Ещё
Аквамен
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Щелкунчик и четыре королевства
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Бамблби
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Хроники хищных городов
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Робин Гуд: Начало
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Ральф против интернета
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Всё или ничего
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Звезда родилась
Мюзикл, Мелодрама
Купить билет
Апгрейд
Боевик, Фантастика, Ужасы
Купить билет
Человек-паук: Через вселенные
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Заповедник
Комедия
Купить билет
Гринч
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Братья Систерс
Вестерн, Боевик, Приключение
Купить билет
Лето
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Холодная война
Исторический, Мелодрама, Драма
Купить билет
Проводник
Мистика, Триллер, Ужасы
Купить билет
Под Сильвер-Лэйк
Триллер, Комедия, Драма
Купить билет
МУЛЬТ в кино. Выпуск 86. Самые тёплые серии!
Мультфильм
Купить билет

«Викинг»: что это было 

Фото: Дирекция кино
Спустя две недели проката зрители «Викинга» уже знали, чего ожидать: очевидцы описывали его, как фильм, полный неоправданной жестокости, сцен физического и сексуального насилия, грязных славян и слез главного героя князя Владимира (Данила Козловский).
Но уже на третьей неделе проката «Викинг» стал вторым в списке картин, заработавших наибольшую сумму в России в долларовом эквиваленте, обогнав «Экипаж» Николая Лебедева. Если считать в рублях, фильм на третьей неделе занимал третью позицию, уступая тому же «Экипажу» и «Сталинграду» Федора Бондарчука, но к концу четвертой, похоже, и в рублях обошел «Экипаж». Сборы «Викинга» за три недели проката — $23,3 млн (более 1,3 млрд рублей).
Кроме того, «Роскино» сообщило, что фильм Андрея Кравчука стал первым в истории российским фильмом, попавшим в топ-10 мирового проката.
В этом рейтинге «Викинг» хоть и уступает блокбастерам «Изгой-один», «Кредо убийцы» и «Пассажиры», но смотрится достойно: так, российскому историческому экшену по сборам за последний уикенд удалось обойти драму «Призрачная красота» с Уиллом Смитом.
Но «Викинг» все еще не окупил себя. Работу над фильмом режиссер Андрей Кравчук и продюсеры Константин Эрнст и Анатолий Максимов начали семь лет назад — то есть, до обвала рубля. При этом, по словам Эрнста, «Викинг» — не такой уж долгострой: непосредственно съемочный процесс занял всего два года. Бюджет картины составляет 1,225 млрд рублей — и создатели еще не теряют надежду его окупить. Такой шанс им, скорее всего, предоставится: права на показ «Викинга» уже приобрели более 60 стран, среди которых Германия, Испания, Швейцария и Чехия. Кроме того, подписаны соглашения с Китаем, странами Юго-Восточной Азии и Латинской Америки — одним словом, отрывок из истории Древней Руси в этом году увидят и Запад, и Восток.
Именно историческая достоверность картины и стала одной из главных тем общественных дискуссий. Не поверили в показанную на экране реальность не только зрители, поспешившие после возвращения из кино свериться со школьным учебником, — историки-профессионалы и историки-любители также взялись сопоставлять факты из летописи с тем, что показано в «Викинге».
Колумнист Егор Холмогоров в газете «Взгляд» привел целый перечень грубых исторических ошибок «Викинга» и заявил, что фильм «рассчитан на двоечников». Он раскритиковал образ воеводы Свенельда (который в реальности имеет к Владимиру очень косвенное отношение, а в киноленте предстает одним из главных героев), обвинил сценаристов в том, что они грубо исказили эпизод с изнасилованием язычницы Рогнеды и взятием Корсуни, проигнорировали кучу значимых исторических фактов и добавили ненужный и неуместный союз с печенегами.
