на улице в «Игру в кальмара». А уж применять силу в отношении другого человека или нет – этому должны учить взрослые», – считает он.

Безусловно, такой сериал не рекомендован для лиц младше 18 лет, но даже если какой-то школьник посмотрит его, он вряд ли тут же побежит воплощать увиденные сцены насилия в реальности, отмечает эксперт.

«После просмотра одной такой киноленты, если это единственный сериал с кровавыми сценами, который посмотрели ваши дети, ими точно не овладеет злость или желание причинить кому-то вред, убежден психолог. Другое дело, если ребенок систематически знакомится с эпизодами насилия. К тому же, если говорить о том, что после просмотра сериала школьники начнут толкаться и драться, то хочется задать вопрос: «А раньше дети в пределах школы никогда не применяли физическое насилие друг другу? Неужели они стали агрессивными именно после выхода этого сериала?» – задается вопросом Амиров.

Как и Альбина Монакова, он убежден: никакие возрастные цензы на практике не помешают посмотреть сериал младшей аудитории. «Для того чтобы разрешать или запрещать, есть родители. У многих детей и подростков сейчас ярко выражена зависимость от компьютера и мобильных гаджетов. В сериале как раз и ведется речь о людях, которые не могут жить без азарта, игр, ставок, бездумных покупок. Создатели киноленты показывают зрителям, что бывает с теми, кто не может и не хочет избавиться от своих зависимостей», – говорит Камиль Амиров.

«Тут нет серии бездушных и бессмысленных убийств»

Любопытно, что, когда на экраны вышла «Игра в кальмара», не многие задумались о том, что на экраны уже выходили фильмы с гораздо более жестоким и кровавым сюжетом. Но почему-то никто не боялся, что после премьеры очередной «Пилы» или «Техасской резни бензопилой» люди побегут отрубать друг другу конечности. Да, «Игра в кальмара», бесспорно, содержит немало жестких сцен и не подходит для детского просмотра (как и вышеназванные фильмы). Но при этом она содержит в себе важное социально-философское зерно – и это та самая составляющая, которая привлекает к ней внимание.

«Как по мне, этот сериал даже полезно посмотреть. Тут нет серии бездушных и бессмысленных убийств, как в сериале «Пила» с ограничением 18+ или для 16+, которые вышли на обозрение публики в начале 2000-х. Это триллер, у которого есть определенная мораль. Если исходить из сюжета, то игроки, которые впервые столкнулись с массовыми убийствами, все равно имели право выбора. Они испугались, покинули проект, но жажда сорвать большой куш и азарт заставили их вернуться, несмотря на пережитое на проекте. Поэтому тут вполне можно оставить действующее ограничение или даже снизить ценз до 16+, поскольку, даже если сравнивать с другими триллерами, здесь нет смакования кровавых сцен», – утверждает психолог.

С момента мировой премьеры дорамы прошел уже месяц, но секрет ее феноменального успеха до сих пор не разгадан. По сути, «Игра в кальмара» – это очередной сериал в жанре «королевской битвы», который ведет свое начало от одноименного японского фильма, получившего большую популярность в 2000 году. Было бы лукавством сказать, что дорама режиссера Хвана Дон-хёка содержит в себе какие-то принципиально новые откровения. Многие зрители и критики укоряли создателей за излишнюю предсказуемость сюжета, а уж не заметить в нем наличие серьезных «дыр» мог разве что ребенок (может, поэтому детям так понравилась «Игра в кальмара»?). И все же, есть в этом сериале что-то, что по-настоящему перевернуло мир и заставило нас зазубривать труднопроизносимые имена южнокорейских актеров (теперь их любят не меньше, чем участников группы BTS!).

«Обычно сюжетная линия в кино закручена таким образом, что человек, который оказался в ловушке, не может выйти на свободу, просто сказав: «Отпустите меня, я больше не хочу играть». Этим и удивила «Игра в кальмара». Все участники игр, которые выжили после первого этапа, могли вернуться домой и больше не рисковать жизнью. Но они добровольно и без принуждения пошли на смерть, чего не случалось ранее в других сериалах, где массово погибали люди. Феномен «Кальмара» в уникальности сюжета, вовлеченности большого числа актеров. Новаторство состоит в том, как преподносится информация. К тому же, выделяется сразу несколько главных героев. Финал схож с сюжетом «Голодных игр», где выживет не тот, кто будет бороться, а тот, кто сильнее хочет жить и имеет свою стратегию пребывания на проекте», – рассуждает Камиль Амиров.

Специалист также обращает внимание на то, что «Игра в кальмара» принципиально отличается от уже поднадоевших многим сюжетов, где герои делятся на «хороших» и «плохих», а условное добро непременно побеждает такое же условное зло. Показательным примером того, что люди устали от таких неправдоподобных историй о «супергероях», стала , ставшая одним из самых рейтинговых сериалов HBO. Напомним, что большая часть главных героев саги погибла.

«Мы привыкли смотреть сюжеты в западном искусстве, где истории строятся в основном на структуре мономифа. У нас всегда есть супергерой, который оказывается в сложной ситуации и побеждает зло, а зло в свою очередь всегда бывает наказано. Здесь же противоположный сценарий, ломающий стереотипы.

Главный герой не переосмысляет свою жизнь, не меняется, а злодеев не наказывают. Этот прием одновременно ломает то повествование, к которому мы привыкли, и выбрасывает нас в совершенно новое измерение, а с другой стороны, делает сериал еще более реалистичным. Фильм напоминает многим компьютерную реальность, а игры, нарисованные на стенах бункера, где жили участники игр, смерти персонажей были «предсказаны» во второй серии через символы и обстоятельства, которые непроизвольно в телезрителях вызывали эмоции интереса, страха и непосредственного участия», – говорит психолог «Теледоктор24» Регина Овсепян.

По ее мнению, основным феноменом сериала является наше собственное отношение к агрессии. «Мы видим, слышим, боимся насилия, жестокости, зла, убийства, но умалчиваем об этом, стараемся уберечь детей, не рассказывать им об этом. И при этом запрещаем общаться с незнакомыми. Двойные стандарты: знаем о злой стороне, но стараемся не говорить об этом, – отмечает Овсепян. – Фильм показывает оборотную сторону доброты в виде игр. Для зрителей это безопасно, увлекательно и реалистично. А опасные сюжеты дают сенсорную стимуляцию мозгу, которой не дает слишком безопасная реальная среда. Ну а социальные сети, TikTok тоже сыграли свою роль в распространении сериала».

Ну а мы на этом заканчиваем со спойлерами и напоминаем, что детям до 18 лет смотреть сериал «Игра в кальмара» все-таки не рекомендуется. Но если уж такое произошло, возьмите ребенка за руку и сходите на улицу поиграть в «Тише едешь, дальше будешь». А потом придите домой, заварите горячий чай и попробуйте вырезать печенье из формочки. Чур, кто выбыл – моет посуду!