Войти в почту

Тимур Бекмамбетов признался, зачем был нужен продакт-плейсмент в фильме «Ночной дозор»

Фильм «Ночной дозор» вышел на экраны 8 июля 2004 года и не только стал прокатным хитом, но и изменил представления о российском зрительском кино и был успешно показан за рубежом. В честь юбилея режиссер Тимур Бекмамбетов поделился с «Кинопоиском» воспоминаниями о работе над фильмом и его продолжением «Дневной дозор», вышедшем два года спустя. По словам режиссера, изначально одноименный фэнтези-роман Сергея Лукьяненко его не очень впечатлил.

Тимур Бекмамбетов признался, зачем был нужен продакт-плейсмент в фильме «Ночной дозор»
© РИА Новости
- Честно говоря, я не смог дочитать до конца книжку Лукьяненко, когда она впервые попала ко мне в руки, - признается Бекмамбетов. - Я влюбился в эту наивную постсоветскую научную фантастику, только когда уже начал работать над фильмом. Идея контраста совка и фэнтези стала отправной точкой… Это история про баланс между порядком и свободой, и в 1990-е все эту границу искали. На каждое проявление свободолюбия тут же требовалась лицензия на порядок. И наоборот. Когда одна сила монополизирует мир, то случается катастрофа. Важен постоянный диалог между силами света и тьмы, находящимися в конфликте. Однако главная хитрость этой мифологии в том, что свет и тьма — это не добро и зло. Понять можно и тех, и других.

Несмотря на то, что «Ночной дозор» воспринимался (и оценивался критикой) как российский блокбастер, он таковым не планировался, бюджет был весьма ограниченным, а сам Бекмамбетов воспринимает его как свое авторское кино.

- Изначально фильм делала другая команда, сценарий, кажется, писала вообще Рената Литвинова, - рассказывает Тимур. - Константин Эрнст предложил мне фильм, когда посмотрел «Гладиатрикс» про женщин-гладиаторш Древнего Рима. «Четырехсерийный телевизионный блокбастер» — так звучал его план. Мне было все равно, что снимать — кино, сериал, рекламу. Мне был интересен процесс. К тому же тогда не было никакой киноиндустрии. Деньги были не в кино, а на ТВ и в рекламе. Мы снимали на 16-миллиметровую пленку, потому что 35 мм тогда была очень дорогой. Причем мы начали снимать со сцен из «Дневного дозора», с убийства Роговой, потому что как раз стояла зима. На пятый день съемок продюсеры посмотрели отснятый материал и сказали, что это будет кинофильм, а не телефильм. Дальше все снимали уже на 35 мм. Фильм, можно сказать, родился из сцены разговора Фриске с Чадовым. Думаю, это лучший эпизод в «Дозорах» — там настоящая магия. Бюджет был маленький. Решения я принимал сам (потому что не было возможности все согласовывать) и исходя из того, какие были объекты и сколько было времени на съемку. На что были деньги, на что не было денег… Свободы было много. Сценарий я мог переделывать сколько угодно раз. «Ночной дозор» — результат всего, что накопилось во мне к тому моменту. И тематически, и стилистически. Продюсеры стали для меня первыми зрителями. Эрнст и Владимир Максимов были моей фокус-группой. Мне нравилось их удивлять, так что я фильм делал для себя и продюсеров.

Режиссер поделился и подробностями кастинга:

- В начале нулевых не существовало кинозвезд, зато были телезвезды, и Хабенский был дико популярен благодаря «Убойной силе». Он суперпрофессиональный человек, которого разрывает конфликт ответственности и куража. Он показался мне ни Темным, ни Светлым. Жизнь показала, что так и есть. Многие боялись играть вампиров и ведьм, в том числе Римма Маркова и Валерий Золотухин. В итоге Золотухина подкупила трогательная история отца и сына, а Маркова согласилась из-за гонорара. Мы долго искали актрису на роль Алисы. Нужна была звезда, а актрис-звезд не было. Мне пришла в голову кандидатура Жанны Фриске. Показалось, если человек выходит на сцену и зрители вопят, то это признак звезды с харизмой. На пробах она все сыграла замечательно. С Виктором Вержбицким я вместе учился. Марию Порошину снимал в рекламе мятных конфеток. Алексей Маклаков у меня играл таксиста в рекламе «ГАЗ. Русские машины».

Бекмамбетов ответил и на одну из главных претензий к фильму – бросающийся в глаза продакт-плейсмент, ставший предметом для шуток и пародий:

- Бренды в фильме — это просто игра, необязательная для финансирования проекта. Я просто жил в мире рекламы и хорошо его знал. Для меня заниматься рекламой не было чем-то постыдным. У меня была концепция, что бренды — это боги. Бог черной газированной воды, бог шоколада… Мы их создавали, люди их покупали. Для меня было очевидным, что нужно показать бренды, чтобы приземлить этот фантастический мир. Вампиры и логотип МТС в одном кадре — это круто. Реклама — обыденная вещь, и благодаря ей создается контраст с фантастическими элементами. Было круто перетащить в фильм героев рекламы.

По словам режиссера, основные сложности в работе над «Ночным дозором» были технического порядка. Например, с компьютерной графикой, которой в России тогда занимались только в рекламе:

- Требовалось много компьютерной графики. Однако студий не было, были отдельные команды по три-пять человек, которые могли сделать ограниченное число кадров для рекламного ролика. 500 кадров для фильма не делал никто. В итоге разные мастерские решали для нас разные задачи. Один специалист делал модели, второй анимировал, третий готовил текстуры и свет, четвертый все это рендерил. Организовать взаимодействие между командами было самым сложным.