Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

100 татарских песен XX века: что слушали в 1970-е

Татарские песни в золотую эпоху республиканской эстрады, часть 1-я

100 татарских песен XX века: что слушали в 1970-е
Фото: Реальное времяРеальное время

Татарстанская команда энтузиастов представила сайт "100 татарских песен XX века". В сотрудничестве с ней запустило проект об исследовании национальной культуры татар через музыку. Ранее мы рассказали о том, что слушали татары до революции, после нее, во время коллективизации, в военные годы, во времена популяризации телевидения и эпоху оттепели. В этом выпуске — 1970-е, золотая пора для татарской эстрады. Песен в этом периоде было настолько много, что мы решили представить их в двух частях.

Видео дня

1970-е — это период активной работы музыкантов с оркестрами, причем певцы поют не только в местной студии радиокомитета, но и выезжают в столичные студии грамзаписи. Это время, когда у слушателя был выбор: послушать народные песни под баян, романсы в обрамлении множества классических инструментов — или потанцевать под современные аранжировки. Важное событие: Шамиль Шамсутдинов сочиняет концерт для хора "Мунаджаты" — так осторожно дореволюционная традиция возвращается в музыку, хоть и не получает должного развития.

Так что 1970-е — это смешение всех видов эстрады: от "озын көй" до стилизаций под американскую эстраду. При этом влияние фольклора в эти годы сильно снижается.

"Була бер көн"

Слова народныеМузыка Шамиля Шарифуллина

Шарифуллин родился в Туркменистане, так что его изначально интересовала не только татарская музыкальная культура. Он активно ездил в фольклорные экспедиции, а его главным композиторским интересом стала хоровая музыка. Концерт для хора "Мөнәҗәтләр", за который он получил в 2005 году премию Тукая, — одно из самых известных его произведений. Шарифуллин сочинил его в 1975 году. В одном из интервью он вспоминает, что показал ноты ректору консерватории Назибу Жиганову, а тот тут же побежал к проректору Семену Басовскому и заявил: "Это абсолютно новая страница татарской музыки. А это человек, который ее открыл". Но сразу предупредил, что у меня может возникнуть масса неприятностей с обкомом партии, и предложил убрать название. Я отказался".

Мунаджаты (в широком смысле — духовные мусульманские песнопения) были к тому времени вычеркнуты из контекста народной музыки, их не публиковали, не собирали, не пели. К сожалению, эта ветвь татарской музыки не получила до сих пор должного развития.

"Эзләдем, бәгърем, сине"

Слова Ахмеда ЕрикеяМузыка Сайяра Хабибуллина

Сайяр Хабибуллин родился в деревне Суыксу Краснооктябрьского района Нижегородской области. Отец уехал работать в Москву, а потом забрал и семью. Вернувшись из армии, нижегородский татарин начал общаться "со своими". И решил написать песню на татарском. В первой версии звучали переводные с французского стихи, пока Ахмед Ерикей не написал новые. Песню, как вспоминает в интервью композитор, он привез одной певице в московскую гостиницу "Россия", но встретил Ильгама Шакирова, который тут же взял композицию себе.

"Китмә, сандугач"

Слова Гульшат ЗайнашевойМузыка Рустема Яхина көе

Пожалуй, ключевая фраза в этой песне — эта: "Сандугач, сандугач, син китәсең, мин калам". "Соловей, соловей, ты уходишь, я остаюсь" — словно бы тукаевское "Без китәбез, сез каласыз", "Мы уходим, вы остаетесь". Так поэт обещал в одном из стихотворений спеть, когда встретит смерть. Музыка, словно построенная из всплесков, следующая за голосом. Пели ее Ильгам Шакиров, , Рустем Маликов, , Филюс Кагиров — каждый вкладывает в нее то, чем является. Эта песня — лакмусовая бумажка для теноров.

"Син сазыңны уйнадың"

Слова Наки ИсанбетаМузыка Ильгама Шакирова

У Ильгама Шакирова есть немало песен собственного сочинения (на стихи поэтов-профессионалов), которые и сейчас востребованы публикой. Среди них интересная история песни "Һаман истә" — получив ее от некоего композитора, певец не пришел в восторг от мелодии, переделал ее по своему. "Син сазыңны уйнадың" считается народной, вероятно, потому что она звучала бы очень органично в былой эпохе. Перекатывающая перкуссия, восточная мелодика — редкий для татарской эстрады пример вдохновения арабской, мусульманской культурой.

"Чулпан"

Слова Наби ДаулиМузыка Вадима Усманова

Татарстанские музыканты явно не существовали в творческом вакууме. Более того, с самого зарождения татарской эстрады было общепринятым участие в ансамблях, оркестрах, хорах и русских исполнителей. На всех оказывала влияние и западная музыка, прорывавшаяся через радиоприемники, записи с пластинок. При этом не всегда модная музыка и облагороженное народное пение хорошо сочетались. Песня "Чулпан" — пример гармоничного существования двух традиций. Вся песня соткана из нюансов: флейта и гитара вторят голосу Ильгама Шакирова, барабаны и бас при этом играют достаточно агрессивно. В конце — шутка для знатоков: цитата из "битловской" Lucy In The Sky With Diamonds.

"Казан кичләре"

Слова Хасана ТуфанаМузыка

Единственная песня Садыковой на слова . Учитывая непростую судьбу поэта, ее можно назвать и монологом человека, насильно разлученного с родиной (в таком контексте она звучит в Камаловском театре в постановке "Агыла да, болыт, агыла…" о лагерном опыте Туфана). Также песня словно бы обращается к людям, которые едут на поезде, условно говоря, строить БАМ, чтобы потом с победой вернуться домой.

Певец Шамиль Ахметзянов в статье для журнала "Сююмбике" вспоминает, что впервые услышал ее в клубе имени Максима Горького, где Сара Садыкова руководила народным хором. Там она сыграла и спела в 1972 году новую песню. Вскоре Празат Исанбет включил ее в спектакль по пьесе Рабита Батуллы "Өчәү юлга чыктык".

Здесь ее поет народная артистка республики Наджия Теркулова, до филармонии работавшая в Москонцерте. В ее голосе — безудержный оптимизм и вера в будущее.

"Урман кызы"

Слова Хади ТакташаМузыка Джаудата Файзи

Эту песню Файзи написал в 1932-м, спустя год после смерти Такташа, для вечера его памяти. Тогда ему предложили сочинить музыку сразу к трем композициям, что он проделал за пять ночей. Из них публике запомнилась "Урман кызы" в исполнении , в отличие от марша "Син — дошманым минем" и романса "Байрак тегәбез".

Здесь представлена версия ВИА "Сайяр". Это единственный ансамбль Татарстана без явно выраженного солиста, который большое внимание уделял татарскому репертуару (хоть и не чурался русских песен).

"Сайяр" начал формироваться в конце шестидесятых, а название ему в 1972-м придумал , работник отдела агитации и пропаганды ОКОК ВЛКСМ, а в будущем — директор театра Камала. Группа набирает обороты во многом благодаря неутомимости Рашида Абдуллина. Их песни звучат на радио и телевидении, в киосках "Союзпечати" продаются их плакаты. Они — востребованная у молодежи команда. "Урман кызы" "Сайяр" сделал почти в стиле лаундж (хотя такого понятия еще не было) — медленный темп, фанковые гитары, следующие за ними голоса. К сожалению, значительная часть песен группы хранится в фондах, а на пластинках появилась, по сути, только эта композиция и "Ходжа Насреддин" с .

"Казаным"

Слова Анвара ДавыдоваМузыка Алмаза Монасыпова

Резко контрастирующий с оркестром Ренат Ибрагимов сравнивает Казань с Римом и Парижем. Заграничный по виду, московский по наглости, он в какой-то момент начинает почти что выдавать коленца а-ля . А если вслушаться в текст, то он очень даже аккуратный. Но соединение джазовых мелодий, широкоформатного вокала превращает эту не особо примечательную композицию в туристическую визитку.

"Олы юлның тузаны"

Слова и музыка народные

Классическую татарскую песню Тагир Якупов поет на пластинке, изданной в 1977 году. Это характерный пример для татарской музыки — в любое десятилетие народ любит и поет народные композиции.

Якупов родился после войны, сначала был солистом-вокалистом в Государственном ансамбле песни и танца республики, а потом работал в филармонии. В его репертуаре народное творчество главенствует. Якупову прочили славу Шакирова, однако умер он в 53 года в страшной нищете, оказавшись без работы после сокращения штата, спиваясь, торгуя на улице сигаретами и семечками.

Но голос на записях зачаровывает — словно поет родной человек.