И публицисты-критики, и зрители обратили внимание на то, что Русь в «Викинге» выглядит уж слишком немытой:
грязно-серые славяне одеты в обноски и почти купаются в грязи, Киев предстает в виде холмика, обнесенного забором, — никакого величия, никакой былинной «златотканной луды» и русского узорчья. Такое принижение народа в собственных глазах, по мнению зрителей, было оскорбительным и было включено режиссером намеренно, чтобы показать контраст между святой Русью и плебейским язычеством.
За «Викинга» вступился специалист по истории древнерусской литературы Михаил Одесский. Он отчасти подтвердил мнение Холмогорова о том, что ссылаться на «Повесть временных лет» при изображении событий X века нельзя: монах Нестор (впрочем, не доказано, что это был именно он) не имел цели описывать фактологическую правду о подвигах и злодеяниях князя Владимира, выступал не стенографистом событий, а морализатором. Их дело было — показать божественное неприятие греха братоубийства и уберечь от него людей будущего.
По мнению Одесского, Владимир в фильме — ровно такой, каким его должна была зафиксировать история: немного запутавшийся человек, стоящий перед сложным выбором; вымазанный кровью братской резни, но раскаивающийся и готовый встать на истинный путь и поставить на него свой народ. Историк подчеркнул, что летопись — только версия происходящего, а правды не историки, не уж тем более зрители картины не знают и знать не могут.
Следовательно, «Викинг» — режиссерская интерпретация, мнение, которое не претендует на то, чтобы быть единственным.
В эксклюзивном интервью «Газете.Ru» Константин Эрнст подтвердил, что искать историческую достоверность в «Викинге» бессмысленно — авторы фильма и не стремились ее показать. Он подчеркнул, что «Повесть временных лет», на которую ссылаются критики, создавалась через 100 лет после описываемых в ней событий. То есть, фактически, «ПВЛ» — это литературное произведение.
«Викинг» следует изложенным в «Повести» фактам, но мы позволили себе трактовку — в рамках экранизации литературного произведения», — утверждает продюсер.
Эрнст сказал, что «Викинг» — лента не об истории, а о людях: о Владимире, его выборе, судьбе народа, которая зависела от этого выбора. И о каждом из нас, ибо за прошедшую тысячу лет люди, как считает продюсер, почти не изменились.
Еще один продюсер картины Анатолий Максимов напомнил первичную мотивацию создателей фильма. В интервью «Газете.Ru» он признался, что ему было тяжело представить, что события тысячелетней давности могли стать такими актуальными для очень и очень многих, но это случилось. Максимов объяснил, почему создатели фильма заменили летописное «варяги» на заимствованное «викинги», использовали «неправдоподобные» лодки-драккары, и сняли несметное количество кровавых сцен.
«В основе любого языческого мировоззрения лежит кровь, потому что кровь для них — это душа мира, а человек — одно целое с природой, не выше, но и не ниже ее, — рассказал продюсер, — Мы хотели посмотреть на это трезво, тем более что, как мне кажется, мы в значительной степени живем сегодня в неоязыческом мире. Может быть, это не очень приятно знать, но, по-моему, это правда».
Были в общественной дискуссии и те, кто интересовался не исторической подоплекой фильма, а его философским содержанием: так, режиссер и сценарист Михаил Местецкий горячо поблагодарил создателей фильма за рассказ о ранней киевской Руси и за светскую интерпретацию сложной религиозной парадигмы отказа от язычества и обретения христианства.
«Если серьезно, у нас вообще нет светского языка, говорящего об этих вещах, — написал Местецкий на своей странице в Facebook,
— Это то ли какие-то «иже херувимы», вызывающие чувство унылой неловкости, либо же сухой язык «Истории Государства Российского», где принятие христианства Русью объяснено парой политических задач князя».
К вопросу продвижения картины создатели подошли серьезно — они не только показали картину Владимиру Путину, но и подарили ему копию оружия, которым пользуются герои фильма.
