Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Анна
Боевик, Триллер
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Солнцестояние
Детектив, Ужасы, Драма
Купить билет
Проклятие Аннабель 3
Триллер, Ужасы
Купить билет
Собачья жизнь 2
Приключение, Трагикомедия, Семейный
Купить билет
Паразиты
Триллер, Трагикомедия
Купить билет
Мёртвые не умирают
Фэнтези, Комедия, Ужасы
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Искусство обмана
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет
Норм и несокрушимые: Большое Путешествие
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Соблазн
Триллер, Драма
Купить билет
Али, рули!
Боевик, Комедия
Купить билет
Код Гиас: Лелуш Воскресший
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Красавчик со стажем
Комедия
Купить билет
Та еще парочка
Комедия
Купить билет

Юрий Озеров. «Илиада» по кругу / 26 января исполняется 90 лет со дня рождения режиссёра Юрия Озерова — главного советского… 

Озеров остался жив. На этом красивая легенда заканчивается, и начинается суровая проза жизни. Вернувшись в театральный институт, фронтовик-орденоносец майор Озеров обнаружил в институтских аудиториях вчерашних школьников, преимущественно женского пола, которые не только пороху не нюхали, но и мало что смыслили в жизни. Помыкавшись сначала на режиссёрском, потом на театроведческом факультетах, Озеров поступил во ВГИК, в мастерскую Игоря Савченко.
Среди его сокурсников были Марлен Хуциев, Сергей Параджанов, Александр Алов, Владимир Наумов. Сравнение их дебютных и вторых фильмов («Весна на Заречной улице», «Два Фёдора», «Андриеш», «Тревожная молодость», «Павел Корчагин») с первыми картинами Озерова («Сын», «Кочубей», «Фуртуна») — не в пользу будущего кинобаталиста.
Ранние ленты Озерова, снятые во второй половине 1950-х, следуют традиции большого стиля, выпадая из неё исключительно на сюжетном уровне. Скажем, «Сын» (1955) — первый после «Путёвки в жизнь» фильм о советских трудных подростках — содержит намёк: «счастливое детство», за которое, конечно, отдельное спасибо товарищу Сталину, не является залогом воспитания сознательного члена общества; напротив, именно мытарства делают человека личностью. Фильм «Кочубей» (1958), рассказывающий о легендарном герое Гражданской войны Иване Кочубее, идёт дальше: оказывается, большевики могут шлёпнуть любого борца за советскую власть, если тот не разделяет текущих установок партии.
Ветераны не могли лгать о войне даже за большие деньги. Поэтому в «Освобождении» очень мало прямой лжи. Много недоговорённостей, да, не спорю, но лжи мало. Озеров старался снимать честное кино. Любовь к «Освобождению»
Юрий Озеров (как и его брат Николай, впоследствии известный спортивный комментатор), несомненно, был человеком, что называется, высокой культуры. Родители — отец, тенор Большого театра Николай Озеров, и мать, Надежда Озерова, оставившая актёрскую профессию ради семьи, — принимали у себя весь цвет столичной интеллигенции: Константина Станиславского, Отто Шмидта, Василия Качалова, Ивана Москвина, Антонину Нежданову, Леонида Собинова, Сергея Лемешева. В квартире Озеровых постоянно случались домашние концерты, долгие беседы об искусстве и вообще царило творческое свободомыслие.
Но как кинорежиссёр Озеров был на удивление консервативным. Он с большим подозрением относился к радикальным поискам в киноязыке, например считал французскую «новую волну» «трепологией». При этом не стал спорить с итальянскими кинокритиками, уверившими режиссёра в том, что именно он открыл для итальянского неореализма метод съёмки игрового кино как документального (в фильме «Сын»)!
На фоне такой консервативности даже как-то странно выглядит картина Озерова «Большая дорога» (1963). Фильм о чешском писателе-оппозиционере, комиссаре Красной армии Ярославе Гашеке снят в жанре гротескной приключенческой комедии и изобилует смелыми киноприёмами и находками. Но такой лёгкой, остроумной ленты Озеров больше не снимет. Он сам признавал, что кино для него прежде всего — философия и идея, а не сомнительная работа с киноязыком.
В середине 1960-х, оказавшись в качестве члена закупочной комиссии в США, Озеров увидел фильм Эндрю Мартона, Кена Эннэкина и Бернхарда Викки «Самый длинный день». Американский блокбастер, получивший «Оскар» 1963 года, рассказывал об открытии Второго фронта и никоим образом не упоминал о существовании Первого, немецко-советского.
Как гласит следующая легенда, режиссёра обуял «праведный гнев». Его чувство разделили в Политбюро. Так Озеров получил госзаказ на производство киномонумента, посвящённого истории нашей Победы.
Сегодня в блогах и форумах киноманов нередко можно встретить обвинения режиссёра эпопеи «Освобождение» в «лизоблюдстве» и «киновранье». Полноте! Юрий Озеров — не «внутренний эмигрант» Алексей Герман. Какой вы правды ждёте от баталиста, снимающего по госзаказу?
Понятно, что история Великой Отечественной могла начаться только с побед — сразу с Курской дуги. Понятно, что советские солдаты сплошь благородны и мужественны, а генералы радеют исключительно о судьбе Родины, а не о том, как не впасть в немилость вождя. И уж совсем понятно, что в финальном перечислении народов, погибших во Второй мировой, евреи не упоминаются.
В тех условиях Озеров и так сказал больше, чем было возможно. Контрабандой протащил на экран Власова (причём попросил актёра Юрия Померанцева сыграть «очень усталого человека», а не предателя-головореза) и Якова Джугашвили, сына Сталина, попавшего в плен, усилил роль опального Жукова, да и немцы у него не выглядели кретинами.
Готовые фильмы эпопеи «Освобождение» вызвали негодование у прототипов — прежде всего у маршала Гречко и генерала Епишева. Первый фильм, «Огненная дуга», Озеров переделывал четырежды, третий фильм, «Направление главного удара», — пять раз, четвёртый, «Битву за Берлин», — три раза. Когда режиссёр пожаловался Георгию Жукову, который предоставил создателям эпопеи свои ещё не опубликованные мемуары, тот, вздохнув, ответил: «Ничего я с ними не могу сделать… Генералы в кино хотят выиграть все сражения, которые они просрали во время войны».
Первый фильм многострадальной эпопеи вышел на экран лишь через два года после завершения производства, в 1970-м. Дальше тянуть было нельзя — приближалось 25-летие Победы.
По всему миру киноэпопея «Освобождение» собрала, по официальным данным, около 400 млн человек. Даже если считать эту цифру завышенной, учитывая, что непонятно — воспринимать ли «Освобождение» как один фильм из пяти частей или как пять отдельных картин, факт остаётся фактом: зрители в кинотеатр шли, и не только в обязательно-явочном порядке.
150 танков, сотни самолётов, 3000 солдат, космические панорамы полей сражений, взрывающиеся города, затопляемое берлинское метро, разгромленный Рейхстаг… Озеров снял жанровый коктейль — здесь и боевик, и фильм-катастрофа, и мелодрама, — но со смыслом. «Освобождение» — это «Илиада» Второй мировой. Здесь боги вмешиваются в судьбы народов, а народы бросают вызов богам.
На следующий, четырёхсерийный, блокбастер «Солдаты свободы» (1976) зрителей уже загоняли. Здесь Озерову пришлось отражать руководящую роль в борьбе с фашизмом всех партийных лидеров соцлагеря — от Леонида Брежнева до Тодора Живкова, Густава Гусака, Яноша Кадара и Николае Чаушеску. Вся эта гоп-компания на обитателей Олимпа ну никак не тянула.
Озеров взял тайм-аут, очевидно понимая: снять про войну то, что он хочет снять, ему не дадут. Он сделал несколько однотипных документальных фильмов об Олимпиаде-80 и ушёл преподавать, возглавив режиссёрскую мастерскую во ВГИКе. Надеяться на то, что времена изменятся к лучшему, не приходилось.
Но они изменились. В 1985-м, когда никто не понимал, что сейчас будет — то ли косметический ремонт системы, то ли очередное завинчивание гаек, вышла четырёхсерийная «Битва за Москву». В 1989-м был снят двухсерийный «Сталинград». Озеров наконец-то смог рассказать о первых трагических годах Отечественной войны. Об арестах и самоубийствах советских генералов, о расстрелах энкавэдэшниками тех, кто посмел отступить, о немцах, уважающих мужество врага. Но всем этим перестроечного зрителя, уже вкусившего плодов гласности, было не удивить. И как-то незамеченной осталась крамольная даже для перестроечных времён идея — снять Вторую мировую как войну государственного пиара, в которой важны не столько результаты сражений, сколько то, кто первым успеет провести громкую пиар-акцию, чтобы сломить дух противника.
«Сталинград» стал последним фильмом Озерова. Из любовной линии «Сталинграда» он смонтировал ещё одну картину — «Ангелы смерти», чтобы рассчитаться с кредиторами.
Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично. Зигзаги судьбы Маршала Победы
Рыночные девяностые застали 70-летнего режиссёра врасплох — ему больше не о чем было сказать. Новая Россия чужда, бессмысленна и беспощадна. А о той, военной, всё уже сказано в тринадцати сериях четырёх фильмов.
Накануне 50-летия Победы Озеров получил возможность придать своей «Илиаде» новый формат. Он смонтировал собственные фильмы в хронологическом порядке и сделал из них два сериала: «Трагедия века» и «Великий полководец Георгий Жуков» — благо сюжет изначально был горизонтальным, а персонажи сквозными.
В 1998-м, за три года до смерти, Озеров скажет: «…про войну снимать будут всегда. Мужчинам нужны военные игры и военные зрелища». Круг замкнулся.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео