Ещё

Милен Демонжо: «Я очень люблю своих кошек и не люблю, когда на меня смотрят» 

Французский дом моды Lancel предложил сотрудничество Бриджит Бардо
Фото: Комсомольская правда
— C фильмом Хинера Салима «Под крышами Парижа» вы приезжали на Московский кинофестиваль два года назад, а теперь вновь у нас, но уже с выставкой живописи этого талантливого режиссера и художника. Насколько важен для вас этот фильм, получивший на фестивале имени в Иваново Гран-при?
— Сначала я думала, что фильм «Под крышами Парижа» — о старости, о пожилых людях, но это не так. После долгих размышлений я поняла, что эта картина — об одиночестве в прекрасном городе Париже. После смерти своего мужа (сына Жоржа Сименона. — «Труд-7») я по-прежнему много снимаюсь, но тем не менее одиночество поселилось в моем сердце, и боюсь, что навсегда. Хотя в фильме «Под крышами Парижа» хорошо показано: чтобы стать одиноким, необязательно быть старым, как герой Мишеля Пиколли. Сейчас одиночество — главная беда Европы.
— Наверняка с великим Мишелем Пиколли вы и раньше снимались? Какой он партнер и человек?
— Когда мы оказались с Мишелем на съемочной площадке «Под крышами Парижа», я ему напомнила о том, что много лет назад мы уже с ним вместе работали, правда, у него была маленькая, эпизодическая роль, а у меня главная. Но Мишель категорически стал возражать: «Нет-нет, в том фильме я не играл». Я нашла этот фильм и доказала ему, что это был он. Мишель Пиколли стал очень важным актером, звездой и о маленьких ролях забыл.
— Вас всю жизнь сравнивают с Брижит Бардо. Вы действительно с ней похожи внешне и даже родились в один день — 28 сентября. Вы соперничали с легендарной Б. Б. ?
— Это журналисты сделали нас с Брижит соперницами, что совсем не соответствует действительности. Хотя был один инцидент. Я знакома с сыном , и он мне рассказал однажды, что его отец отказался участвовать в одном проекте из-за меня. Дело в том, что Луису предложили снять фильм под названием «Женщина-кукла».
Он сказал, что согласится, только если главную героиню сыграет Милен Демонжо. Но продюсер ответил, что у него контракт с Брижит Бардо и играть должна она. Бунюэль отказался, а фильм снял другой режиссер. Я всегда спокойно относилась к этим сравнениям. С Брижит мы дружили в молодости, и сейчас я ей помогаю с ее Фондом по защите животных.
Для меня Бардо была и остается женщиной, которую я бесконечно уважаю за ее человеческие качества, за доброту и дух борца. Так что с Брижит мы подруги и единомышленницы. Кстати, по совету Брижит я написала книгу о защите животных «Зверски ваша».
— Бардо — дитя буржуазной Франции, ее достояние и символ. Тогда как ваша мама была эмигранткой из Харькова, то есть украинкой. С недавних пор Украина и Россия — не одно и то же, и количество желающих найти как можно больше различий между нашими народами не уменьшается. Вы чувствуете себя наполовину русской или все же наполовину украинкой?
— Моя мама родилась в 1905 году, и когда она разговаривала со мной о своей родине, то все время называла себя русской и говорила об Украине как о части России. Она никогда не разделяла Россию и Украину. А сейчас появились границы, таможни, непонимание, и это лично для меня странно.
Я очень люблю русскую душу — или украинскую — и не понимаю, чем они отличаются. Душа не имеет границ, границы нужны политикам, чтобы продавать газ, делить порты и корабли и драться за нефть. Но это не имеет отношения к душе.
— О своей русской маме вы написали книгу «Харьковская сирень». Почему такое название?
— Сирень — любимые цветы моей мамы, которая, к сожалению, очень рано умерла. Незадолго до смерти она рассказала мне историю своей жизни и попросила, чтобы я ее описала в книге. Мама родилась в Харькове в мае, когда цвела сирень, и сирень осталась в ее памяти как главный цветок ее детства, ее родины. Образ родного города Харькова ассоциировался у нее с сиренью, и я сохранила это воспоминание в книге.
— Я родилась в Белгороде, который расположен на границе с Харьковом, и у нас тоже много сирени. Мы с вашей мамой почти землячки.
— Я проезжала Белгород, когда в мае ездила в Харьков на открытие кинофестиваля «Харьковская сирень». Чудесный русский город с красивым названием Белгород. Я переспрашивала: может, это Белград? Мне сказали: нет, Белгород. А потом был Харьков.
— Ваш муж — сын знаменитого писателя Жоржа Сименона. Какие у вас были отношения со свекром?
— Я прочитала все книги Сименона, хотя предпочитаю его серьезные романы, а не детективы о Мегрэ. Сам Сименон тоже больше ценил свою прозу, которую он называл «твердой».
Без ложной скромности могу сказать, что я прочитала побольше книг, чем собственные дети Сименона, включая его старшего сына и моего мужа Марка. Кстати, Жорж Сименон тоже считал себя наполовину русским.
— Мадам Демонжо, как часто художники писали ваши порт-реты, а поэты посвящали вам стихи?
— А что, мне посвящали стихи? На самом деле я рада, что они это делали. Но не горжусь, потому что гордиться чем-то — совсем не в моем характере. Я люблю заниматься музыкой, хорошо играю на пианино. Люблю кино и до сих пор получаю удовольствие от работы в кино, но очень не люблю, когда на меня смотрят и оценивают. И безумно люблю моих кошек. И терпеть не могу пересматривать фильмы, где снималась, особенно «Фантомаса».
— Один из последних ваших фильмов «Оскар и розовая дама» — трагическая история больного мальчика. Наша великая актриса за роль в спектакле «Оскар и розовая дама» получила много наград. Вы любите этот фильм?
— Фильм «Оскар и розовая дама», увы, не получил того успеха, на который мы рассчитывали, но причина в том, что он вышел во Франции в канун Рождества, и люди не пошли смотреть историю об умирающем мальчике. Был праздник, и грустить с героем и героиней никто не хотел. Но для меня очень дорога эта история.
— Вы посмотрите фильмы на Московском кинофестивале?
— Приглашена на открытие Московского кинофестиваля, а на следующий день поеду в Санкт-Петербург уже на другой ваш кинофестиваль, где обязательно посмотрю фильмы и пообщаюсь со зрителями.
— А это правда, что вы приобрели самую шокирующую картину выставки Хинера Салима «Под крышами Парижа», на которой изображена мусульманка с высоко поднятой юбкой?
— Сперва эта картина меня шокировала, и я сказала Салиму, что так нехорошо, что это не искусство. Но потом поняла, что искусство должно шокировать хотя бы для того, чтобы избежать шока в жизни. Шок в искусстве — это хорошо, а в жизни — плохо.
— Много мужчин вам говорили, что не могут постичь загадочную душу Милен Демонжо?
— Мой муж Марк говорил, что раньше умрет, чем поймет свою жену и ее русскую натуру. Так и случилось. И я осталась со своей загадочной душой и тремя котиками. Рада, что совсем недавно по-настоящему открыла для себя Россию и полюбила ее.
Я была в Москве 47 или 48 лет назад, но тогда особого родства не ощутила. Молодая была и спешила — жить, сниматься, любить. Теперь у меня есть возможность подумать о своей русской душе. Наше досье
Милен Демонжо родилась 29 сентября 1935 года в Ницце.
С 15 лет работала моделью у , снималась в кино, была партнершей , , , Монтана, Луи де Фюнеса.
Сыграла главные роли в нескольких десятках фильмов. Самые известные у нас ее роли — в трилогии о Фантомасе (1964–1966) и Миледи в «Трех мушкетерах» (1961).
Видео дня. Как Анатолий Васильев простил неверную жену
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео