Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Я и в глаз мог засадить. Это нормально для Ростова»: Сергей Жигунов рассказал, как работал сапожником

Ростовская область, 2 февраля 2022. . В этом году фильму «Гардемарины, вперед!» исполняется 35 лет. Исполнитель одной из главных ролей ростовчанин рассказал изданию «Нация» о своем ростовском детстве и пути к славе. «Начнем с того, что не стать артистом он просто не мог. Его мама Галина Ивановна — актриса, окончила театральное училище им. Щукина; поработав на сцене, ушла в режиссуру и возглавила Народный театр драмы при ДК «Ростсельмаш». Актером-любителем был и отец Виктор Павлович, преподавший политэкономию в ростовских вузах», – пишет источник. Фото: instagram.com Маленький Сережа все время «сидел на репетициях», наблюдал, как его мама учит театральному искусству и детей, и взрослых. А сам впервые вышел на сцену в семь лет, сыграв Новый год в «елках». В следующем году он исполнил роль Чебурашки. «Новогодние постановки поражали своим масштабом. В ДК была огромная поворотная сцена, зал больше, чем театр Вахтангова, на 900 мест! Оркестр живой в яме сидел. Играли все мамины студии, играл мощнейший театр народного танца Позднякова, балетные, ансамбль Кима Назаретова, заводской оркестр. Просто с ума сойти можно, какое действие! По 200–300 человек на сцене одновременно. Это было огромное событие с местной телетрансляцией. Мне очень нравилось в этом участвовать. Но и труд был большой: за две недели мы давали 64 спектакля!», – рассказал Жигунов. Фото: instagram.com Жили Жигуновы на Сельмаше, тогда это была почти окраина Ростова. И Сергей с теплотой вспоминает детство, прошедшее вдали от центра города. Напротив дома № 1 на улице Клубной была вечная стройка, где мальчишки находили доски, гвозди, проволоку и мастерили все, что душе угодно, в том числе самострелы. Неподалеку – Ростовское море и сады, бахчи. Ребята купались, лазили через заборы «тырить фрукты». «Это не такое детство, как у Диброва или Серебренникова в центре города. Мы жили по-другому. Там города не было. Но пять-семь минут пешком – и ты в ДК РСМ. Детство мое было прекрасно», – вспоминает Жигунов. Фото: instagram.com Сейчас в квартире Жигуновых живет тетя Сергея со своей кошкой. Иногда Сергей бывает у нее в гостях. Оттачивать актерский талант он начал еще в школе – учился хорошо, а за поведение часто получал замечания. То притворялся умершим после якобы случайного падения с лестницы, чем доводил учителей почти до сердечных приступов, то выпускал подпольную газету и распространял эпиграммы. «Это все ходило по рукам. У меня, что называется, кипело. Нет, но я и в глаз мог засадить, это нормально для Ростова», – отметил Жигунов. В юности он был участником рок-группы, пригодились знания, полученные в музыкальной школе им. Римского-Корсакова. А после уроков на велосипеде развозил телеграммы. Записи в трудовой об этом нет, но 29-е на улице Селиванова в Ростове может похвастаться – здесь знаменитый актер служил почтальоном. Сниматься Сергей начал на втором курсе Щукинского училища. За фотопробы тогда платили 1 рубль 75 копеек. У студента было в неделю около 10 проб, и вырученные деньги позволяли ему жить довольно хорошо. Но сниматься в кино в учебном заведении не разрешали, и третьекурсника поставили перед угрозой отчисления. Пообещали вернуть назад, если отработает год в театре. Пришлось Жигунову отправиться в ТЮЗ – эту работу можно было совмещать со съемками в кино. В тот год Жигунов снялся в «Двух гусарах» с и еще трех фильмах, а в театре играл хромого мальчика в «Судьбе барабанщика». Будучи студентом, Сергей успел сыскать себе славу сапожника. «Лето, практика. Надо было получить трудовой навык: что-то уметь изобразить руками, был такой предмет в училище. Через дорогу от нашего двора стояла сапожная будка, мастера звали дядя Валера. Я пошел к нему и научился делать мелкий ремонт: ремешки пришивал, подошву ставил. Недели две-три трудился, очень прилично зарабатывал. В общем, в общагу я вернулся с набором инструментов и пару лет чинил обувь всем друзьям», – поделился артист. Фото: instagram.com Четыре месяца в училище у Жигунова преподавал . Он был не таким, как Александр Абдулов, , жившие «пригламурненной» жизнью. Говорил, что думал, ездил на машине без прав, требовал от молодых актеров быстро от смеха переходить к истерике, менять образы. Показывал это сам, так что все наблюдали, затаив дыхание, но был и нетерпим, требователен. «Требовал незамедлительного результата, хотел, чтобы мы играли сразу как он. Но он был крутой невероятно. Он не был артист, который как глина, он был артист, который как личность. Ему было по фигу, что думают остальные... Он про другое жил. Это было счастье – посмотреть на него. Работать с ним удовольствия не было, если честно, но наблюдать – да», – рассказал Жигунов. Но сцена театра не увлекла Сергея, зато перед камерой ему было просто. И даже то, что пугает многих актеров, – непоследовательные съемки разных сцен, «лоскутность» – не мешало. Фото: instagram.com К окончанию училища Жигунов сыграл в 12 фильмах, а роли, после которой про него заговорят, все не было. В 24 года его пригласили сниматься в «Гардемаринах». Боярский сразу пророчил фильму славу, но пришла она только через полтора года. Первый показ фильма на ТВ состоялся 1 января 1988 года. «Все, конечно, отмечали Новый год, и картина легла «между стульев». На съемках Миша Боярский то и дело говорил: «Ну все, ребята, сейчас выйдет, и хана». Потому что он-то понимал после «Трех мушкетеров». И вот оно вышло… а ханы нету. Никакой. Я спустился после телепоказа во двор, там катались на саночках. Какая-то женщина посмотрела на меня и говорит: «Ой, а вы Джек Восьмеркин?» А «Джека Восьмеркина» показали недели за две до этого, играл там Сашка Кузнецов, он был младше меня. В то время мы так походили друг на друга, что у нас в институте кличка была Аналогичные. Потом вышел журнал «Советский экран», мы впервые попали на обложку. Но и это никак не повлияло на популярность. В общем, я расстроился», – поделился Жигунов. В мае 1989 года фильм «Гардемарины, вперед!» показали еще раз – и письма стали приходили мешками, актеров начали узнавать на улице. Многие хотели фотографию, и Бюро пропаганды киноискусства выпустило открытки, 300 тысяч штук. Жигунов стал настолько популярен, что его пытались похитить. «Позвонили и сказали, что привезли мне цветы: «Спуститесь, пожалуйста». А у меня тогда гостил товарищ из Ростова, Петя Зайцев. Он говорит: «Можно, я на поклонниц посмотрю?» – «Можно». Петя пошел впереди, чтобы не создавать неловкость. Я следом, мне дали гвоздички, и вдруг двое сзади подхватывают под руки – и к машине. Тут Петя понял: что-то не то, рванул ко мне. А он боксер, чемпион города. Мы с двух сторон им в ухо и заехали. Ребята попали, конечно. Неудачно зашли. Потом они признались: «Да мы и не знали, кто вы. Нам дали денег, чтобы мы вас на день рождения к девушке привезли», – вспомнил Сергей. Роль в фильме принесла не только славу. Постановщик трюков угодил Жигунову шпагой в глаз. Попал бы чуть ниже – актер остался бы без глаза, чуть глубже – мог погибнуть. Сразу лечь в больницу артист не смог – впереди был месяц съемок в Таллине, в Ленинграде. Картину могли просто закрыть. Немного подлечившись, он продолжил работать, а когда вернулся в полк (тогда Жигунов служил в армии), его сразу отправили в госпиталь. Четыре недели кровоснабжение нерва пытались восстановить, однако чуда не произошло – атрофия зрительного нерва осталась навсегда. В 1990-е Жигунов стал и режиссером, и продюсером, и сценаристом. Его «Королеву Марго» и «Графиню де Монсоро» многие называют золотой классикой, но Сергей ими недоволен, признался, что видит много ошибок. Фото: instagram.com Много лет Сергей хотел снять своих «Трех мушкетеров», но пообещал не начинать работу без его разрешения – тому хотелось еще побыть Д’Артаньяном. Когда же согласие было получено, Жигунов не только созвал звездный состав, но и договорился с Лондонским симфоническим оркестром о записи музыки к фильму. Этот оркестр играл для таких лент, как «Звездные войны», «», . Разрешение на сотрудничество с русским режиссером музыкантам дала лично королева . У Жигунова много известных ролей и успешных режиссерских работ. Но показать зрителям все, что хотелось, не вышло. Так, в сериале «Однажды в Новочеркасске» многое осталось в тени. «Несмотря на 24 серии, за кадром осталась масса историй. Сейчас таких картин не бывает, серий восемь обычно. Но мы бы и в 98 серий не уложились. Я очень хотел показать, как Гагарин ездил с Шолоховым на «уазике» по степи, или каким был концерт Высоцкого – знаменитые эти ростовские истории. Но не поместилось», – пояснил Жигунов. Сейчас он пишет сразу три сценария, съемки по одному из них начнутся в ближайшее время. И впервые Жигунов не собирается сниматься в своем фильме сам. «Сюжет такой: Одесса, 1923 год. Съемки «Красных дьяволят», и один из артистов – гангстер. Он играет батьку Махно и прямо в гриме грабит банки. Кинозвезда и звезда криминального мира. Очень крутая, захватывающая история, основанная на реальных событиях. Я оттянулся по полной программе. Это не значит, что я перестал продюсировать или не буду сниматься. Но мне интересно писать. Хотя не очень интересно отдавать сценарий другим, я нервничаю», – признался Сергей. Фото: instagram.com Сергей считает, что секрет его энергии и неутомимости – в ростовском детстве. Привитые тогда упрямство и целеустремленность остались на всю жизнь. «Не заниженная самооценка, что совсем не вредно для моей профессии. Собственная точка зрения, которую я не боюсь высказывать всю свою жизнь с самых малых лет. Я умею громко и уверенно защищать свою позицию. Думаю, это черты ростовчанина», – рассказал Жигунов. О жизни актера «Нация» рассказала в рамках проекта «Гражданин Ростова-на-Дону».

«Я и в глаз мог засадить. Это нормально для Ростова»: Сергей Жигунов рассказал, как работал сапожником
Фото: Don24.ruDon24.ru