Ещё

Анджелина Джоли: «В Голливуде женские роли слишком сексуальны» 

Анджелина Джоли: «В Голливуде женские роли слишком сексуальны»
Фото: Газета "Труд"
«Турист» Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка («Жизнь других») с  и  пока лидирует в мировом рождественском прокате, а в российский попадет лишь 5 января. Корреспондент «Труда-7» в Голливуде встретилась с Анджелиной Джоли, которая сыграла в фильме очень аристократичную англичанку с хорошими связями в мафиозных и разведывательных кругах. «Я думаю, в результате мы осядем во Франции, в Экс-ан-Провансе. Там отличные школы, как раз то, что нужно детям»
— В Голливуде ходят слухи, что вам присылают все сценарии, в которых главной героине от 18 до 35 лет. Почему вы выбрали именно «Туриста»?
— Я искала проект, который будет сниматься недолго, так как у Брэда тоже вскоре начинались съемки. А мы привыкли, что кто-то из нас проводит время с детьми, пока другой работает. Я сказала, что хотела бы сниматься в каком-то приятном месте, так как хочу взять с собой свою семью, и чтобы недолго. Кто-то подсказал мне, что в Голливуде ходит по рукам сценарий и съемки будут проходить в Венеции и Париже. Я посмотрела сценарий и сказала: «Да я в жизни не играла подобную роль». И мне ответили: «Еще бы! Она же леди» (смеется).
— Вы случайно не обиделись?
— А на что мне обижаться?! Не секрет, что в Голливуде женские роли слишком сексуальны. Даже когда просишь подыскать роль сильной женщины и тебе находят такую, оказывается, что больше половины своей силы она расходует на секс или на то, чтобы казаться сексуальной. Поэтому я сообразила, что из этой ситуации может быть единственный выход — найти себе «мужской» сценарий и заменить главную мужскую роль на женскую.
— Как вы, собственно, и сделали в фильме «Солт»?
— Да, я заменила (смеется).
— У вас такая большая семья и такая высокая популярность, что вам, наверное, некомфортно останавливаться в отелях во время путешествий?
— Да, поэтому мы обычно снимаем дом. Но в Камбодже, например, у нас есть свой дом, вернее, у Мэдокса — я ему купила его, когда он был совсем маленьким. В Новом Орлеане у нас дом, который был построен в рамках проекта Питта Right House. В Лос-Анджелесе у нас тоже небольшой дом, зато на юге Франции гораздо больше, и я думаю, что в результате мы осядем в Экс-ан-Провансе. Там есть очень хорошая англо-французская школа — International Bilingual school of Provence, и я думаю, что для подростков это как раз то, что надо.
— Говорят, ваши дети — полиглоты.
— Когда они жили в Венеции во время съемок «Туриста», то учили итальянский. А так каждый ребенок учит свой язык: например, Пакс учит вьетнамский, а Мэдокс — кхмерский. Правда, Захара еще не начала учить свой амхарский язык, но это в наших планах. «Режиссер фон Доннерсмарк — один из самых интеллигентных людей, которых я встречала. Представьте, он говорит на шести языках!»
— О чем ваш фильм «Турист»?
— Это история о том, как прекрасная и утонченная Элиза направляется в Венецию, чтобы встретиться там со своим любовником, которого полиция разыскивает за отмывание денег, а гангстеры — за то, что он эти деньги якобы украл. Она нарочно флиртует с Фрэнком-Деппом, овдовевшим учителем математики, невинно отдыхающим в Европе, и использует его как приманку, зная, что его по ошибке примут за ее настоящего любовника. Ну, а что из всего этого выйдет, зрители увидят сами.
— Съемки в Венеции, наверное, мечта для любой актрисы?
— Порой чувства, которые ты испытываешь во время работы над фильмом, могут быть совершенно особенными. Ты идешь на съемочную площадку, и тебе просто не верится, как тебе повезло. Это именно то, что я переживала во время съемок «Туриста».
— А ваша героиня действительно настоящая леди?
— Она классическая женщина в противоположность современной — холодной и расчетливой. Это, конечно, не означает, что все современные женщины прагматичны, но она такая женщина, которую можно было встретить в старые добрые времена гораздо чаще, чем сейчас. Все, что происходит в жизни, вызывает у нее острое любопытство, и в ней есть что-то озорное.
— Элиза — англичанка. Трудно ли было овладеть британским акцентом?
— Я опиралась в своем акценте на речь очень известной английской актрисы. Я изначально пыталась понять, голос какой британской актрисы самый сексуальный, и когда сделала свой выбор, то старалась подражать ей. Я просто слушала ее записи. Я не назову ее имени, но скажу, что она современная актриса и очень милая. Но думаю, что зрители угадают, кто это, и мне бы очень хотелось ей позвонить в какой-то момент, чтобы поблагодарить ее за вдохновение, а также узнать, по-нравился ли ей мой акцент или же у меня ничего не получилось.
