Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

В прокате — первый за десять лет "Крик". Нужно ли его смотреть?

В прокате — попытка перезагрузки великого хоррора Уэса Крэйвена, осуществленная при участии звезд франшизы Нив Кэмпбелл, Кортни Кокс и Дэвида Аркетта. «Лента.ру» рассказывает, с каких позиций стоит оценивать эту картину, чтобы получить от нее некоторое ностальгическое удовольствие.

"Крик" вновь в прокате: нужно ли его смотреть?
Фото: Lenta.ruLenta.ru

У жителей города Вудсборо все еще висят на стенах стационарные телефоны, а значит рано или поздно к ним должен был вернуться убийца в маске, затаившийся на целое десятилетие. За это время на экраны тамошних кинотеатров вышел уже восьмой по счету фильм «Удар ножом», основанный на злоключениях Сидни Прескотт () — бессменной победительницы хитроумного маньяка и его последователей. На сей раз телефон звонит дома у Тары (Дженна Ортега). Вежливый голос интересуется насчет ее любимого ужастика. Услышав в ответ «Бабадук», мужчина расстраивается и заставляет Тару сыграть в викторину по «Удару ножа». Отказываться нельзя — на прицеле звонящего лучшая подруга девушки Эмбер (Мики Мэдисон). Разумеется, через несколько минут маньяк вломится в дом Тары, чтобы покромсать ее ножом. Девушка выживет, а ей на помощь устремится сестра (Мелисса Баррера). Вскоре появятся и герои прошлых кровавых событий в Вудсборо: экс-коп Дьюи Райли (), нестареющая репортерша Гейл Уэзерс () и, разумеется, сама Сидни, которая ради новой резни готова ненадолго бросить даже новорожденных детей.

Видео дня

В прошлом году франшизе «Крик» исполнилась четверть века — первая по-настоящему круглая, как ни крути, дата. Красиво было бы, если бы и новый, пятый, фильм киносериала вышел до Нового года, однако бизнес есть бизнес — рождественский прокат принято заполнять несколько иными картинами. Впрочем, премьера первого «Крика» состоялась 20 декабря, так что и выход нового фильма, строго говоря, можно привязать к Старому Новому году.

Работа над пятым «Криком» началась еще десять лет назад — сразу после довольно громкого успеха четвертой части. Уэс Крэйвен сходу подписался на производство пятой и шестой частей, но работа начала буксовать. А потом умер, а продюсер франшизы Харви Вайнштейн стал героем таблоидов и сел в тюрьму.

«Так что теперь выход картины состоялся не столько победоносно, сколько в духе «всем смертям назло», а его слоганом вполне могла бы стать понятная фраза «о тех, кто выжил в девяностые».

В конце прошлого века «Крик» стал своеобразным венцом карьеры Крэйвена. После прорывных ранних хорроров () и автоперезагрузки в «Кошмаре на улице Вязов» режиссер сумел в третий и последний раз провернуть обновление жанра. При поддержке сценариста Кевина Уильямсона он показал, что фильм ужасов может быть тем более страшным, чем больше в нем юмора. Герои «Криков» вовсю рассуждали о жанровых законах, выводили затейливые правила, чтобы не погибнуть, а сами фильмы в решающий момент смачно плевали на логику, обманывая зрительские ожидания. «Крик» со своим MTV-постмодернизмом стал последней великой хоррор-франшизой ХХ века, а Крэйвен окончательно утвердился в статусе классика, способного посмеяться над собственными (в том числе) достижениями.

Кадр из фильма "Крик"

В эпоху пресловутых постиронии и метамодернизма убийца в маске Призрачного лица, конечно, просился назад на экраны. Вернулся же, в конце концов, Майкл Майерс, причем первый из трех новых «Хеллоуинов» даже получился вполне достойным великого оригинала. Другое дело, что сочиняя новую историю из жизни Вудсборо, трудно найти подходящую интонацию — особенно после бог знает скольких «Очень страшных кино». Казалось, что не прыснуть, воскрешая многократно спародированные сюжетные ходы, невозможно, но вот это как раз авторам нового «Крика» удалось. Совсем уж смехотворным новый фильм не выглядит. Шутки есть удачные (особенно про поджанр «возвышенного хоррора»), а юные герои вполне убедительно чешут что-то про законы «риквела». Когда же в кадр, наконец, входят Кортни Кокс, Дэвид Аркетт и Нив Кэмпбелл, у тех, кто хоть что-то испытывал от крэйвеновских «Криков», пусть и ненадолго, но отказывает критический аппарат, уступая место идиотской улыбке от уха до уха.

Ради таких эмоций люди, в общем, и ходят в кино, но они все же не делают ностальгическую зарисовку полноценным фильмом. В «Крике» много зловещей музыки, но все же маловато собственно событий. Кровавость убийств уравновешена их юмористической отстроенностью — есть даже внезапная в 2022-м цитата из хичкоковского . Весь креативный запал у авторов, кажется, ушел на демонстративную легкость, с которой они показывают, что способны сделать из крэйвеновского замысла что-то похожее на кино. Сходство и правда имеется, однако сценарные ходы не выдерживают критики — финальный твист-каскад и вовсе вызывает недоумение.

Однако почему-то кажется, что всерьез критиковать фильм и переживать из-за его несостоятельности все же не стоит. Лучше уж вспомнить, что «Крик» выходит вскоре после реюнион-ток-шоу героев «поттерианы», а летом Кортни Кокс уже щеголяла сверхъестественной моложавостью в компании расположившихся на легендарном диване «Друзей». К «Крику» тоже стоит относиться как к своего рода реюнион-эпизоду — и в этом качестве фильм, кстати, сильно выигрывает у вышеупомянутых аналогичных шоу. Разве не хотели фанаты, чтобы Дэвид Швиммер снова стал Россом, а Дженнифер Энистон — Рейчел? Разве не задумывались дети нулевых о том, что случилось с Гарри и его друзьями после победы над Волан-де-Мортом? Фанатам «Крика» (которых, в теории, не меньше, чем у тех же «Друзей») в этом смысле повезло значительно больше. И если к новому фильму франшизы относиться именно как к специальному эпизоду, то он смотрится не просто сносно, но даже выигрышно. Другое дело, что если авторы все же решат продолжать мучить Сидни Прескотт и ее последователей, то в следующий раз все-таки придется придумать что-то более убедительное, чем очередная встреча выпускников.