Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Игорь Петренко: Сбежавших артистов мне жаль

Игорь Петренко: Сбежавших артистов мне жаль
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Показ документально-анимационного проекта «Живые мемории» с участием актера стартовал на телеканале Кtomy.media. В основе киноальманаха — воспоминания российских деятелей XIX–XX веков. В столице начались съемки сериала «Доктор Краснов», где артист играет главную роль. Игорь Петренко рассказал «Вечерке» о развитии отечественной киноиндустрии, санкциях и знаменитостях, уехавших из страны.

Видео дня

— Игорь, в одной из серий киноальманаха «Живые мемории. 2-й сезон» вы — лицо и голос эпизода из мемуаров русского офицера Белой армии Антона Туркула. В его биографии есть такой факт — он был генерал-майором, белогвардейцем, а потом перешел на сторону нацистской Германии. Почему решили представить в проекте именно этого персонажа?

— Мне предложили прочитать отрывок из книги с его воспоминаниями «Дроздовцы в огне». Это история человека, который прошел Первую мировую, Гражданскую, а впоследствии и Вторую мировую войны. В Туркуле жесткость боевого офицера сочеталась с тонким и чувственным отношением к действительности. До прочтения мемуаров Антона Васильевича его личность была мне незнакома. И тем интереснее было изучать страницы его биографии, а вместе с тем и истории нашей страны. Его отношение к делу и окружающим людям вызвало у меня абсолютное уважение.

Когда я узнал, что во время Великой Отечественной войны Туркул сражался на стороне фашистской Германии, я стал терять к нему интерес, потому что ничего, кроме ненависти, в последующих его шагах я не увидел. Возможно, он стал заложником будущей эмиграции. Его судьба может служить серьезным уроком для тех, кто, гонясь за комфортом, становится гражданином другого государства. Каждый эмигрант должен быть готов морально и физически поднять чужое знамя в бою.

— Расскажите, как вы относитесь к российским артистам, которые на фоне спецоперации уезжают за рубеж, открещиваясь от страны?

— Артисты, которые сейчас покинули страну, обрекают себя на вечные скитания. Мне жаль этих людей, они потерялись. Скорее всего, они уехали в поисках личного комфорта, а не из-за несогласия. Но я не хочу их судить, ведь у каждого свой жизненный выбор.

— Почему так важно вспоминать биографии исторических личностей? Может быть, сейчас, когда Россия проводит спецоперацию на Украине, обращение к истории особенно актуально?

— Обращение к истории актуально всегда. Особенно это касается воспоминаний людей, бывших свидетелями или даже участниками значимых событий для нашей страны. Мемуары можно читать как настоящий учебник истории, в котором факты изложены вне зависимости от политических настроений. Они помогают глубже прочувствовать исторические события и подойти к их анализу с разных точек зрения.

— Вы часто играете военных, полицейских и сотрудников органов государственной безопасности. Нет ли у вас ощущения, что вы стали заложником одного амплуа, что упускаете возможности попробовать себя в новых образах?

— Для меня большая честь исполнять такие роли. Должно быть, потому что я сын военного. Но если мне удается поучаствовать в создании мотивационного и вдохновляющего образа военного, я особенно рад, даже горд. Потому что я патриот и осознаю в этом свой гражданский долг. Профессия требует не находиться в одном амплуа, использовать все возможности.

— То есть вы готовы играть в кино и отрицательных героев?

— Не верю, что есть положительные или отрицательные персонажи. Такими характеристиками их наделяет момент, а дальше — серия поступков. Суть — в срезе ситуации. И моя задача состоит в том, чтобы быть максимально убедительным в выборе персонажа.

— Вы снимались в интернациональной картине «Нюрнберг». Помимо России, над ней работали Великобритания, Германия и Чехия. Правильно понимаю, что в условиях санкций производство картины приостановлено?

— Точно не знаю всех перипетий, связанных с производством картины. Мне лишь известно, что сейчас идет процесс озвучивания. Но представляю, с какими сложностями сталкиваются создатели фильма, особенно его режиссер . Сначала — это пандемия коронавируса, которая пришлась на пик производства и остановила его. А сейчас — геополитическая обстановка, которая усложнила работу. Хотя сейчас она делает это кино актуальным. Жду с нетерпением.

— Игорь, как, на ваш взгляд, российская киноиндустрия будет развиваться в условиях санкций? Может быть, ограничения наоборот простимулируют ее?

— На сегодняшний день практически вся киноиндустрия сконцентрировалась в руках частных лиц, и приходится уповать исключительно на вкусы и понимание дела людей, которые зарабатывают на этом деньги. Как показывает практика, развлечения приносят больше прибыли. Эта тенденция стала доминирующей, главной темой и конечной целью является прибыль, а не диалог со зрителем. В советское время этот баланс был все-таки сохранен, но после слома системы зрителей избаловали. Быть безответственными перед своим зрителем стало не только нормальным, но и в чем-то почти модным. Мы даже научились это эффектно подавать. Но, видимо, это тоже путь, который нам следовало пройти. И я точно верю, что баланс восстановится, а иначе по законам физики быть не может.

— Как геополитическая обстановка отразилась на вас лично?

— Хочу рассказать, что начал ощущать изменения физически. Я замечаю, как против нас ополчились некоторые страны — главные игроки на международной арене. Но я чувствую наш потенциал, ответственность, которая стоит перед Россией, без которой пропали бы вообще все люди.

Наверное, миссия россиян — быть сдерживающим фактором, где-то даже влияющим на развитие мировой культуры. Сейчас у нас есть возможность, о которой мечтали наши деды: без чьих-либо наставлений построить собственный мир. Хочу верить, что у нас все получится, каждый из нас сумеет изменить что-то в себе, сделает лучше свой «квадратный метр». Если каждый из нас сможет измениться, то изменится и весь мир.

ДОСЬЕ

Актер Игорь Петренко родился 23 августа 1977 года в городе Потсдаме (ГДР). Когда ему исполнилось три года, семья вернулась в Москву. В 2000 году окончил Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина и был принят в труппу Малого театра в Москве. Стал известен после выхода в прокат военной драмы (2002) режиссера Николая Лебедева.

КОРОТКО О ГЛАВНОМ

— Можно ли говорить, что в истории отечественного кинематографа зарождается новый период?

— Все, что сейчас происходит, дает начало для новых возможностей. Более того, это касается не только киноиндустрии, а вообще всех сфер жизнедеятельности. Сегодня уникальное время для нового начала, нового творческого пути. Настал тот момент, когда все советчики отошли в сторону, оставив нам возможность самостоятельно принимать решение. Что касается кино, то красиво снимать мы уже научились, технологии, методы и приемы для производства мы давно имеем. Осталось вспомнить старую школу кинематографа, не обремененную завистью к нашим поколениям.

— Как вы считаете, на кого рассчитан проект «Живые мемории»?

— На любопытных и неравнодушных людей в первую очередь. Это живой учебник по культуре и истории нашей страны. Не написанный кем-то под диктовку, дабы расставить необходимые кому-то акценты, а учебник, который написала сама жизнь.

— Вы согласны с утверждением, что молодежь не воспринимает патриотические фильмы?

— С материалом патриотической направленности надо работать очень осторожно. Но порой нас насильно хватают за шкирку и как щенят макают в блюдце с патриотизмом. Разумеется, это вызывает только отторжение, а не те чувства, которые ожидают от аудитории.

— Успеваете уделять время близким?

— К сожалению, я провожу с семьей мало времени. Но я рад каждой работе, которая попадается на моем пути, потому что я тружусь только для своей семьи. А вот не хватает времени на личное увлечение. Я люблю рисовать, но в последний раз мне удалось заняться этим на больничном.