— Вы были знакомы с режиссером Флорианом Хенкелем фон Доннерсмарком до съемок «Туриста»?
— Я впервые связалась с фон Доннерсмарком после того, как посмотрела его ошеломляющий, получивший «Оскар» дебютный фильм «Жизнь других», и с тех пор мечтала с ним поработать. Я искренне надеялась, что мы найдем проект, который нам обоим захочется сделать. Я прочитала сценарий «Туриста», и он показался мне очень интересным. Больше всего меня в нем поразило настоящее ощущение Европы, и я подумала, что для съемок этого фильма нам нужен европейский режиссер. Мне кажется, когда американские режиссеры берутся за фильмы с европейской тематикой, они порой пропускают что-то очень важное. Я считаю Флориана одним из самых лучших современных режиссеров, и я надеялась, что он тоже заинтересуется сценарием «Туриста», как это и вышло. Очевидно, что «Жизнь других» совершенно отличается от «Туриста», и, несмотря на то что Флориан относится к работе очень серьезно, мы оба считали, что даже настоящее искусство вполне может доставить людям легкое удовольствие.
— Флориан Хенкель фон Доннерсмарк, без сомнения, хороший режиссер, а какой он человек?
— Флориан, вероятно, один из самых интеллигентных людей, которых я когда-либо встречала в жизни. Представьте, он говорит на шести языках! Когда мы снимали в Париже, он говорил по-французски. Когда мы снимали в Италии — по-итальянски. В фильме снимались русские — актер и каскадер — и Флориан говорил с ними по-русски (Джоли, видимо, имеет в виду и Владимира Тевловского. — «Труд-7»).
— Как вам жилось-работалось в Венеции?
— Просто восхитительно! Мы с Питтом привезли в Венецию детей и приняли близко к сердцу непредсказуемую темпераментную природу этого места. У нас был прекрасный дом с видом на Канал Гранде. Дети очень быстро привыкли к местному колориту и зачастую делали домашнюю работу в лодках. Они со своими преподавателями катались на лодках по каналам и старались закончить там свою домашнюю работу, и еще у них был учитель итальянского языка, так что мы прекрасно провели время. Как вы, наверное, знаете, в Венеции есть великолепные музеи, и мы от этого тоже получили большое удовольствие. «Носить только черное — это очень удобно: Все брюки подходят ко всем свитерам, а все платья сочетаются со всеми туфлями»
— Ваша Элиза носит потрясающие наряды, и не только черные, как вы в обычной жизни. Вас это не покоробило?
— Брэд подтрунивает надо мной, а дети просто констатируют факт — они говорят: «Мама всегда носит черное». Но на практике это очень удобно. Просыпаешься, и не надо думать, что с чем надеть: все брюки подходят ко всем футболкам и свитерам, а все платья сочетаются со всеми туфлями. У меня очень маленькая гардеробная.
— А кто был в ответе за ваши наряды в фильме?
— У нас была необыкновенная дизайнер по костюмам Коллин Этвуд, так что у меня были прекрасные наряды. Я гуляла по улицам Парижа и работала с действительно необыкновенным, талантливым, умным и очень приятным в общении режиссером, который помогал мне создать мой персонаж и помогал мне с французским. Это было замечательно. У меня было такое ощущение, будто я попала в фантастический мир, и хочется надеяться, что зрители тоже испытают подобные чувства. Это не реальные Париж и Венеция, а их образы, которые рождаются в наших мечтах. Так что я чувствовала себя очень, очень счастливой. А потом, когда я начала работать вместе с Джонни Деппом, съемки пошли как по маслу.
— Вы были знакомы с Деппом до совместной работы в «Туристе»?
— Как ни странно, не были, хотя это и немудрено. Оказалось, что мы оба живем несколько уединенно (смеется). Видимо, поэтому наши пути ни разу не пересекались. Ни один из нас не посещает вечеринки, и мы довольно-таки редко выходим в свет. Мне кажется, о некоторых артистах можно понять, какие они на самом деле, по их фильмам, и Джонни из их числа. По его актерским предпочтениям можно догадаться, что у него прекрасное чувство юмора и что он очень гуманный человек, и он именно такой и есть. Очень, очень милый, трудолюбивый и веселый. Я ожидала, что он мне понравится, и я была права.
— Что вас объединяет с Деппом больше всего?
— У нас как бы одинаковый подход к работе и к жизни. Ни один из нас не относится к себе слишком серьезно (смеется). Может быть, это происходит потому, что в настоящий момент самым главным для нас является семья, и мы смотрим на все остальное через эту призму.
— Как вы совмещаете работу с материнством и дает ли это вам ощущение полноты жизни?
— Я очень благодарна за то, что у меня есть работа, и когда я нахожусь на съемочной площадке, полностью сосредотачиваюсь и стараюсь отдаться ей целиком. А потом я возвращаюсь домой к своей семье. Жизнь полна за пределами съемочной площадки, и это позволяет мне уравновешивать одно другим.
— Помогла ли дружба с Деппом вам обоим в работе?
— Это очень помогало взаимопониманию наших персонажей на экране. Когда вы дружите за пределами экрана, перед камерой чувствуется легкость, и вам от этого становится лучше на душе и веселее, и вы невольно провоцируете друг друга на улыбку. Это очень важно, и от этого многое зависит.
— Что вы думаете о кино как о культурном феномене?
— Я верю, что кино должно охватывать широкий спектр жанров — от легких романтических триллеров, как «Турист», до более серьезного материала. Главное, чтобы было разнообразие, и мне самой интересно пробовать разные жанры. В прошлом я играла более трагичных персонажей, как жену убитого журналиста в «Сильном сердце», убитую горем мать похищенного ребенка в «Подмене», а также в «Мистере и миссис Смит», «Особо опасен» и «Солте». Мне хочется думать, что их объединяет способность развлечь аудиторию и что «Турист» также обладает этим качеством. Оказалось, что у нас с Флорианом похожий подход к фильмам. Мы любим искусство в темных и глубоких формах и истории, в которых есть юмор, красота и развлечение. Мы оба почувствовали, что сейчас для этого подходящее время. И когда мы обсуждали «Туриста», то захотели отдать дань некоторым старым фильмам, которые восхищают зрителей до сих пор. «Мне бы хотелось, чтобы папарацци не имели права фотографировать детей знаменитостей без согласия родителей»
— Вы действительно влюблены в Венецию и Париж?
— И я, и Депп с восторгом предвкушали съемки в Венеции и Париже и то, как мы сможем показать красоту и необычайность этих мест. И мы думали о том, как здорово будет рассказать о приключениях, которые там случились.
— В новом месте люди обычно попадают в интересные истории. Что случились с вами?
— Один раз, когда мы с Брэдом решили пойти поужинать, я захотела нарядиться и надеть туфли на высоких каблуках. Но, когда мы пошли прогуляться после ужина, пришлось взять напрокат резиновые сапоги, потому что вода поднялась так высоко, что иначе невозможно было пройти по улице. Но в этом и состоит волшебство этого города.
— Не только ваши дети, но и вы, наверное, плавали в лодке по каналам Венеции?
— Я не просто плавала в лодке — я управляла лодкой, и это было очень забавно (смеется). Одна из радостей актерства — когда тебе дают ключи от лодки и перекрывают для тебя часть водного пространства, поэтому ты можешь себе позволить разогнаться и плыть так далеко, как только захочешь, и можешь крутиться вокруг и около, сколько душе угодно. Все это было нужно для сцены, в которой я просто катаю Джонни, и это было так весело, что я даже не могу вам передать. Сама идея того, что это было нужно для картины, просто сумасшедшая именно потому, что нам было безумно весело, как будто мы не работаем, а просто чудесно отдыхаем. Это был один из тех съемочных дней, когда осознаешь, как же тебе повезло в жизни, если ты не можешь отличить работу от удовольствия.
— Как идет работа над вашим документальным фильмом «Война в Боснии»? Слухи о том, что это история любви боснийской девушки к сербскому военному, который ее изнасиловал, разожгли острую полемику.
— Это история любви между сербом и мусульманкой из Боснии в канун войны 1992–1995 годов, в которой погибли 100 тысяч человек. На самом деле этот проект разозлил только одного человека, а абсолютное большинство людей необыкновенно хорошо к нему отнеслись.
— Это ваш режиссерский дебют. А на каких режиссеров вы равняетесь?
— На , который очень эмоционален как режиссер. И на , который очень доверяет актерам и позволяет им жить жизнью своих героев на съемочной площадке. А совместная работа с Робертом-Де Ниро научила меня тому, что значит быть актерским режиссером.
— Ваша жизнь — полная чаша. Осталось ли в жизни что-то такое, чего бы вам хотелось достичь?
— Мне бы хотелось, чтобы папарацци не имели права фотографировать детей знаменитостей без согласия родителей. И думаю, многие в Голливуде и за его пределами меня поддержат. Наше досье
Анджелина Джоли Войт родилась 4 июня 1975 года в Лос-Анджелесе.
Училась в Театральном институте , работала в модельном бизнесе.
Впервые критики заметили ее в комедийном триллере «Хакеры», а она заметила актера , за которого вышла замуж, но вскоре развелась.
Живет с актером . У них шесть детей — родных и усыновленных.
Видео дня. Чем напугал фильм Ромма атомную промышленность СССР
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео