Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Одинаковость людей в катастрофу настораживает: В Калининграде открылся фестиваль «Территория кино»

Фестиваль «Территория кино» проходит в Калининграде с 2011 года как диалог между русской и немецкой культурой. Он начинался как дни документального кино, но сейчас помимо показов во время фестиваля проходят дискуссии с режиссёрами, круглые столы с критиками, лекции и мастер-классы.

Одинаковость людей в катастрофу настораживает: В Калининграде открылся фестиваль «Территория кино»
Фото: Tvoybro.comTvoybro.com

Видео дня

Фестиваль стартовал ещё 14 октября с показов в кинотеатре «Заря» ретроспективных фильмов, но основная программа мероприятия проходит с 22 по 24 октября. В это время в Калининград приехали режиссёр, сценарист и основательница «Школы документального кино и театра» Мария Разбежкина, журналист и кинокритик Михаил Ратгауз, режиссёр и продюсер Нелли Муминова, режиссаритта и другие. А общение с немецкими режиссёрами, чьи фильмы представлены в программе, пройдёт в формате телемоста.

Одна из особенностей фестиваля — отсутствие конкурсной программы. Все фильмы отбирают кураторы «Территории кино». В этом году покажут несколько премьер немецких картин и российское кино, показанное на других фестивалях 2019-2021 годов. По мнению Нелли Муминовой, которая сотрудничает с «Территорией кино» с 2014 года, отбор всегда получается успешным благодаря вкусу и насмотренности кураторов.

— То, что вы видите в программе — это не случайно присланные фильмы, потому что за разные годы здесь были международные звёзды. При этом Лена (Громова, директор фестиваля — Ред.) может взять фильм студента, дебютанта, выпускника, потому что для неё важен социальный контекст, эмоциональный фидбэк. Здесь нет конкуренции, все равны: и фильм Дворцевого, и Пивоварова. Фестиваль носит дискуссионный характер, для того чтобы все собрались и просто поговорили о кино, о стране, о своих проблемах, — рассказала Муминова., В прошлом году «Территория кино» не состоялась, а в этом проходит с ограничениями: например, попасть на творческие встречи и круглый стол можно только с QR-кодом. Но пандемия повлияла не только на формальную сторону проведения мероприятий, но и на саму киноиндустрию. Мария Разбежкина рассказала, что снимать документальные картины стало сложнее.

— Когда все находятся внутри катастрофы, их волнует только катастрофа. Ты теряешь то многообразие жизни, на которое рассчитывал. (...) Сейчас все говорят только о пандемии, и существовать вне этого кинематографисту невозможно. Вот эта одинаковость людей в катастрофу очень настораживает, и мне кажется, что много фильмов в это время снять нельзя. Фильмы будут, когда катастрофа закончится и у людей прибавится ещё какое-то пространство их жизни: реальной, сложной. А самое печальное — ожидание, что это продлится ещё долго, — поделилась Разбежкина.

С другой стороны, некоторые режиссёры находят в сегодняшней ситуации и новые возможности. По мнению Михаила Ратгауза, пандемия толкает создателей на эксперименты.

— Знаю много примеров, когда режиссёры использовали эту ситуацию как приглашение к малым формам. Есть замкнутое пространство, ты и близкий тебе человек. И из этого можно сделать фильм, — объяснил Ратгауз., Ещё одна сложность при создании документального кино, которую обсудили во время пресс-конференции — политическая ситуация в стране. По словам Марии Разбежкиной, научпоп снимать особенно сложно из-за того, что учёные не идут на контакт.

— Сегодня учёные не так склонны разговаривать с киноматографистами и вообще быть публичными. Ситуация становится всё хуже и хуже, поэтому я не думаю, что мы получим какое-то хорошее внятное кино о состоянии, допустим, научно-исследовательской мысли в России. Сделать кино про вчера может быть легче, а вот про сегодня — достаточно сложно. Учёные боятся говорить на камеру, никому не хочется быть иноагентом или шпионом, работающим в пользу Кишинёва, — заявила Разбежкина.

Случаются и конфликты с героями документальных фильмов. Разбежкина считает, что это довольно частое явление.

— Во-первых, герой себя видит совсем по-другому. Во-вторых, у него есть начальство. Я помню, как Серёжа Дворцевой выпустил свой дебютный фильм «Счастье» про то, как семья пастухов в Казахстане пасёт скот. Фильм получил более 60 призов на мировых фестивалях, а казахское начальство просто извело семью, которая снималась в нём. Их вызвали в райкомпартии, женщину спросили, почему она перед камерой моет волосы катыком (традиционный кисломолочный продукт — Ред.) и почему она в непарадном платье работает со скотиной. Но мы не можем ориентироваться на идиотов, когда снимаем кино, — сказала она., Несмотря на все сложности, в основную программу фестиваля вошло 12 картин российских и немецких режиссёров, снятые за последние три года. В пятницу, 22 октября, в кинотеатре «Заря» прошла церемония открытия, к которой по телемосту присоединились представители немецкой стороны. Формальная часть на двух языках растянулась почти на час, но и зрители, и сами выступающие отнеслись к этомром.

Фильмом открытия стала «Афёра». Эта немецкая картина об ограблении банка сочетает в себе художественное, документальное и анимационное кино и основана на реальных интервью. После показа в формате онлайн-трансляции прошла сессия Q&A с режиссёром фильма Свеном О. Хиллом.

На этих выходных, 23 и 24 октября, состоятся основные показы документальных фильмов из России и Германии. Программа и билеты

на сайте фестиваля

.

Фото: Светлана Андрюхина, Александр Мелехов