Рекламы вообще было много: о том, что в прокат выходит фильм «Викинг», в котором будет много драк, секса и Данилы Козловского, знали даже те, у кого нет телевизора. Много шутили на эту тему фанаты британского сериала «Шерлок»: премьеру нового сезона приключений британского гения-сыщика Первый канал прерывал лишь рекламой Козловского на коне.
В общественном поле с успехом разошлась ассоциация «Викинга» с «Игрой престолов»: американский сериал напоминают и «выдуманная» история, и наличие незаконнорожденного правителя, и географический масштаб съемок, и обилие убийств и сексуальных сцен. Зрители предполагают, что Данилу Козловского выбрали на главную роль только потому, что влюбиться в него так же легко, как в неубиваемого Джона Сноу. Однако отзывы кинолюбителей вовсе не похожи на дифирамбы в адрес российского актера:
Козловский, по их мнению, не до конца раскрыл характер своего героя и показался, скорее, растерянным и униженным, чем сильным и харизматичным.
Другие зрители утверждают, что «Викинг» больше напомнил им «Властелина колец»: у создателей картины получился тяжеловесный эпос на фоне живописных пейзажей с разладом княжеств и центральным эпизодом захвата города, похожей на сцену из фильма «Две крепости». Отзывы в данном случае менее ядовиты и более положительны: критики отметили мастерски созданные декорации и работу каскадеров, натуральность съемки и достижения монтажа.
Мощное визуальное впечатление для многих окупило вольность в описании исторических фактов, и даже детали обмундирования актеров-викингов, яркие, хоть и не соответствующие описываемой эпохе, больше порадовали, чем огорчили зрителей.
Некоторые критики подошли к осмыслению «Викинга» с большим чувством юмора и предположили, как бы выглядел фильм, если бы его снимали другие режиссеры. Так, например, «Викинг» Вуди Аллена показал бы меланхоличного Владимира, весь фильм анализирующего свои детские обиды и комплексы, в то время как его дружинники обмениваются аутентичными сказками и историями. В «Викинге» Дмитрия Дьяченко главные роли сыграли бы актеры «Квартета И», а Никита Михалков вручил бы своему князю игрушечную ладью, на которую он бы поглядывал с вопросом: «Как это случилось?» и периодически что-нибудь пел.
Все это многообразие мнений и событий, разумеется, нуждается в некотором осмыслении. И прежде всего, здесь можно сказать, что факт вещь упрямая: «Викинг» уже безусловно стал одним из главных кинособытий 2017 года и пошатнуть его в этом статусе будет непросто. Другое дело, что однозначно определить знак этого события на первый взгляд невозможно. Вал негативных отзывов и критики со стороны любителей русской истории уравновешивается здесь мнениями других экспертов и теми зрителями, которые не сочли зазорным рассказать о пролитых над эпосом слезах и о том, как «Викинг» «заставил задуматься».
Однозначный ответ на вопрос плох он или хорош таким образом, в общем, оказался не так важен.
Более или менее все зрители сходятся на том, что картина сделана мастеровито и дорого, на уровне, до которого российское кино поднимается крайне редко — на этом и остановимся.
Куда интересней здесь то, что абсолютно казалось бы неактуальный сюжет, никак не соотносящийся с сегодняшним днем (если не брать в расчет сюжет с установкой памятника князю Владимиру на Боровицких воротах), так основательно задел россиян, которые не поленились посвятить новогодние праздники русскому средневековью.
Объяснение этого феномена — дело времени несколько более продолжительного, чем три недели проката. Возможно дело тут в том, о чем в один голос говорили Эрнст, Максимов и сыгравший Свенельда Максим Суханов: Крещение — важнейший, поворотный момент русской истории, который по сей день толком не отрефлексирован в массовом сознании и культуре.
«Викинг» в этом смысле не то, чтобы сказал что-то новое, а напротив — в максимально яркой и безоценочной форме обозначил проблему, подал повод для дискуссии. Остается только верить, что после ухода картины из расписания кинотеатров, этот разговор будет продолжен.
Комментарии95
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео